«С Одессой ничего не случилось бы и сегодня, если бы Гурвиц оставался мэром города» (ВИДЕО)

 Даже не знаю, с чего начать. С одной стороны, все вокруг нас происходящее (вокруг, потому что на самом деле мы ни в чем реально не участвуем), – и принятие на сессии горсовета, так называемого, народного бюджета,

и давно аносировавшееся слияние «Сильной Украины» с «Партией регионов», и полемика на грани фола между Азаровым и  журналистами; зверства николаевских садистов, безуспешные попытки добиться восстановления статус кво благотворительного фонда «Ветеран», нелепое поведение развалившего город Костусева, и многое, многое другое - достаточно серьезно; с другой, - в это трудно поверить, ибо выглядит перечисленное невозможной, невероятной фантастикой; чем-то таким, чего не может быть, потому что не может быть никогда.

Возьмите, к примеру, «народный бюджет», из-за которого было переломано столько копий. На первый взгляд, тут нет ничего из ряда вон выходящего. И госбюджет, как нам неоднократно обещали, должен формироваться, так сказать, снизу, так как внизу, на региональном, областном, районном уровнях виднее, что нужно людям в первую очередь. Тем более приемлемой кажется такая схема в пору кризиса, когда денег на все про все хронически не хватает. Это так, но только в том случае, если приоритеты в сфере хозйствования или социальной практики действительно определяются «низами»; являются  средневзвешенным итогом народных слушаний с участием специалистов, профсоюзов, гражданских объединений; вообще, социально ативных слоев общества.

Если же вас заставляют голосовать за бюджет, неведомо кем скроенный, утверждая, что в нем реализованы ваши чаяния и надежды, возникает, по крайней мере, два вопроса. Первый – почему же меня, лично меня, никто ни о чем не спрашивал? Ведь действительно ни моя семья, ни один из многочисленных моих знакомых никакого отношения к появлению этого бюджета не имели. Следовательно, кто-то, мне неизвестный, присвоил себе право говорить от моего имени, а меня поставил полным олухом перед свершившимся фактом. Вспомните хотя бы выступление на сессии лидера фракции «Фронт змин» Александра Остапенко. Что он сказал, характеризуя бюджет в целом? «Вряд ли люди проголосовали за то, чтобы увеличить автопарк милиции в рамках усиления собственной безопасности. Получается, что мы по-новому распределяем деньги за счет того, что забираем средства у льготных категорий – у афганцев, у чернобыльцев, пенсионеров». Причем Остапенко в своем недоумении был далеко не одинок. Зал интересовали и аэропорт, и парковки, и ремонт дорог, и восстановление ветхого и аварийного жилья. Чего ни коснись, обнаруживались колоссальные нестыковки, связанные с интересами каких-то анонимных групп влияния. Отсюда и второй вопрос: не скажут ли нам, когда вышеупомянутый «народный бюджет», о котором мы – ни сном, ни духом, окажется невыполненным; не скажут ли, что  виноваты в том мы сами, поскольку неверно ориентировали власть, определяя адреса первоочередного инвестирования бюджетных средств? Совершенно уверен в том, что так и будет.

Правда, мне могут возразить: вы сами неоднократно твердили о сути представительской демократии, которая предполагает, что от вашего имени будут действовать избранные всеми нами городские парламентарии. Так что же теперь, снявши голову, над волосами рыдать? Согласен. Это так, если выборы, на которых выдвинулись на передовую определенные лица, были честными; если у нас есть все основания доверять депутатам городского совета. Однако местные выборы в Одессе ни честными, ни прозрачными не были. Костусева посадили к нам на прокорм против воли горожан. То же самое произошло и с депутатским корпусом. «Региональное большинство»  в совете стало результатом тщательно спланированной и четко, про-боевому, проведенной акции.

Ладно бы эти люди, именуемые командой Костусева, которого я с полным основанием считаю временно исполняющим обязанности городского головы, и правда оказались слаженной командой, искренне озабоченной будущим города. Так нет же. Вы видели, какие уродливые метаморфозы претерпела эта «команда» за какой-то год с небольшим; как много было обнаружено в ней взяточников; сколько раз перекраивался ее кадровый состав; сколько нормальных людей, которые не могли смириться с бредовыми методами руководства Одессой, внедрявшимися Костусевым, просто бежали из исполкома прочь. Так можно ли серьезно относиться к его заявлению о том, что в его окружении нет никакого разброда и шатаний; что, наконец, он сформировал новую «молодую команду», которая и приведет нас к благоденствию. Видимо, он имеет в виду и выполнение бог знает кем придуманного «народного бюджета»? Тогда у меня и слов нет, как нет их и в связи с провозглашенными центральной властью социальными инициативами.

Я не буду долго распространяться об этом. И вообще, не задевал бы темы инициатив сверху, если бы эти тезисы, как будто, извлеченные из пыльного пакета древних предвыборных заготовок, не были с энтузиазмом и лицемерным вдохновением поддержаны новым заместителем председателя партии регионов Сергеем Тигипко. Последний, наконец, закончил торговлю с начальством и поднялся в личной, головокружительной и парадоксальной, карьере на высшую ступеньку. Правда, при этом он поставил своих избирателей, которые наивно полагали, что они во главе с ним, аккуратным, как шоколадная плитка, качком-банкиром, и есть та самая третья сила, которая способна перевернуть ситуацию в стране с головы на ноги, поставил этих доверчивых людей, согласившись на поглощение «Сильной Украины» партией власти, в идиотское положение. И нас вместе с ними. Ведь именно он, человек, которому, находясь в здравом уме и твердой памяти, нельзя доверить даже свою кошку, уже занялся предстоящими выборами. А от их итогов, как никогда раньше, зависит наше общее будущее.

Выглядит все это насмешкой над здравым смыслом. Теперь вот Тигипко грозится быстренько отдать всем, кому положено, несчастную тысячу из сделанных в советские времена сбережений. Всего лишь тысячу гривней, вместо тысячи рублей, у которых покупательная способность была совершенно иной, без всякой индексации, без оглядки на инфляционные процессы. При этом еще неизвестно, все ли обещанное получат. Чем  это однажды уже обернулось, мы хорошо знаем. А на заявление Азарова, что «юлина тысяча» была несвоевременной, а эта поспела к обеду, как, собственно, и вообще на всю его болтовню, вряд ли стоит обращать внимание.

Вы полагаете, что Тигипко чего-то не понимает? Бросьте - понимает и знает куда больше, нежели все мы, вместе взятые. Недаром он ничего не отвечает на выводы, сделанные в ходе скрупулезного документального анализа Яценюком, откуда следует, что, обещая пожилым людям жалкую сотню прибавки к пенсии, власть, внося поправки в ранее принятые законы, лишает их гораздо большего; что точно так же она поступает с чернобыльцами и афганцами; что у нее на всякий случай всегда есть в запасе конституционный суд, который вынесет, коли понадобится, нужный ей вердикт. Все это давно стало очевидным. Недаром Тигипко, выступавший на последнем ток-шоу у Шустера, где знающие люди донимали его неудобными вопросами, выглядел гораздо бледнее, чем на съезде ПР, где, завершив свою многоходовку, получил членский билет  партии, из которой однажды сбежал, но с которой теперь слился и вторую позицию в которой вдохновенно занял. В студии он был растерянным и жалким, ибо оппоненты с легкостью доказали зрителям, что его экономические прогнозы, основанные на предвыборных социальных инициативах власти, просто маска, скрывающая безобразную, голодную физиономию подступающей к горлу народа нищеты.

А мы тут всё слушаем вопли неадекватного Костусева по поводу предшественников, которые завели его в тупик, откуда ему никак не выбраться. Не напоминает ли это ламентации Азарова; его жалобы на «попередников», из-за которых он вынужден делать невероятные заемы за рубежом. Хотя, Азарову уже, вероятно, все равно. Амбизиозный Тигипко, пошедший ва-банк; понимающий, конечно, что чужой электорат ни при какой погоде не согласится считать его новым лицом в политике, а свой оскорблен предательством до глубины души, - этот Тигипко не остановится, пока не станет, первым лицом в ПР, а дальше – больше, если, разумеется, не остановят на всем скаку, ибо, даже при счастливом стечении обстоятельств, только с помощью админресурса сможет  удержаться в седле. Так что, дни главного промоутера Костусева сочтены. И нашему врио городского головы даже господин Клюев, задвинутый в СНБО, не поможет – ему о себе думать нужно, а не выгораживать глупого шалуна, обманувшего ожидания хозяев.

Может быть, поэтому Костусеву в последнее время все реже удается изобразить из себя сурового градоначальника. Тот факт, что он распорядился прекратить сооружение на пляже в Аркадии бетонной подушки, ровно ничего не значит. Он уже много раз отдавал - и здесь, и не только - разного рода  приказы, на которые никто не обращал никакого внимания. Даже там, где все было, как на ладони, на куске прибрежной полосы, где располагался ночной клуб «Ё-MOSKOW», он не сумел добиться от подчиненных сноса свай, оставшихся на месте заведения. Сейчас этим занялся губернатор, который все чаще подменяет незадачливого чиновника, жалея, должно быть, о том, что еще недавно  на руках внес его в горисполком.

Но при все при том, Костусев, как оказалось, собирается, не отдавая себе отчета в том, что творится за окном, просидеть в мэрском кресле еще десять лет. На такой срок, видите ли, рассчитана его программа. Господи, какая программа?! Вы слышали что-нибудь о ней? Я – нет. Он даже лекции перестал читать в молодежи. Раз или два сходил в школу, посидел тоскливо за учительским столом и больше не экспериментировал. Возможно, почувствовал, что его уроки ребят не воодушевляют; что современные школьники знают больше него. И опять затянул старую песню. Цитирую. «Я круглосуточно бьюсь над финансовыми вопросами. Мне обидно, что приходится отдавать эти безумные долги, которые предыдущая администрация набрала в период процветания города». Нормально? Он здесь бьется, Азаров – там, а толку никакого. Не буду продолжать. Надоело всякий раз напоминать о лжи врио городского головы. По любому поводу. Вы, наверное, отвернетесь от телевизоров, если я опять заведу шарманку о том, как он «в кавычках» рефинансировал долг «Эрсте-банку» и так далее, в том же роде. Вот и не  стану этого делать.

Скажу только, что аморальность Костусева поражает и тех, кто работает с ним рядом, разъедает их души. С каким рвением еще недавно помогала Эдуарду Гурвицу, Китайская, тогда начальник управления, а теперь – департамента социальной защиты населения. Вы знаете (это было показано и доказано многократно), какие успехи мэрия и совет тогда делали, реализуя самый широкий спектр социальных программ. Вы знаете, как были растеряны и дезориентированы  пожилые и неимущие люди, столкнувшиеся с костусевской антисоциальной политикой. Один из примеров -- издевательства над благотворительным фондом «Ветеран», у которого по инициативе местных властей, нарушив все и всяческие законы, отобрали столовые, где обедали сотни малоимущих, обездоленных граждан Одессы. Что же говорит Китайская сегодня? Извольте.

«Одесская мэрия должна за программы социальной защиты населения 40 миллионов гривен, поэтому мэрия вынуждена сокращать социальные программы. Задолженность по сопрограммам возникла еще во времена Эдуарда Гурвица, когда на это выделялись сотни миллионов гривен, причем без финансового подкрепления этих сумм». Конец цитаты. При этом, заметьте, даже из «Социальной карты одессита» убрали все виды помощи, оставив лишь дотации детям-инвалидам и сиротам. Ладно. Допустим на мгновение, что Китайская не лжет. Но ведь при Гурвице упоминавшиеся ею соцпрограммы осуществлялись не разово, не на двенадцать месяцев  были рассчитаны. Это делалось из года в  год. Регулярно. Как часы! Потенциал соцальной помощи населению наращивался постоянно. Отчего же с городом не случалось никаких катастроф? Кризис? Бросьте. Это замечательная отмазка для рукосуев. С Одессой ничего не случилось бы и сегодня, если бы Гурвиц оставался на месте. Нет, тут что-то не так.

Что конкретно? Скажу. Но сначала – о том, что мы обсуждали на прошлой неделе. Речь шла о начальнике городской службы по делам детей Игоре Голоскове, который был обвинен сначала в педофилии (любимая страшилка депутата от ПР Колесниченко), а затем - в изнасиловании гражданки, которое состоялось в кабинете монстра, в присутствии  двухлетнего ребенка жертвы. Я говорил уже, что ни за что не поверю в возведенную на Голоскова напраслину. Повторю это и сегодня. Тем паче, что  несколько дней назад было обнародовано обращение  Евгении Герасимюк, которую, якобы, «изнасиловал» чиновник, в адрес Президента и всевозможных правовых инстанциЙ, где сказано, что в милиции у нее, начиная с 25 февраля, в буквальном смысле слова «выбивали» показания против Голоскова. Теперь решением аппеляционного суда он выпущен из СИЗО под подписку о невыезде. Уверен, все обвинения с этого человека будут сняты. Но произойдет сие без участия его непосредственного руководителя,  врио городского головы, который – сколько уже раз и по скольким поводам приходится это повторять – обязан был вмешаться в ход дела – ведь Голосоков был членом его команды, защитить  честь и достоинство оболганного немолодого человека.

Да, что-то не так в нашем царстве-государстве? Что именно? Ответ лежит на поверхности. Его понемногу, но верно уничтожает безнравственность. Страшная, не знающая границ, не ведающая стыда, не признающая традиционных человеческих ценностей. Она охватила  страну, город, ведет нас в пропасть. Гибель «Сильной Украины» безнравственна. «Юлина тысяча», возвратившаяся в наш обиход, тоже. Сто гривней к нищенской пенсии – аморальны. Налог на богатство при том, что покои наших нуворишей затмевают по роскоши  Букингемский дворец, смешон. Тигипко в роли спасителя нации анекдотичен и фальшив. Городской голова, которому не верят горожане, не имеет права носить этот титул, и потому тоже безнравственен.

А мы еще удивляемся тому, что появляются на свет нелюди, выродки, способные на то, что сотворили с девушкой в Николаеве трое недоносков. Такими их сделали мы. Все вместе. Потому что смирились с тем, что к нам относятся, как к форменным идиотам; забыли о вечных человеческих ценностях. Однако не все шансы уже утеряны. Свидетельство тому – пример николаевского гражданского протеста. Он дожен попасть в учебники  политической истории Украины. Именно политической, несмотря на то, что речь идет о бытовом преступлении. Почему? Подумайте  хорошенько об этом сами.

P.S. Эта передача уже вышла в эфир, когда появилась милицейская информация о том, что письмо «жертвы» Голоскова сфальсифицировано, а у следствия есть видео, на которой зафиксировано, как он осуществляет свое грязное дело. Криминальное видео, разумеется, никому не показывают. А Голоскова выпустили под залог, хотя насильников, если есть визуальное подтверждение их преступления, никто никогда из-под ареста не выпускал. И вообще, милиция жалуется на разнузданность СМИ. А СМИ считают возможным напомнить ей о ее недавних подвигах в ходе задержания чеченских террористов. Если не ошибаюсь, сейчас некоторые чины героической милиции, распространявшие заведомо ложную информацию о страшных бандитах и своем бесстрашии, в связи с полным непрофессионализмом находятся под следствием. О, если бы господин Костусев хоть сегодня попытался разобраться в деле со своим вчерашним подчиненным Голосковым! Тот ведь с детьми работал. Да где там! Врио городского головы по-прежнему с Гурвицем борется. Правда, с тем же успехом, что всегда.

Валерий Барановский
Авторская программа "Отражения"
Одесса

 

    powered by CACKLE