Мажоры-насильники пока вернулись за решётку, но надолго ли?

 Выходки мажоров становятся настолько изощрёнными и жуткими, а правоохранители — настолько глухими и слепыми, что у народа поневоле тянется рука к ружью. В 1999 году на экраны страны вышел фильм Станислава

Говорухина «Ворошиловский стрелок». В центре сюжета история обычной девушки, которую изнасиловали трое отморозков, один из которых был сынком милицейского начальника. Дедушка жертвы — ветеран Великой Отечественной, которого замечательно сыграл ныне покойный актёр Михаил Ульянов. По простоте душевной герой Ульянова Иван Афонин сначала понадеялся на справедливость. Обратился в милицию, надел ордена и пошёл к прокурору — напрасно. Мажоров уже отмазали. Тогда пожилой ветеран решил сам наказать насильников. Купил на чёрном рынке снайперскую винтовку и причинил каждому обидчику любимой внучки такие увечья, чтобы на всю жизнь запомнили. В финале сын милицейского начальника сошёл с ума от страха и чуть не пристрелил своего сановного папашу.

 Той киношной девушке повезло: она осталась жива и получила скорее психологическую травму, чего не скажешь о реальной, невыдуманной истории 18-летней Оксаны Макар из Николаева.

 Вся страна взбудоражена диким преступлением, случившимся 8 марта, в женский праздник. В тот день трое молодых уродов — парнями или людьми их язык просто не поворачивается называть — пригласили Оксану, с которой познакомились в клубе, «послушать музыку и выпить кофе» в квартиру к товарищу. Подпоив девушку, они по очереди её изнасиловали, но и этого молодым людям показалось мало. Чтобы скрыть следы преступления, они пытались задушить Оксану. Когда тело жертвы обмякло, его замотали в одеяло, вынесли на заброшенную стройку и подожгли. Если бы случайные прохожие не нашли бедную девушку, она бы уже не жила. Сейчас пострадавшая в тяжелейшем состоянии в реанимации, чтобы спасти ей жизнь медики ампутировали руку и обе стопы. Неизвестно, выживет ли она. Милиция сначала задержала насильников — ими оказались сынки даже не действующих, а бывших чиновников. Их фамилии уже прозвучали из уст милицейских руководителей. Это Максим Присяжнюк, мать которого была главой Еланецкой райадминистрации Николаевщины, Артём Погосян, по некоторым данным сын бывшего прокурора одного из районов области, и их приятель Евгений Краснощёк. Казалось бы, преступление налицо, остались формальности — провести допросы, опознания, передать дело в суд и вынести нелюдям приговор, соразмерный преступлению. Но нет, почему-то наши следователи — как известно, фигуры по закону процессуально независимые — начали юлить. То ли деток-мажоров давно отставленных чиновников побоялись, то ли какой свой шкурный интерес усмотрели. Может, кто-то мзду уже предложил? Так или иначе двое из трёх отморозков, участвовавших в преступлении, вдруг оказались на свободе.

 После николаевской трагедии хочется кричать: неужели правоохранительная система не начнёт защищать своих граждан, пока сами граждане не возьмутся за оружие?

 Общество уже было к этому готово — просто не привыкло к другим финалам в мажорных историях. У людей уже давно выработалась защитная реакция и алгоритм действий. И так как надежды на честное следствие и суд начали улетучиваться, жители Николаева сначала организовали митинги, затем в интернете распространили правдивую информацию о случившемся, даже постеры изготовили с фото насильников-убийц, чтобы не дать замолчать дело. И, о чудо, ржавая правоохранительная машина заскрипела шестерёнками и развернулась. Министр МВД Виталий Захарченко сознался на пресс-конференции 14 марта, что о беспредельном расследовании выходки мажоров в Николаеве узнал из интернета и только после этого послал туда начальника Главного следственного управления Василия Фаринника и группу следователей из Центрального аппарата МВД. Мажоры пока вернулись за решётку, но надолго ли? Мы уже видели яркий пример с реабилитацией сынка главы «Укравтодора» Сергея Демишкана, на совести которого замученный, а потом утопленный с батареей на спине ветеран Афганистана, бизнесмен Василий Кривозуб. На встрече с журналистами министр Захарченко много говорил о соблюдении прав человека и большой перестройке, затеянной по его инициативе в милицейском ведомстве.

 В его слова очень хотелось бы верить, но когда его подчинённые позволяют насильникам-убийцам гулять на свободе, в то время как СИЗО забиты людьми, арестованными за кражу картошки с голодухи или же вообще невиновными, как-то не по себе становится. Как говорится, свежо предание…

 После николаевской трагедии хочется кричать: неужели правоохранительная система не начнёт защищать своих граждан, пока сами граждане не возьмутся за оружие? Неужели общественные активисты и пресса должны подменять следствие? Неужели всем близким, пострадавшим от мажоров, нужно стать ворошилов-скими стрелками? В таком случае — до следующего суда Линча…

Андрей ТКАЧ
uainfo.censor.net.ua

    powered by CACKLE