Жену убийцы Оксаны Макар с дочерью предлагают линчевать (ФОТО)

 В интернете продолжают обсуждать скандальное убийство и изнасилование Оксаны Макар, произошедшее в Николаеве. Гражданская жена Евгения Краснощека (одного из подозреваемых, - ред.) -

- Инга Славинская согласилась рассказать о муже, их совместной жизни и о друзьях мужа.

- Инга, расскажите о себе? Каков ваш материальный достаток?

- Мне 21 год, я из Николаева, с очень простой и бедной семьи. Росла с мамой и бабушкой. Моя мама много болела, денег постоянно не хватало. Работать начала с 10 лет. Ездила на поля собирать лук и помидоры, тем зарабатывала. Позднее стала продавать скретч-карты для мобильного, пошла на рынок. Образования мне дать не смогли. Имею дочь - Викусю, которой сейчас год и восемь месяцев

- Как вы познакомились с Евгением?

- Это было еще в 11 классе. Я на зимних каникулах пришла в фирму, где нам давали скретч-карты на продажу. Хотела подработать на каникулах. Он там тоже работал. Правда, недолго - несколько месяцев. Так познакомились, начали общаться. Полгода только дружили. Часто созванивались. Он водил меня в кафе и кино. Через полгода поняли, что это больше, чем дружба.

- Говорят, что мать выгнала Евгения из дома в 17 лет?

- Да, это правда. Насколько я знаю - у него был конфликт с отчимом. Мама Жени потянула руку за мужем, а не за сыном. Женя пошел к бабушке жить.

- Чем он занимался?

- Перебивался в основном на строительных шабашках. Умеет все: и стены класть, и плитку, и камень. С того и жил.

- Почему вы не поженились?

- Как забеременела, Женя был очень рад. Сказал сразу "Будем рожать. Это наш ребенок". Я забеременела в октябре. Но однажды с августа чувствовала, что это произойдет. Когда видела маленьких детей или детские вещи - у меня аж руки тряслись. Я жила тогда у мамы с бабушкой, Женя у своей бабушки. Он снял одну комнату в двухкомнатной квартире у друга, и мы переехали. Позже на окраине нашли частный дом. Выехали туда. Решили, что с ребенком так будет проще. Не обручились, потому что я понимала, что у Жени шабашки. А я буду жить в декрете с ребенком и не смогу работать. Решили, что я буду матерью-одиночкой.

- О Евгении рассказывают, что он скинхед...

- Нет, это не правда. Ну это же смешно. Он просто был в группе в социальной сети, потому что любил слушать там музыку. Ну какой из него скинхед? Ни в каких акциях или демонстрациях он участия никогда не принимал.

- Помните Евгения в тот период, когда он стал отцом? Каким он был?

- Так, очень хорошо помню. Когда забирал меня из роддома - взял Вику на руки. У него затряслись руки. Он задрожал. Очень боялся уронить ее. Он трясся над дочерью, будто над вазой. Если я была уставшая, сам вставал к ней ночью: кормил и колыхал.

- Вы знали Присяжнюка и Погосяна?

- С Присяжнюком я познакомилась еще в августе. Он произвел впечатление тогда робкого человека. Бывало, что мы заходили к нему, в ту самую квартиру. Женя работал охранником на рынке. Его напарник рассказал, что с Погосяном они познакомились накануне инцидента.

- Где вы были тогда, как трое мужчин были с Оксаной Макар?

- 8 марта мы с мужем зашли в Присяжнюку. Где-то до 17-ти часов я была там. Потом поехала к маме. Были выходные, я решила, что погощу у родственников с внучкой. 9 марта Женя вышел на работу, на рынок "Колос". Он там работал охранником в косметическом магазине. 9-го он мне не звонил. Позвонил 10 марта. Сказал странную фразу: "Если вдруг что - ты не переживай, у вас с ребенком все будет хорошо". Я не поняла к чему это. Но меня это очень насторожило. 10-го вечером он позвонил уже из участка. Поинтересовался, как я, как ребенок, сказал, что в милиции.

- Помните свою реакцию, когда вы узнали о том, что случилось?

- Я была шокирована. И хотела кричать на весь мир: "За что это мне? Чем я провинилась?"

- Вы видели мужа после того?

- Меня вызвали в участок на допрос. В коридоре я встретила Присяжнюка. Он начал мне говорить, что Женя решил убить меня. А я уехала. Поломала ему все планы, поэтому он убил первую попавшуюся под руку. Я тогда не знала, что Евгений находится в соседнем кабинете. Максим начал меня убеждать, чтобы я здесь не стояла. Видимо, не хотел, чтобы я встретилась с ним. Тогда я его увидела. На Присяжнюке и Погосяне ни царапины не было. А мой - как собака избит был. Следователь мне говорил, что его никто не трогал. Но я не верю. Я видела его. Следователь меня убеждал, что позже позволит мне увидеть его, поговорить. Но не пустили. Сейчас говорят, чтобы я нашла себе адвоката, тогда буду говорить с милиционерами. Но за что я его найму? У меня денег нет заплатить долги за квартиру, чтобы пособие на ребенка оформить.

- Вы говорили с кем-то из правозащитников?

- Да, говорила с адвокатом. Сейчас не помню фамилии, и так живу как во сне. Он входит в десятку лучших адвокатов Украины. Они с юристами обсуждали эту ситуацию. Мне сказали, что все мотивы имел Присяжнюк. Прежде всего потому, что квартира, где это произошло, была его. Позже я общалась с парнем, который знал Оксану. Он сказал, что Максим до этого знал ее. Она ему отказывала.

- Как отнеслись Ваши близкие к этому?

- По разному. Крестная мама моя сказала, что если я буду совать нос в это дело, то крестной у меня не будет. Так крестной у меня уже нет. Некоторые друзья отвернулись, но большинство поддержало. Сотрудники по работе поддержали меня. Я теперь поняла - кто был настоящим другом, а кто нет.

- Вы сейчас боитесь?

- Да. Я читала в интернете ужасные комментарии. Там предлагают линчевать нас с Викусей. Предлагали посадить нас на кол на площади, чтобы Жене было так же больно, как маме Оксане. И это писали люди на трезвую голову. Я не представляю, что будет, если я встречу кого-то из таких на улице, особенно под хмельком. Там такие страшные вещи писали: желают смерти моему ребенку. Люди, за что? Ну ладно, пусть мне. За что вы хотите такого ни в чем не повинному ребенку, который еще греха в жизни не сделала. Гулять стараюсь ходить только в сопровождении кого-то.

- Вы будете поддерживать мужа?

- Милиционеры признаются сами, что дело сварганили на скорую руку, под резонанс. Там еще очень много нестыковок. Я поддержу Женю хотя бы до суда. Понимаю, что ему светит немалый срок, и понимаю, что я ничего не изменю. Также понимаю, что я должна строить фундамент для дальнейшей жизни - моей и Викуси. Сейчас успокаиваю себя только этим.

- Как вы с дочкой живете сейчас?

- С десятого числа ничего не ем. Не идет оно мне. Только на кофе сижу. Живу у мамы с бабушкой. Мама работает уборщицей, у бабушки пенсия. Пособие на ребенка оформить не могу, потому что есть долги за квартиру. Надо выплатить хотя бы треть. Тогда смогу оформить.

- Как дочь? На чьей она фамилии?

- Она Славинская. Теперь я даже рада, что у нее моя фамилия. До того, как Женя попал в милицию, Вика слово "папа" не говорила. А как его нет, бегает по квартире, кричит. Теперь Викуся - смысл моей жизни. Я живу только ради нее. Если бы ее не было, я бы наверное после всего пережитого убила бы себя. Радуюсь только тем, что имею ребенка. Теперь должна думать только о ней.

Из-за давления и страха за свою жизнь и жизни ребенка Инга хотела бы уехать из страны. Но без денег не может этого сделать.

Газета.ua

    powered by CACKLE