Одесситы должны доказать власти, что во второй раз нас вокруг пальца не обвести

 Думаю, никого не удивит то, что этот выпуск «Отражений» я начинаю с топ-новости, которая уже несколько дней лихорадит не только Одессу, но, в определенной степени, и Киев. Речь идет о предполагающейся
или уже состоявшейся – на сей счет внятной информации нет – отставке врио городского головы, незадачливого посланца партии власти Алексея Костусева.

Те, кому Костусев надоел хуже горькой редьки, распространяют злые слухи о том, что наш герой, вроде бы, побывал второго декабря на пороге президентского кабинета, откуда хозяином, которого выходки неуправляемого выдвиженца уже «достали», был вышвырнут с применением ненормативной лексики. Другие толкователи снов, горьких или счастливых, как кому кажется, зная, что президент в силу свого высокого положения пользуется исключительно литературным языком, утверждают, что Костусева, который превысил на своем домоуправском посту меру разрешенной столицей самостоятельности, великодушно пожурили и предложили другую должность, тоже хлебную, но менее заметную для капризной общественности. Третьи верят теленовостям, которые свидетельствуют о том, что деятельность Костусева снижает рейтинг его партии, и потому он должен быть отодвинут в тень. Существует еще одна версия, согласно которой Костусев должен покинуть нас из-за внезапно пошатнувшегося здоровья. В какой степени последнее связано с мимолетным посещением президента и не является ли, скорее, реакцией организма врио городского головы на несбывшиеся надежды, нам неведомо. Но именно этот мотив возможной отставки кажется сегодня наиболее достоверным, тем более, что наш городской керманыч после возвращения из Киева на боевом посту не появился, а угодил то ли с сердечным приступом, то ли с гипертоническим кризом в «Интосану». О том, что с ним происходило дальше, он со свойственной ему непосредственностью одесситам уже рассказал.

Ни я, ни мои товарищи кровожадностью не отличаемся. Мы, разумеется, желаем Костусеву скорейшего выздоровления. Однако из песни слова не выкинешь. Если перечисленные слухи просуммировать, пробежать глазами сделанные по этому резонансному поводу заявления разнокалиберных политических деятелей, проявляющих сугубый интерес к Одессе; вспомнить «подвиги» Костусева, совершенные за какие-то двенадцать месяцев правления, сомнений относительно его ближайшего будущего не останется. Наследник Ришелье, клон Воронцова, последователь Маразли и прочая, и прочая, и прочая, сделал все, от него зависящее, чтобы бесславно покинуть свой пост. Он продемонстрировал себя, как и предполагалось с самого начала, пустозвоном, абсолютно неспособным руководить миллионным городом. Думаю, ни минуты не сомневались в этом и в Киеве. Но как же он тогда сюда угодил? Вероятно, путем подковерных интриг. Воспользовавшись перманентной киевской неразберихой, связанной с соперничеством окружающих фигуру президента кланов; их борьбой за доверительное к себе отношение и вытекающие отсюда преференции, Костусев, скорее всего, втерся через Банковую в фавориты к Азарову; оклеветал Гурвица, представив его несговорчивым и своенравным типом; спровоцировал премьера на исполнение неприемлемой для его статуса роли пиар-технолога, и с помощью админресурса, дистанционно запущенного из Киева, воцарился в главном кресле на Думской. Но ни азаровское окружение, ни персоналии из администрации президента, притворявшиеся, что не видят происходящего в Одессе; ни бизнес-партнеры власти и вообразить не могли, с кем на самом деле связались. А он, будущий врио городского головы, в свою очередь, понятия не имел, что со своей должностью делать.

Костусев, наверное, полагал, что с момента избрания городским головой для него начнется вечный праздник – перерезание разномастных ленточек, путешествия по белу свету, отдых на международных курортах, бескорыстная любовь прекрасных поселянок, презентации школярских компиляций из истории Одессы, которые он по ошибке считает книгами; лекции в школах, где ему будут внимать с раскрытыми ртами прилежные ученики; фотосессии с орденской цепью и бляхой на груди на фоне личного штандарта, а заодно поверхностная политическая трескотня о русском языке, красных знаменах, ветеранах и так далее. Но жизнь его сложилась иначе. Оказалось, что нужно не пиариться, чем занимался он все последнее время, а работать, пахать в поте лица своего, не покладая рук. Выяснилось, что никто не намерен прислушиваться к каждому его слову, как к библейскому откровению. Стало очевидностью то печальное обстоятельство, что ему далеко не все позволено. Обнаружилось, что на одном лишь брутальном поношении ушедшей горадминистрации далеко не уедешь.
Все эти открытия настолько сильно травмировали хрупкую душевную организацию Костусева, что он принялся делать глупости со все возрастающей скоростью.

На первых же порах, например, отказался финансировать совет ветеранов войны, чем поверг всех в шоковое состояние, ибо эта его выходка вступала в неразрешимое противоречие с его лицемерными речами. Восплакал по поводу «удушающего» кредита, который взял у BNP paribas и ERSTE банка Эдуард Гурвиц, «преступно влияющий» на текущий курс валют, а затем, отказавшись выполнять решение сессии горсовета о рефинансировании или реструктуризации долга, выплатил первый транш в десять миллионов швейцарских франков из общего фонда бюджета, что категорически, под страхом уголовной ответственности, возбраняется. Этим он лишил бюджетников зарплаты перед новым, 2011 годом и поставил себя вне закона. Прокуратура на нецелевое использование им бюджетных средств тогда не отреагировала, а зря. Забегая вперед, напомню, что совсем недавно Костусев, все-таки, вынужден был пойти на рефинансирование долга, пересчет его в гривну под четырнадцать с лишним процентов годовых. Но сделал это с громадным опозданием, и в связи с изменением ситуации на финансовом рынке вынужден был привязать себя к тем самым колебаниям валютного курса, которые раньше вменял в вину Гурвицу. В итоге кредитный процент, задекларированный в договоре между городом и банковскими структурами, по факту, в гривнах, вырос раза в четыре.

Пойдем дальше. Все помнят, наверное, шаманство Костусева вокруг тарифов на содержание домов и придомовых территорий. Сокращая штат дворников; манипулируя размерами площадей, подлежащих уборке; резко сокращая число услуг, которые должны были бы предоставляться населению, фактические расходы горожан город действительно немного сократил. Но, во-первых, не в каждом районе и далеко не на двадцать пять процентов, как твердил на всех углах Костусев, а, во-вторых, правило не платить за непредоставленные услуги ввел Гурвиц. Что же до номинального уровня оплаты услуг по этой графе коммунальных платежей, то, Николай Рубля, вовремя сбежавший от горе-градоначальника, неоднократно свидетельствовал: тарифы за долгие годы не снижались ни на йоту.

Что изменилось с приходом Костусева на Думскую? Многое. Начали сворачиваться социальные программы; прекратили существование проекты помощи сиротам и детям, лишенным родительской опеки; были изгнаны мусороуборочные компании, конкурирующие с фирмой «Союз», фактически принадлежащей ситуационному приятелю врио городского головы Маркову, и город начал снова пованивать; тот же Марков без всякого тендера получил приоритетное право на строительство мусороперерабатывающего завода; прекратилась реанимация пищеблоков в больницах; затормозилось переоснащение медицинских учреждений новой, современной аппаратурой; начались перебои с лекарствами для некоторых категорий хроников. Если бы не затеянное в каденцию Гурвица строительство больницы скорой помощи, начавшемуся, было, расцвету медицины в Одессе, был бы положен конец.

Если вам всего этого мало, вспомните об аэропорте, по сути, проданном ничтожной фирмочке, специально открытой для проведения этой грабительской операции. Когда говорят о том, что и Гурвиц хотел отдать аэропорт частному владельцу, то забывают о том, какие условия такой сделки город считал для себя приемлемыми. Поразмыслите и о том, почему, несмотря на все усилия центра, Эдуард Гурвиц не передал тогда из коммунальной в государственную собственность взлетно-посадочную полосу. Ведь ее реконструкция, отвечающая современным технологическим требованиям, открыла бы перед Одессой, и ее партнерами отличные финансовые перспективы. А тут все иначе. Опять никаких тендеров. Никакой выгоды для города. В нашем распоряжении осталось 25 процентов акций высокоприбыльного предприятия и смутные надежды на инвестиции, которые новому совладельцу аэропорта, с остальыми 75-ю процентами в кармане, еще предстоит в течение года найти. Бредовая затея!

А мошенническая возня вокруг парковок? В Одессе уже ступить негде от машин, загромождающих проезжую часть улиц и тротуары. Но с парковок, несмотря на горсоветовский нажим, по-прежнему взымают произвольную, кто во что горазд, плату фантастические личности в оранжевых жилетах и сколько прикарманивают нам неведомо. Добавьте к тому неучтенные парковочные места. Оцените завиральную идею получать деньги не за определенное количество автомест, а в виде платы за кусок земли, который эксплуатирует парковщик, где он может, между прочим, разместить еще столько и полстолько автомобилей. Обратитесь снова к документам общественной организации, взявшей на себя функции дорожного контроля и доказавшей, что ни одна из одесских парковок не отвечает своему назначению, и в этой сфере идет тотальное воровство.

Надоело слушать о парковках, давайте потолкуем о столовых благотворительного фонда «Ветеран», фактически подвергшихся с подачи Костусева рейдерскому захвату. Понимаю, что вы обо всем этом слышали уже не раз, но как же не возмущаться, если в двух столовых, оккупированных крышуемой исполкомом фирмой «Варион», людей, привыкших к вкусной и сытной пище «Ветерана», кормят, по их словам, паршивой «мивиной». Почему, в нарушение всех законов, человеческих и божеских, самозванец, эксплуатирующий почем зря имена великих благотворителей, обрек десятки людей на недоедание? Почему он, эксплуатируя их страх остаться один на один со своими нищенскими пенсиями, на которые и гроба не купишь, пытался поднять их против Виктора Станкевича, успешного предпринимателя, который обихаживал стариков годами? Да потому, что Костусев -- эталон безнравственности; потому что все, к чему он прикасается, разрушается, гибнет, превращается в прямую свою противоположность; потому что он своими лицемерными, фальшивыми речами, будит в людях низменные чувства, толкает их на унижающие человеческое достоинство поступки. Некоторые ветераны, поверившие на слово чиновникам, вроде забывшей о морали Китайской, попытавшиеся внушить себе, что в принципе все равно из чьих рук есть, сейчас клянут себя за малодушие.

Но самым отвратительным из всего, что успел наворотить за недолгое свое пребывание в роли мэра Костусев, была раздача своим людям сорока шести драгоценных соток земли в Отраде. Норма Земельного кодекса Украины, которая закрепляет право любого из нас на беспрепятственное получение десяти соток земли для ведения садово-огородного хозяйства, никогда толком не работала. Есть среди вас хоть кто-нибудь, кому удалось когда-либо ею воспользоваться? Уверен – нет. А Костусев взял да и продемонстрировал всем неверующим, что демократия на Украине существует, законы действуют. Только вот на кого? Обратитесь к классике. «Ну, как не порадеть родному человечку?!» Или человечкам. Вот и порадел. Да так нахально, так нагло, что общество взбунтовалось. Даже президент, должно быть, вздрогнул. Оттого и закатилась, возможно, костусевская звезда. А городу, если он, даст Бог, уйдет, предстоит еще долго расхлебывать его безобразия.

Апелляционный суд Одесской области 1 декабря уже подтвердил, что столовую «Ветеран-4» на Варненской, 15 захватили незаконно. Но в тот же день рейдеры, поощряемые горисполкомом, совершили очередной захват столовой, на улице Московской, где питались бездомные больные, страдающие туберкулезом и разными формами гепатита. Стало быть, последует очередная аппеляционная жалоба со стороны «Ветерана». Результат ее рассмотрения в суде нетрудно предсказать. Но ведь и «Варион» не унимается. 20 декабря фирма будет доказывать свое право на аренду еще одной столовой «Ветерана», на Дальницкой, 2. Видите, какая заварилась судебная тяжба – и только потому, что Котусев привык раззевать роток на чужой кусок; да еще покоя ему не давал благотворительный фонд, продуктивно сотрудничавший с администрацией Гурвица.

Пойдем дальше. Окружной административный суд обязал Костусева рассмотреть документы, поданные для регистрации «Фронтом змін», который намерен собрать нужное число подписей за отставку наследника Ришелье. И это, пожалуй, единственное, чего ему не придется делать, ибо его на Думской больше не будет.

Зато депутатам придется хорошенько подумать, брать ли на следующей сессии кредит размером в 3.2 миллиона гривен под громадную процентную ставку в 24.5 процента годовых, без которого «Одесскоммунтранс», говорят, больше не сможет вывозить мусор. В качестве залога рассматривается коммунальная собственность, строение площадью в 1125 квадратных метров и стоимостью в 7 миллионов гривен. Как же, скажите, быть с клятвенными обещаниями Костусева, которые совет, как будто, поддерживал, никаких долгов больше не делать, ибо городу предстоит погашать многомиллионные кредиты предшественников? Но хорошо ли будет, если кредит действительно не возьмут, и на этом рынке останется почти полным монополистом «Союз»? Ведь это мы уже проходили. Уже использовались на наших глазах мусоровозы в качестве моторизованных боевых единиц.

Продолжим. Централизованная, всеукраинская проверка состояния парковочного хозяйства страны в проекции на Одессу подтвердила диагноз, поставленный Общественным контролем дорог. В том числе, было зафиксировано намеренное занижение количества парковочных мест, отчего огромные суммы текли и ежемесячно текут мимо бюджета в чьи-то карманы.

Стоит ли продолжать? Единственное, что, помимо фиаско Костусева, радует и веселит своим откровенным идиотизмом, или нет, цинизмом, – коллективный отказ его человечков от дачек, которые он им так неосмотрительно посулил. Почуяли ребята, на сколько лет строгой изоляции тянет костусевская афера.

Давайте на этом остановимся. Уже ясно: врио городского головы обязательно уйдет. Иначе не поднялось бы такого шума. Уже давно парализовал бы Одессу кортеж Азарова, и нам бы объяснили, как важен для власти недавний ее единый кандидат. Теперь дело за юридическим обоснованием происходящего. Ведь Костусев формально является всенародно «назначенным» начальником. Снять его, как будто, имеет право только городская громада. Даже Президенту это не под силу. Он может только советовать. Но со значением, с нажимом, что, по-видимому, и случилось. Костусев все понял и усвоил. Хочется верить в то, что на сессии 23 декабря он подаст в отставку. Что ему! Где бы он ни был, со своими миллионами не пропадет.

Хочу сразу сделать оговорку. Как только стало известно, что этот господин вот-вот помашет нам ручкой, интернет запестрел суровыми текстами наших домашних демократов нового толка. Дескать, мало того, что его, не спросясь, нам назначили, так еще и снимают, не посоветовавшись с горожанами. К чему мы так придем?! Куда скатимся?! Один из моих «френдов» на фэйсбуке, привел для общего сведения классическую формулу: «Пусть он сукин сын, но наш!» Для моего «френда» ключевое слово – «наш». Для меня – «сукин сын»! И не нужно, как делают некоторые, ставить знак равенства между возвращением в город Гурвица и водворением на Думскую Костусева – мол, оба назначенцы. Это принципиальная ошибка. Костусева посадили сюда на прокорм, для чего изнасиловали нашу тощенькую, голодную, молодую независимость. Гурвиц в 2005 году вошел в свой горисполком законно, по решению суда, который выдворил оттуда кучминского назначенца.

Как пойдут дела дальше, трудно сказать. Все зависит от президента. Быть может, он услышит манифест Арсения Яценюка, который требует проведения в Одессе досрочных выборов городского головы. В таком случае было бы славно, если бы он понял, как правы одесситы – а их большинство, -- которые видят участником этих выборов Эдуарда Гурвица. Не знаю, хочет ли этого сам законный городской голова Одессы. Но если он пойдет на это, мы, горожане, должны доказать власти, что во второй раз нас вокруг пальца не обвести.

Валерий Барановский
Программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE