«Пусть проголосуют за Эдуарда Гурвица все, чей выбор в октябре 2010-го узурпировали»

 Дурацкое сегодня у всех, у нас положение. Город трясет, как в лихорадке. Тысяча вопросов и ни одного внятного ответа. Чего ждать в обозримом будущем? Серьезно ли страдает Костусев и не повредился ли часом в психике?
Собирается действительно уходить в отставку или будет тянуть кота за хвост? Понимает ли, что при любом раскладе событий его песенка спета? Что за странные его двойники мелькают то в Киеве, то здесь? Отдает ли врио городского головы себе отчет в том, почему оконфузился? Заявит ли официально на очередной сессии, что отбывает, наконец, в Италию? Не вздумает ли напоследок протащить, пользуясь сочувствием депутатов к тяжело больному человеку, какие-то решения, последствия которых придется расхлебывать годами? Каждому, наверное, понятно, насколько все это для города важно.

Смотрите, вокруг Тимошенко, например, просто какая-то карусель крутится -- из врачей, экспертов по медицинской части; специфических эскулапов из СИЗО, которые претендуют на звание, по крайней мере, ветеринаров, а тут, извините, ни фига! Или вот – болел Андропов. Но даже в те суровые, секретные времена каждый мальчик знал, что поэт и кэгэбист регулярно сидит на гемодиализе. А Рузвельт?! А Майкл Джексон?! Информациии хоть отбавляй. Тут же все покрыто тайной. Много ли вы видели пациентов реанимации, которые позируют перед телекамерами и принимают посетителей, да еще лично отдают персоналу указания -- кого из них впускать к ним, а кому от ворот поворот, и гневаются на непослушных? Все это – на грани фантастики! Мы хорошо знаем, что госслужащий, а тем более руководитель горадминистрации, от которого, если он адекватен, зависит чрезвычайно многое, имеет право посидеть интимно на больничном в лучшем случае дня три. А затем мы должны получить исчерпывающие сведения о том, каково состояние VIP персоны и не следует ли, от души переживая за нее, озаботиться собственным будущим. Но для Костусева, оказывается, законы не писаны. Как рулил на захваченном рейдерской атакой посту, так и уходит – позванивая шутовскими бубенчиками.

Понятно, что тут без сессии нам не обойтись. Но, не дай бог, врио городского головы решит попредседательствовать на последнем в своей жизни городском собрании в парадной бургомистерской цепи на шее и с бляхой в центре пуза. И хорошо еще, если покрасуется, подаст заявление и деликатно сгинет с глаз наших. Тогда у народа, которого день за днем изводит неопределенность, появится время для того, чтобы спокойно поразмыслить над собственнным легковерием. Только недавно мне довелось побывать в Пинчук-артцентре, где одно из огромных, на полстены, полотен показалось мне весьма символичным. На нем изображены -- толпа хрюшек, которым, похоже, совершенно безразлично, что с ними происходит, и, вплотную к волосатым задам, сине-зеленые инопланетяне, деловито, в позе «догги-стайл», их обрабатывающие – человечки с рогатыми антеннами над водянистыми головами. Ассоция с тем, что творится у нас понятна. Не хочется быть таким вот стадом. Самое время понять: как не бывает осетрины второй свжести, так невозможно клонировать Ришелье, Воронцова или Маразли, и верить нужно -- не только на горордском уровне, а вообще, -- не прекраснодушным посулам, но делам. А для того, чтобы не обмишулиться, как в октябре прошлого года, нужно обязательно ходить на выборы и, ставя птичку на бюллетене, быть в высочайшей степени ответственными перед собою и своими детьми.

В недавней телепередаче, которую вел большой одесский философ Розов, его гостья – депутат Фабрикант, по-прежнему, как я понимаю, мечтающая о сильной Украине или, на худой конец, о хорошем месте в партии, которой местное самоуправление, как кость в горле, драматическим тоном вещала, что строить это самое управление следовало бы собственными руками. Так сказать, если не мы, то кто-же? Однако, к чему доброхоты, вроде нее, рекомендуют приложить нам руки, если наш выбор обычно ни во что не ставят; если во время состязания «Гурвиц-Костусев» даже, так называемые, «мокрые протоколы», совершенно секретные материалы, бывало, развозили по участкам специальные гонцы, а бюллетени с галочками против имени действующего на тот момент мэра люди находили порой где угодно – под черными лестницами, в мусорных контейнерах, на помойках. Что отсюда вытекает? Лишь то, что на сей раз, когда будут объявлены внеочередные выборы городского головы, придти на них обязан весь город. Ежели мы продемонстрируем стране уникальную явку – 99,9 %, то, как бы ни потешались над этой цифрой газетные папарацци, надуть нас снова не удастся. И в свое кресло возвратится мэр, который умеет работать и ни разу, сталкиваясь с городскими проблемами, не ставил телегу впереди лошади; не выдвигал на первый план политику, когда нужно было прежде всего заасфальтировать улицу, купить медикаменты или накормить голодных.

Сколько лихих дел наворотил Костусев за четверть подаренного ему срока царствования (ему на этой должности только трона и державы со скипетром не хватало) трудно пересказать. Суток непрерывного монолога не хватит. И с этим Эдуарду Гурвицу, которого вы, если у вас с головами все в порядке, изберете непременно, придется возиться не один год. Разрушить что-либо, знаете ли, ничего не стоит, а вот восстановить уничтоженное рукосуями не так-то просто. Сейчас от нас требуется предельное внимание к последним действиям врио городского головы. Мало ли какие вердикты он может в оставшиеся до фактической отставки часы провозгласить. До сих пор нет никакой ясности с аэропортом, отданным черт знает кому за две копейки. Мы, как не знали, так и продолжаем теряться в догадках о том, что будет со столовыми «Ветерана», отберут ли их по справедливости у рейдеров, в пользу которых уходящий на покой клоун затеял совершенно нелепую в юридическом отношении свару. У нас нет никаких представлений и о том, что будет с одесскими здравницами. Прекратят ли ползучий отъем территории санатория им. М. Горького; что станется с санаторием им. Чувырина; продадут ли на корню и по-дешевке «Магнолию»; не присвоят ли, все-таки, лихие люди Лермонтовский санаторий, и так далее, и так далее. И, если не самое главное, то самое свежее: когда, не на словах, а на самом деле, возвратят городу тридцать шесть драценных соток земли в Аркадии и возвратят ли вообще?

Список таких вопросов бесконечен. Эдуард Гурвиц в воду глядел, когда в фильме-интервью «Наедине со всеми», а затем в ходе избирательной кампании, говорил, что боится отдавать город в руки Костусева главным образом потому, что тот выстроенное, налаженное, годами нажитое Одессой, уничтожит в считанные месяцы; что претендент на мэрский пост патологически лжив и в той же степени глуп; что нечего ждать от него спокойной, продуктивной работы. Так все и вышло. Очень хотелось бы фильм, о котором я вспомнил, показать заново сейчас. Ведь год назад, некоторым казалось, что Гурвиц сводит со своими оппонентами счета; что он немного позирует. Интересно, как бы они отнеслись к его словам сейчас, когда решительно все, о чем он предупреждал сограждан, сбылось с прецизионной точностью. Значит, нужно либо признать за Гурвицем абсолютную правоту, либо привториться слепоглухонемым – дескать, ничего не слышал, ничего не видел, ничего никому не сказал. Мне очень нравится ответ, который дал наш законный мэр в ответ на вопрос одного из телевидений: «Нужели Костусеву не хотелось сделать что--нибудь доброе?» «Что вы, у него ручки иногда тянулись к добру, -- сказал доброжелательно Гурвиц, -- но к чужому!»

Глупо было бы опять повторять, что работа мэра не должна носить приниципиально политического характера. В кресло руководителя города его, конечно, приводит та политпартия, которой он доверяет; программа которой ему кажется разумной и справедливой. Но затем, приняв присягу на верность городу, он должен забыть о политических декларациях и заняться, фигурально выражаясь, повседневными управдомскими делами. Тут, сколько ни трудись, остается поле непаханое. Эдуард Гурвиц и был таким. И если чтение оппозиционных сайтов прошлого года, воспоминания о кваснюковских уродливых правдах; комиссиях, учрежденных для расследования деяний «преступной», в кавычках, «гурвицеской клики», еще оставляют у кого-либо толику сомнений в честности этого мэра, чьи права были грубейшим образом попраны в процессе фальсификации выборов, перекрестите лоб и вспомните о подвигах наследника Ришелье. Что нам, скажите, сделать с собой, чтобы наконец поверить в существование на свете людей, которые не крадут? Наверное, попытаться вообразить себя на месте подозреваемого и вспомнить о презумпции невиновности.

В последнее время все чаще звучат знакомые реплики – «его и в парламенте не было слышно», «если невиноват, зачем в Хайфе отсиживается», «почему на сессии не ходит – прогульщик». Отвечая с конца, скажу: «На сессиях не бывает, потому что брезгает даже формально сотрудничать с председательствующим, укравшим у него победу, а со своей фракцией сотрудничает постоянно, и нынешнее фиаско Костусева имеет к нему самое прямое отношение». «Будет и дальше проводить много времени за рубежом, вне досягаемости бесчестных ментов и прокурорских, до той поры, пока не лопнут, как мыльный пузырь, обвинения в адрес его команды и не начнется неизбежное преследование Костусева за разбазаривание муниципальной собственности и уклонение от налогов». «Что он делал в Киеве, в бытность свою нардепом, никому сегодня не известно, так что нечего переливать из пустое в порожнее». А вот то, что вдоль Тираспольской, где он, по словам злейших друзей, варварски уничтожил однажды зеленые насаждения, весной зазеленеют достаточно крепкие, подросшие деревца, это факт. Как, впрочем, и многое другое.

Именно поэтому я призываю вас, пока суд да дело, заглянуть на российский сайт «Новый регион», который не слишком любит Гурвица, где ведется виртуальное голосование за тех, кого молва называет претендентами на пост городского головы. Нужно ли вам объяснять, почему в этом голосовании «лидирует», опять-таки, в кавычках, шут, взобравшийся с ногами в кресло мэра миллионного города?! У него, видите ли, 30,25 % и ему нет альтернативы. Гурвиц -- на втором месте. У него – 26, 88 %. Так вот, давайте восстановим справедливость, а то, как видите, опять начинаются предвыборные манипуляции. Пусть каждый из вас, кто хочет видеть городским головой Эдуарда Гурвица, которому действительно по знаниям, опыту, политической незаангажированности, порядочности альтернативы не существует, не поленится и нажмет соответствующую кнопку. Пусть проголосуют за Эдуарда Гурвица все, чей выбор в октябре узурпировали. И тогда даже Киев увидит, кому на самом деле верили и до сих пор верят умные одесситы.

Валерий Барановский
Авторская программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE