Как спиваются наши дети. Почему Украина на первом месте по детскому алкоголизму

 В этом году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) отвела Украине мало почетное первое место по распространению детского алкоголизма среди 40 государств.

Впрочем, чего еще ждать в стране, где люди выпивают в два раза больше, чем 10 лет назад, и на душу среднестатистического украинца приходится 15,6 л легально произведенного и завезенного спиртного?

40-50% школьников 10-17 лет регулярно выпивают

Каждый год в Крыму до 40 – 50 детей и подростков попадают в реанимацию с совсем не детским диагнозом: алкогольное отравление. При этом около 60%  несовершеннолетних крымчан, которых спиртное довело до больничной койки, – ребята 10 – 12 лет. И для них, и для подростков постарше, вовремя попавших в руки врачей, этот опыт хотя бы не закончился трагически. А вот 15-летний юноша из Сак весной этого года скоропостижно скончался во сне от алкогольной интоксикации. Он уже видел, как именно спиртным взрослые свои радости подкрепляют, а горести заливают, – и поступил так же.

В этом году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) отвела Украине малопочетное первое место по распространению детского алкоголизма среди 40 государств. Впрочем, чего еще ждать в стране, где люди выпивают в два раза больше, чем 10 лет назад, и на душу среднестатистического украинца приходится 15,6 л легально произведенного и завезенного спиртного?

«Расслабиться по-взрослому»

По данным ВОЗ, около 40% украинских школьников 5 – 10 классов не только пробовали, но и достаточно регулярно употребляют спиртное. При этом 95% старшеклассников воспринимают его как нормальную составляющую своей жизни. Социсследование «Состояние и причины здоровья украинских подростков», проведенное детским фондом ООН (ЮНИСЕФ), цифры приводит еще более печальные: 54% детей и подростков алкоголь пробовали, а 46% позволяют себе «расслабиться по-взрослому» хотя бы раз в месяц.

Каждый пятый подросток «подкрепляется» дозой слабоалкогольных напитков раз в неделю. Ребята до 15 – 16 лет редко употребляют тяжелый алкоголь: распитие водки все-таки подразумевает крышу над головой, стол с закуской, а такие условия подростковой компании сложно обеспечить. Зато пиво, всевозможные коктейли – джин-тоник, ром-колу, лонгеры с соком – школьникам удобно пить и на ходу, и стоя. По данным упоминавшегося уже исследования ЮНИСЕФ, не реже раза в месяц такой алкоголь (как и вино) употребляют 15% подростков, причем девочки чаще, чем мальчики.

Подростковый нарколог крымского республиканского учреждения «Наркологический диспансер» Елена Филипьева пояснила «1К», что неважно, сколько и как часто школьники приобщаются к спиртным напиткам: выпивший единожды уже оказывается в группе риска. «До 18 лет зависимость может еще не сформироваться, зато это аукнется позже, – объяснила она.

– В моей практике было множество случаев, когда больные алкоголизмом признавались: впервые попробовали спиртное в 13 – 14 лет – и понравилось. Самое страшное, что и взрослые, и тем более дети недооценивают опасность пива и вина». Ни одно мероприятие, где обсуждается проблема алкоголизма у украинских детей и подростков, не обходится без упоминания главного пугала – перспективы обрести зависимость.

Однако и без него есть чего бояться. К пиву и другим слабоалкогольным напиткам компании школьников покупают немудреную расфасованную закуску: чипсы, орешки, упаковки кальмаров и сушеной рыбы и т.п. Внушительные дозы соли в сочетании со спиртным бьют по почкам; если уже есть хронические желудочно-кишечные хвори, то алкоголь не обходит вниманием и эти органы. Что уж говорить о воздействии на юношей содержащихся в пиве растительных аналогов женских гормонов…

По мнению министра образования и науки, молодежи и спорта АРК Виталины Дзоз, сегодня в стране наблюдается такое явление, как разрыв между интеллектуальным развитием детей и их духовно-нравственной зрелостью. Конечно, в одиночку подросток не в состоянии осмыслить, какую цену он заплатит за преждевременное приобщение к взрослым радостям.

Нерадостная картина

Делать выводы о том, что в каких-то регионах Украины дети и подростки пьют меньше, в каких-то больше, – дело почти безнадежное. Известно, что к 17 годам до 86% юношей и девушек спиртное попробовали. А у разных ведомств своя статистика, в которую все равно не попадают большинство знакомых с алкоголем школьников.

Свои цифры, например, в милиции – по фактам выявления выпивших детей и подростков; в больницах, куда с алкогольной интоксикацией попадают малолетние экспериментаторы. Подростковые наркологи имеют собственную статистику и базу данных тех, кто состоит на учете, нуждается в лечении. В школах есть сведения о замеченных в употреблении спиртного учениках. Впрочем, там как раз стараются, упомянула Елена Филипьева, сор из избы не выносить: даже если выявляют выпивающих подростков, то в лучшем случае приглашают специалиста почитать лекцию о вреде алкоголя.

Сообщать о таких случаях педагогам невыгодно – их же еще и могут назначить виноватыми, мол, не уследили. И такие примеры в Крыму уже были. Родители также порой очень консервативны и мыслят стереотипно – боятся, что школьника сразу поставят на учет, что визит к врачу как-то повлияет на его будущее. Им проще всего убедить себя, что ничего страшного не происходит, что от бутылки пива, выпитой в компании, до алкоголизма еще очень далеко. А без согласия родителей врач помочь не может.

Семья, школа и все желающие

Тем не менее именно школам сейчас предложено стать авангардом антиалкогольной украинской армии. Разработчики нового национального проекта «Семейный разговор», знакомиться с которым на днях прибыли в Алушту педагоги и психологи из 75 учебных заведений Крыма, надеются, что эта программа все-таки принесет ожидаемые плоды.

Как сообщил директор Украинского научно-методического центра практической психологии и соцработы Минобразования и Академии педагогических наук Украины Виталий Панок, первый этап проекта стартовал еще в 2010 году, в нем начали участвовать 200 школ семи регионов. Это была система тренингов, семинаров, ролевых игр, подготовки методических материалов. Потом наступила стадия воплощения проекта в жизнь: работа с учениками 7-х классов (чаще всего впервые пробуют алкоголь дети 12 – 13 лет) и их родителями.

Смысл «Семейного разговора», пояснил Виталий Панок, не в том, чтобы воспитать воинствующих трезвенников, не продемонстрировать явные успехи. «Необходимо добиться реального изменения поведения детей и родителей, – сообщил он. – Одной из изюминок той части программы, что предусматривает участие родителей, стала разработка семейного дневника.

Его сделали таким, чтобы всей семье было интересно вместе делать записи, выполнять упражнения, отвечать на вопросы анкет. Если ребенок в седьмом классе, его еще можно этим заинтересовать, с 11-классником такой маневр не удастся. И у нас есть эффект, есть позитивные результаты, одновременно мы делаем выводы, какие аспекты программы не сработали».

Конечно, проект простирается далеко за рамки семьи, в нем принимают участие все, кому небезразлична судьба следующего поколения украинцев, – от общественных организаций до местной власти и ученых.

В следующем году проект уйдет в восьмые классы. Впрочем, сами педагоги смогут адаптировать программу и для детей более младшего возраста, дав возможность ребятам другими глазами, с иной позиции взглянуть на вырвавшегося из бутылки злобного джинна – тягу к алкоголю. Это шанс для детей преодолеть стереотипы о том, что спиртное – непременный спутник взросления, лучшее лекарство от несчастий и самый верный способ стать своим в любой компании.

Наталья Дремова, 1К

    powered by CACKLE