«Отражения»: хотелось бы верить, что хамское поведение Кваснюку, наконец-то, с рук не сойдет (ВИДЕО)

 Недавно мне пришло в голову заняться простенькими арифметическими подсчетами. Я припарковался в начале Большой Арнаутской, рядом со вторым номером дома. Тут же ко мне подбежал парковщик. Состоялся краткий диалог.

«Сколько?» - «Вы долго будете стоять?» - «Какая разница?» - «Оплата почасовая» - «По какому же тарифу?» - «Пять гривен в час». Потом, в ходе вполне дружелюбного разговора с участием заметившего непорядок и потому тут же присоединившегося к нам «старшого», я узнал, что парковка принадлежит некоему СПД Иванову (то есть, частному лицу-предпринимателю), который заключил договор с КП «Парксервис». «А если бы у меня был парковочный талон?» - поинтересовался я. Последовал ответ: «Тогда вы бы стояли здесь сколько угодно бесплатно».

Теперь давайте думать. И стоимость пользования этой парковкой без всякого талона, и стоимость годичного парковочного талона, как я понимаю, утверждены одной и той же инстанцией – горсоветом. Действует сегодня и то, и другое. И это, несмотря на то, что по-прежнему – вразрез с распоряжением кабмина - стоянки не оборудованы паркоматами, нет и мобильных кассовых терминалов; отсутствуют информационные стенды; кроме нанесения синих полос на асфальте, причем с двух сторон улицы, что сужает четырехполосную магистраль до, максимум, полутора полос, ничего не сделано. Словом, ничто не указывает на принадлежность этого «невода», с помощью которого отлавливает автомобилистов и взимает с них хорошие деньги СПД Иванов, к числу узаконенных, соответствующим образом оборудованных парковок.

Что же выходит? Если у меня нет годичного талона, который обеспечивает мне временную стоянку в любом месте города за какую-то гривну в день, я за те же семь часов рабочего времени должен заплатить тому либо иному СПД 5 гривней, умноженных на семь, то есть 35 украинских целковых. Но это ведь ни в какие ворота не лезет. Чем отличается водитель с талоном от водителя без оного? Отчего он должен платить в течение дня, если не перемещается, а стоит на месте, в 35 раз больше умника, который о талоне позаботился. И, наконец, зачем нам СПД Иванов, который потратился на ведро-другое синей краски и только, но исправно взимает с нас денежки, перечисляя городу лишь некий процент. Не напоминает ли вам это «Росукрэнерго», только на самом низком уровне построения коррупционных схем. Разве не мог нанять тех же ребят в зеленых жилетах сам «Парксервис», платить им зарплату за непосильный труд на свежем воздухе в любое время года, а все, что останется, не делясь с прохиндеем-посредником, перечислять в городской бюджет? Причем, заметьте, сказанное касается только городских территорий. А если вам вздумается съехать - там, где разрешено, - к морю, перед вами суровые ребята, охраняющие нашу черноморскую экологию, не поднимут шлагбаума, пока вы не выложите семи гривен. На тринадцатой же станции, помнится, эта сумма подрастает до десяти. Экологический сбор? Ладно. Понимаю. Но почему часть этих денег опять-таки  наполняет карманы какого-то шустрого СПД? Чиновничье недомыслие, чтобы не сказать – идиотизм? Или коррупция, в самом неприкрытом виде.

Ох, многое, слишком многое вызывает у одесситов недоумение. Не вспомните ли, когда врио городского головы пообещал нам, что уже в этом году мы будем пить более чистую воду, чем космонавты на орбите? По-моему месячишко назад, не более того. Я уже тогда задал ряд вопросов, чтобы уяснить себе, как, каким образом, в надежде на какие-такие инвестиции он надеется быстренько переложить сотни километров дырявого водопровода; что за новые методы очистки днестровской воды собирается внедрить, чтобы одесситы без страха  заболеть с течением времени какой-нибудь гадостью, названия которой и произносить не хочется, начали пить водичку из кухонных кранов? Ответа, разумеется, не последовало. А Владимир Гончаренко, председатель общественной организации «За право граждан на экологическую безопасность», вместе с директором Института приородоведческих и гуманитарных наук Национального университета биоресурсов и природопользования Виктором Максиным, конечно же, хуже информированные и продвинутые граждане, чем Костусев, предупреждают нас о том, что 95 % питьевой воды в Украине нельзя пить, крайне опасно готовить на ней пищу; утверждают, что, так сказать, «мониторить» воду нужно по целому ряду показателей постоянно, и что-то в каждом экстренном случае обязательно предпринимать, иначе глобальной беды нам не избежать. Вот оно как! Хотите знать, чем продиктованы популистские выкрики нашего очильника?  Вслушайтесь тогда внимательно в его речи. Завершая пассаж о чистой воде, он удовлетворенно промурлыкал, что к концу 2012 года бюветы будут не нужны. Опять, видите ли, бюветы стали ему костью в горле. Вот уничтожит он их, и городской бюджет просто захлебнется деньгами от этой экономии. Для нас единственная надежда, что, если в Киеве осталась хоть капля здравого смысла, задолго до завершения текущего года от него здесь и духу не останется.

Ведь как раньше бывало: солдат согрешил - летит голова командира. А что тут творится!? Чуть ли не ежемесячно, а иной раз и чаще, то СБУ, то милиция начинают шерстить очередной департамент горисполкома. Не стану утверждать, что все подозрения правоохранителей обязательно оправдываются или, что они всегда  сами чисты, как ангелы. Мы теперь достаточно хорошо знаем и о политических «заказах» на чиновников, и о выборочном судопроизводстве. Но слишком уж часто в последнее время молодую команду (первую или уже вторую?) Костусева берут на горячем. Вот и нынче СБУ заинтересовалось управлением торговли, а начальник его, Мурадян, которого Костусев недавно хвалил, а потом предусмотрительно уволил за недостаточный энтузиазм, проявленный при сносе незаконных торговых точек (неужто что-то знал или предчувствовал?) бежал за границу. Восстановите в памяти все, что этому предшествовало, сколько персонажей городской исполнительной власти были пойманы с поличным при получении взяток или в том же заподозрены; сколько из них воспользовались служебным положением и уцелели, честно говоря, условно, и вы снова скажете себе – врио городского головы  пора в отставку.

А так продолжатся, скорее всего, бесконечные кадровые перестановки, которые – согласно басне Крылова – все равно не приведут к слаженной игре оркестра. Снова и снова Костусев станет честить предшественников, особенно энергично в тех случаях, когда, в связи с хронической нехваткой средств (покажите мне город, где всего на все хватает), будет вынужден идти по их стопам. Через несколько дней состоится сильно урезанная, как всегда, чахлая, в сравнении с недавним прошлым, «Юморина»;  наступит кратковременное затишье, а затем все начнется сызова. Уже пошли разговоры о том, что городская управа и совет собираются выпустить облигации городского займа и полученную от их продажи прибыль пустить на погашение долгов по старым кредитам.

Господи, сколько же помоев вылили эти люди на голову Эдуарда Гурвица, который утверждал, что городские заемы, следующие регулярно, один за другим, дают возможность делать все то, на что в бюджете никогда не хватает средств. Таким образом, горожане и юридические лица, в том числе и нерезиденты Украины, делают фактически инвестиции в развитие городского хозяйства; открывают перед нами возможности осуществления серьезнейших инфраструктурных проектов. То есть, все население города и те предприниматели, которые находят в нем реальные потенции быстрого, энергичного развития, становятся своеобразными его инвесторами и получают, в конце концов, помимо улучшения условий проживания, укоренения  своих бизнес-проектов, еще и обещанную материальную прибыль в виде процентов на суммы своих вкладов.

Что же получается? Эдуард Гурвиц, умный, дальновидный менеджер, кстати, работавший в финансовой сфере с той же Светланой Бедрегой, которая опять, как было при нем, совмещает уже несколько дней должности начальника финуправления с постом зама городского головы, - Гурвиц, по следам которого они идут, действовал преступно, а Костусев – безгрешен, как юная конфирмантка? Полная чушь! Думаю, на идее заема настояла именно Бедрега, ибо она, единственная во всей этой компании плохо образованных и не умеющих стратегически мыслить людей, разбирается в своем деле. Правда, с кем поведешься, от того и наберешься. Даже она теперь лукавит. Вернее, кое-чего не договаривает. Когда Бедрега сообщает, что КП «Теплоснабжение Одессы» закончило год с прибылью, хочется спросить: а пополнят ли эти деньги городской бюджет, ведь безумные долги тепловиков никто пока не погасил. И есть ли на складах этого КП достаточно материалов, необходимых для обязательного ремонта тепловых сетей, который, как обычно, должен начаться сразу после завершения отопительного сезона? Насколько мне известно – как у нас говорят, от источника в этой организации – тут все из рук вон плохо. Но что прикажете делать Бедреге? Она должна успокаивать общественное мнение. Этим, собственно, пытается публично заниматься весь состав исполкома.

Но продолжим. Одна из главных претензий к врио городского головы состоит в том, что он вщент разрушил социальную составляющую деятельности местного самоуправления, заменив последнее самоуправством. Я уже десятки раз перечислял замороженные социальные программы; говорил о благотворительном фонде «Ветеран», на котороый по-разбойничьи наехала городская управа и не дает нормально работать до сих пор. Но особенно выразительным сейчас мне кажется происходящее со злосчастным домом, часть которого была подарена год назад ветеранам войны, уходящим, увы, от нас один за другим. Несмотря на то, что губернатор, подменив Костусева, сделал все возможное, дабы люди, которых тот бессовестно обманул, хотя бы к восьмому марта вселились в свои жилища, проблем тут остается выше крыши. Да и вообще, к инвалидам войны, беспомощным старикам в Одессе сегодня, несмотря на псевдопатриотическую болтовню, чудовищное отношение. Легенды ходят о том, как лицемерный врио городского головы вручал им ключи от квартир, которые недостроены; о толком не функционирующих, колченогих лифтах, которым опасно доверять свою жизнь; о водопроводе, обманом подключенным застройщиком к пожарному гидранту; о кухнях без окон; о жилье, где не предусмотрено коридоров; о путанице в ордерах, о том, что новое, вроде бы, здание в Испанском переулке начинает понемногу рассыпаться – в щели между секциями можно засунуть кулак.

Скажите, как на этом безотрадном фоне выглядит информация о том, что Костусев принял решение доплачивать по 500 гривен в месяц к пенсиям  работников культуры и искусств? В этом списке, в частности, - народная артистка Украины, многократно премированный на международных кинофестивалях режиссер Кира Муратова; секретарь одесского отделения Союза кинематографистов Украины, народный артист Ярослав Лупий; народный артист, режиссер Вилен Новак; актрисы театра музкомедии Евгения Дембская, Идалия Иванова, великий пианист Сергей Терентьев, балетмейстер-репетитор национального оперного театра изящная и мудрая Наталья Барышева, артист Филармонии Михаил Бакальчук, актёр ТЮЗа Андрей Гончар, художник Альбин Гавдзинский, завкафедрой сольного пения консерватории, ветеран оперного исполнительского искусства Галина Поливанова. Кроме того, каждому творческому союзу города Костусев грозится выделить по тысяче гривен. Не буду продолжать. Мне кажется, все это какая-то издевка над людьми. Я прекрасно отношусь к Муратовой, Лупию, Новаку, да что там – ко всем достойным именам, здесь перечисленным. Но как быть с другими художниками? Они что – второй сорт? Могут ли удовлетовриться этой подачкой, скажем, кинематографисты, когда город пальцем о палец не ударил для того, чтобы вмешаться в бесконечную тяжбу между творческим союзом и совладельцами киностудии, которые спят и видят, как бы выдворить профсоюз киношников с территории, захваченной обманным, жульническим путем; абсолютно ничего не сделал для возрождения в Одессе, откуда исторически начиналось отечественное кино, регулярного кинопроизводства? Я бы на месте, по крайней мере, действующих, находящихся в полном здравии мастеров искусств от милости Костусева отказался. Ведь все это выглядит  откровенным популизмом.

Если уж хочется содействовать малым сим, то занялся бы, к примеру, делом Татьяна Михайлюк, которая начала в первых числах марта бессрочную голодовку у аппеляционного суда, отменившего 29 февраля сего года решение Приморского райсуда, семь лет назад закрепившего за нею, работавшей в 1994 году дворником, отдавшей местному коммунальному хозяйству одиннадцать лет жизни, скромную служебную квартирку. Видимо Костусев, как и в ряде иных случаев, о которых мы говорили неоднократно, панически боится несгибаемых  прокурорских чиновников. Иначе задал бы вопрос прокуратуре Приморского района, зачем ей понадобился этот сырой полуподвал, и кто таков аноним, навалявший в это учреждение донос, из-за которого Татьяну Михайлюк хотят лишить права на жизнь. Ее уже из-под здания суда однажды увезла скорая помощь.

Хотя, нет, никого он не боится. Даже прокурора города. Недаром все еще надеется обойти его по кривой, и фирме, без какого бы то ни было разрешения выстроившей в переулке Азарова паркинг, отдать эту землю задним числом, по цене во много раз меньше коммерческой. А это значит, простые люди его интересуют мало, и он стоит на позициях принципиального невмешательства в их единоборство с прогнившей системой. Но вот когда проблема касается какого-нибудь нахального «олигарха местного разлива, тут он проявляет отчаянную смелость. Ну, что вы хотите! Предвидит, вероятно, свой скорый конец. Знает, к кому придется протянуть ручонку за подаянием в долларах или евро.

Точно так же, избирательно нагло, ведет себя тип с психологией громилы с телеканала АТВ. Я имею в виду попритихшего, было, Кваснюка, который сейчас получил, видимо, разрешение от хозяев снова пойти ва-банк, спровоцировать в городе всплеск украинофобской истерии. Иначе ведь нельзя расценить его мерзкую брань в адрес поющего ректора Поплавского, который осмелился произнести, с точки зрения нашего, домашнего черносотенца, возмутительные слова. Поплавский, оказывается, позволяет себе гордиться тем, что он украинец! А заодно пошли под раздачу распоясавшегося, озверевшего от безнаказанности полуграмотного модератора канала и ненавидимые им «оранжевые» политики – Доний с Наливайченко. У меня нет никаких особых симпатий к Поплавскому как к певцу, я незнаком с Донием и Наливайченко, но хотелось бы верить, что возмутительное, хамское поведение Кваснюку, наконец-то, с рук не сойдет.

Но где же, скажите, Костусев? Пусть он пренебрегает ритаулом возложения венков к памятнику Шевченко в дни рождения великого поэта, которого украинцы считают символом нации. Но он ведь украинфобской галиматьи, все-таки, старается не произносить, понимая, что это, какая бы политическая погода ни стояла на дворе, не к лицу чиновнику вообще, а городскому керманычу и подавно. Отчего же он не осадил на полном скаку своего подчиненного? Кваснюк, между прочим, редактор газеты горсовета и, стало быть, его позиция является, в известном смысле, позицией городских властей. Почему Костусев не велел тому прямо в ходе прямого эфира, по телефону, если все правда, и в павильон, откуда вещает этот мутант, можно действительно дозвониться, - почему он не велел ему немедленно заткнуться?  Означает ли  это, что Костусев разделяет брутальные оценки Кваснюка? Интересный вопрос, не правда ли?

Впрочем, кому мы его задаем? Функционеру, который борется с неугодными ему журналистами? Чиновнику, от присутствия которого постоянно лихорадит город? К нему и раньше было трудно добраться, а теперь тем более. Недавно милицейскую охрану на входе в исполком заменили на секьюрити из какой-то частной фирмы. Нонсенс! Но им так спокойнее. Милиция, все-таки, несла кое-какую ответствнность перед горожанами, пытающимися проникнуть в мэрию. Эти же – никакой. В который уже раз приходится повторять: так нам, дуракам, и надо!

Валерий Барановский
Авторская программа "Отражения"
Одесса

    powered by CACKLE