«Сейчас происходит дикая ситуация, когда мы должны уговаривать мэрию Одессы соблюдать законы»

Член правления Одесской областной организации Украинского общества охраны памятников истории Геннадий Калугин считает, что сейчас происходит «дикая ситуация», когда нужно уговаривать мэрию соблюдать законы и не застраивать территорию бывшего Первого городского кладбища, передает корреспондент ИА «Контекст-Причерноморье».

Такое мнение Г. Калугин выразил в ходе круглого стола на тему: «О ситуации вокруг Одесского зоопарка и бывшего Первого городского кладбища в связи с вынесением на сессию горсовета 28.02.2012 вопроса о расширении территории зоопарка».

«Я 25 лет занимаюсь этой ситуацией, с того 1986 года, когда наш мэр Симоненко подарил парк Ильича зоопарку. Одесса знает, что это за территория, что там и до сих лежат, хоть и говорят, что там ничего нет, останки наших многих выдающихся людей, а даже если не выдающихся, какая разница. Первые поселенцы, первые жители Одессы, я считаю, такие же основатели города, и говорить только о великих недостаточно. Правы все кто говорит, что они же люди и как же можно так с ними поступать. Но 25 лет это еще не тот юбилей. Парк Ильича открылся в 37 году, в том самом кровавом году — это середина репрессии, это было 75 лет назад. К сожалению этот 37 год не закончился, мы, по-прежнему, живем в нем, на этих костях танцуем, без преувеличения, на них стоит комната смеха, стриптиз-бар, шашлычные, пивные и так далее, то, что для трезвомыслящего человека совершенно недопустимо, а для христианина тем более. И началось это не в 37 году, а за 20 лет до того, когда пришла новая власть. Власть, которая не только репрессировала людей ни за что, закапывала живьем, пришла новая власть, которая считала, что вся история начиналась с 17 года, а все, что было до него — это бред, грязь, и это можно зарыть и забыть. И они репрессировали не только людей, но и саму историю, образом репрессии истории является то, что происходит сегодня с Первым христианским кладбищем», — заявил Г. Калугин.

«Дело не только в нем, у нас в проекте Генерального плана заложено, что можно строить на нем, на кладбище. Также обстоит дело с другими кладбищами, есть целый блок законов, который однозначно запрещает ведение любых строительных работ на местах бывших кладбищ, закрытых кладбищ, в местах, где есть следы давних захоронений. Прежде чем снести все памятники на этом кладбище, его же ограбили. Мне рассказывали старые одесситы, что из склепов вытаскивали гробы, их открывали, грабили, снимали, что можно снять, а прах высыпали в кучу, ведь гроб цинковый и его тоже забирали. Прах даже не скинули обратно в склеп. Территория напрямую попадает под все законодательные акты, и это дикая ситуация, когда нужно доказывать мэрии, что нужно соблюдать законы, это дикая ситуация, и какая-то дикая мэрия», — добавил он.

    powered by CACKLE