Арсений Яценюк: Лидера объединённой оппозиции, не назначают оппозиционеры

 М. МАКСИМОВА: Давайте, наверное, начнём с темы №1, в украинской политике, это дело Тимошенко. Об этом говорят не только у вас, говорят на западе, говорят об этом и в России.

Как вам оценка российских властей, приговора Юлии Тимошенко. Вот, например, президент Дмитрий Медведев сказал, что здесь есть политический подтекст. Вы согласны с оценкой нашего президента?

А. ЯЦЕНЮК: Ну, об этом деле говорят намного больше на западе, и в том числе в России, нежели в самой Украине. Хотя для Украины, это не просто дело персональное Тимошенко. Для Украины – это вопрос того, куда и как будет двигаться страна. Для Украины это вопрос того, в Украине есть независимый суд, или он независим по одной простой причине, потому, что от него ничего не зависит. В Украине это вопрос того, политические преследования – это норма, когда ты борешься со своими политическими оппонентами, через прокуратуру и суд. Ну, потому, что эти политические оппоненты могут сыграть злую шутку с тобой, на следующих президентских выборах. Или всё-таки это то, что должно быть закончено и власть не имеет право преследовать политических оппонентов через правоохранительную систему, а должна бороться исключительно в публичных дебатах, борьбой идеологий, борьбой идей, борьбой за каждый голос. А не борьбой, с применением полицейских дубинок, и УК Украины. Вот касательно российской реакции – это очень интересный вопрос, и важный. Я постараюсь ответить на ваш вопрос, максимально дипломатично, как бывший министр иностранных дел. Это конечно очень похвально, что впервые, за последние 20 лет, наши российские партнёры, поддержали демократические преобразования в Украине, поддержали украинскую оппозицию, и высказали решительный протест, против преследования оппозиции. Так же похвально то, что эта публичная оппозиция, была высказана и действующим президентом, и будущим президентом, и министерством иностранных дел в России. И я ни в коем случае не поверю в то, что наши российские партнёры публично высказывают одну позицию, а не публично, в Завидово, договариваются с действующим президентом Януковичем, о совсем другом.

М. МАКСИМОВА: Скажите, для вас была неожиданна такая реакция, Путина и Медведева?

А. ЯЦЕНЮК: Ну, она была прогнозируема, потому, что эта реакция касалась непосредственно участия будущего президенты России, в подписании этого соглашения. Поэтому в принципе, это понятно, что Россия не могла не прореагировать на этот вопрос, так как предмет этого уголовного преследования, это российско-украинский контракт. Но тут не только экономические интересы, тут большие политические интересы. Я ещё раз хочу подчеркнуть, я надеюсь, что это не игра в хорошего, и плохого следователя.

М. МАКСИМОВА: Но, тем не менее, слова конечно же словами, а дела делами. И вопрос в том, как изменится, или не изменится отношение между Россией, и Украиной. А потом уже я думаю, мы поговорим и об отношениях Украины и ЕЭС. Ничего же не меняется, всё в порядке. Мы продолжаем работать, продолжаем обо всём договариваться, и вот премьер-министр говорит, что вот там газовое например соглашение, вопрос самого ближайшего времени.

А. ЯЦЕНЮК: Не могу с вами не согласиться в том, что в наших отношениях ничего не меняется. Вот со времён ещё предыдущего президента, мало, что поменялось. Газ, как был основным вопросом, на которого не было решения, он так и остался. А что поменялось? Единственное, что меняется, это с каждым подписанием нового соглашения, российский газ для Украины всё дороже, дороже и дороже. Ну, хотя, это навряд ли изменение, так было и во все предыдущие годы. Для России многое, что изменилось. Россия в принципе, благодаря уступчивости действующей администрации, возможно каким-то векселям, которые выдавались ранее, получила некоторые преференции. Начну с основного, что беспокоило наших российских соседей, это, конечно, расширение НАТО, и принятый Украиной закон, это была победа в первую очередь, внесшего политического ведомства России, который огласил какой-то непонятный внеблоковый статус. Иными словами, опять же, руководствуясь дипломатической лексикой, принятый Украиной закон расширил… Точнее, остановил расширение НАТО, и решил проблемы российской военной доктрины. Теперь у наших российских партнёров другая цель, потому, что НАТО перестало быть реальным, однако стало быть реальным соглашение между Украиной, и Европейским Союзом. И тут, понимаете, как-то не стыкуется. Не стыкуется газета «Известие», которая опубликовала «Новую Евразию».

М. МАКСИМОВА: Владимир Путин написал.

А. ЯЦЕНЮК: Да. То есть, вы тоже читали.

М. МАКСИМОВА: Я раза 3 прочитала, могу вам какие-то кусочки процитировать, про Евразийский Союз обязательно тоже поговорим.

А. ЯЦЕНЮК: И самостоятельная оппозиция Украины. Почему? Потому, что Евразийский Союз предусматривает два компонента. Это Европу, и Азию. Таким образом, без Украины, которая фактически представляет Европу, ментально ценностно, географически, евразийский Союз невозможен. Буду откровенен, я очень скептически к этому отношусь, чрезвычайно скептически. Но, однако, понимаю, что это наверное, одна из таких, основных идей господина Путина.

М. МАКСИМОВА: Ну, вот тут я, знаете ли, могу вам процитировать эту статью, где Владимир Владимирович конечно не называя страну, но очевидно, что он имеет в виду Украину пишет о том, что некоторые наши соседи считают, что в Европу бы надо бы, а вовсе не с нами. А мы никого уговаривать не будем. Тут как с этим? Почему вы считаете, что Евразийский Союз без вас невозможен?

А. ЯЦЕНЮК: Потому, что невозможен. Потому, что всё, что сегодня образовано, там ЕВРАЗЭСы, ОДКБ.

М. МАКСИМОВА: Таможенный союз.

А. ЯЦЕНЮК: Таможенные союзы, посмотрите на результаты деятельности. Давайте их оценим только с точки зрения цифр, на чём держится вся основа экономики наших российских партнёров. На высокой цене на нефть? И на привязанной к нефти формуле на газ? Давайте, будем откровенны. Где нобелевские лауреаты, где рост ВВП, где увеличение рождаемости, где реформа медицины, система образования? Где это?

М. МАКСИМОВА: Послушайте, если возвращаться к реакции запада, на дело Тимошенко. Смотрите, во-первых, есть резолюция, Европарламент которую принял, есть визит Януковича, который был перенесён. Ну, можно много здесь через запятую говорить, это очень жесткая реакция. Скажите, такая жесткая реакция запада, она не может подтолкнуть украинские власти, наоборот, в сторону России? И вот смотрите, например вице-премьер Тигипко как раз говорил, что если… Ну, я перефразирую его выражение. Если Евросоюз будет продолжать ставить нам палки в колёса, то мы пойдём с таможенный союз. И потом, совсем недавно как раз, Украина подписала соглашение, о свободной торговле в зоне СНГ.

А. ЯЦЕНЮК: Вот это очень интересная теория. Вот если нам откажут европейцы, а точнее, мы откажемся от европейцев, мы тогда пойдём в таможенный союз. А если мы не пойдём в таможенный союз, тогда мы пойдём в ШОС. А если нас ШОС не устроит тогда мы пойдём в БРИК. А если нам БРИК не устроит ещё… А можно, как-то определиться? В первую очередь, для действующего президента, и действующего правительства. Это не вопрос перебежчиков, это вопрос, в первую очередь, курса развития страны, как мы видим эту страну. Если мы видим эту страну с открытой экономикой, с предпринимательской инициативой, правовым государством, которая защищает интересы личности, и человека. Где власть работает на своего избирателя, и на своего гражданина, а не наоборот. Тогда у нас нет другого пути, как подписать соглашение о политической ассоциации с Европейским Союзом.

М. МАКСИМОВА: Ну, вы понимаете, какой курс сейчас прокладывает президент Янукович? Или не понимаете? Или он сам не понимает?

А. ЯЦЕНЮК: После последних событий у меня чёткое впечатление, что действующий президент, и действующая власть, не ведают, что творят. Бег в никуда. Какова цель? Государственной цели я не вижу, личностные цели и мотивы мне понятны. Остаться у власти, как можно дольше, владеть страной, как частным предприятием, обеспечить гарантии для себя, и для своего ближайшего окружения. Ну, это не государевы цели, а личные цели. И, как правило, такие личные цели очень плохо заканчиваются. И примеров, начиная я арабской весны, очень много. Поэтому, для президента очень важно принять решение. Он глава украинского государства, который определяет курс страны, и несёт всю полноту ответственности за принятое решение. И не идёт против воли народа.

М. МАКСИМОВА: Да, слова замечательные. Наверное то, что должен говорить оппозиционный политик. Но давайте посмотрим на резолюцию ЕЭС, которая оказалась гораздо более мягкой, чем могла быть. Давайте посмотрим на соцопросы, среди украинских жителей, граждан, которые считают, что, в общем-то, и надо было посадить Тимошенко. Вот с таким бы грандом, может быть, это всё-таки не бег на месте, и не бег в никуда? А вполне себе оправданная политика, которая не встречает никакого протеста. Не внутри страны, не со стороны международного сообщества.

А. ЯЦЕНЮК: Подход конечно интересный, но на основании социологических исследований, (неразборчиво) оппозиционных политиков. Ну, начнём с того, что такое…

М. МАКСИМОВА: Я про граждан.

А. ЯЦЕНЮК: Начнём с того, что такой социологи нету. Давайте, с этого начнём, да? То есть, потому, что если у нас в формуле какая-то не правильная первая, или вторая, или десятая цифра, то у нас результат не правильный. Такой социологии никогда не было. И её априори быть не может.

М. МАКСИМОВА: Резолюция ЕЭС есть.

А. ЯЦЕНЮК: Сейчас под этим Евросоюз. А вот касательно резолюции Европейского Союза, то это не тайна. На прошлой неделе я летал в Брюссель, только с одной просьбой, к нашим европейским партнёрам. Не дайте возможности Януковичу обвинить Европейский Союз в том, сто ЕЭС не хочет сближения с Украиной. Ни в коем случае, не отменить их встречу, по вашей инициативе, между Януковичем, и Баррос. Ведь встречу они отменили после чего? После того, когда «Wall Street Journal» опубликовал интервью президента Януковича. Публикация произошла в 8 утра по Киеву, это где-то там по Вашингтону, среди ночи. И через 4 часа, ЕЭС высказал позицию, касательно необходимости перенесения этой встречи. Поэтому, позиция в целом украинского общества, она чётко предопределена. И кстати, вот последние опросы, о чём вы говорите, они очень интересны. Если ещё 2 года тому, у нас соотношение граждан, которые хотят двигаться в сторону европейского союза, и тех, которые хотят близкой интеграции с так называемым постсоветским пространством, было практически 50х50. То в прошлом месяце, благодаря усиленным действиям украинской власти, мы практически впервые получили цифру, где более 50% украинцев поддерживают ЕЭС, и курс на сближение с Европейским Союзом. И только 36% поддерживают интеграцию в рамках то ли таможенного союза, то ли, любого другого образования постсоветских стран. Та же кстати тенденция, происходит например, по русскому языку. Чем больше действующий президент говорит о необходимости защиты русского языка, тем меньше уровень поддержки русского языка, как такового. Та же тенденция происходит и по черноморскому флоту. То есть, продлили на 25 лет. Если ещё несколько лет тому, это был краеугольный камень, в первую очередь, конечно, в Севастополе. То есть, у меня в Севастополе задают вопрос, флот стоит, где газ, Виктор Фёдорович? Газ-то, где дешевый? Та же тенденция и по НАТО. Если раньше это был довольно такой, спорный вопрос в украинском обществе, который стоял на повестке дня, сегодня он не стоит на повестке дня, и тенденция совсем другая. То есть, люди начинают задумываться, и говорить: «Послушайте, а может быть, мы тогда были не правы». Поэтому, общество меняется, общество взрослеет, общество принимает какие-то другие решения, исходя из того, что всё в мире меняется, мы не стоим на месте.

М. МАКСИМОВА: Хорошо, тогда следующий вопрос. Если общество меняется, и общество взрослеет, это значит, что оно должно выбирать свой путь развития. Тогда почему вы призывали к бойкоту парламентских выборов?

А. ЯЦЕНЮК: А ведь тут очень надо чётко определить, и мне тяжело пока понять, как вы увязали взросление общества с бойкотом парламентских выборов.

М. МАКСИМОВА: Потому, что общество на выборах, определяет путь развития страны. И если оппозиционные партии не дают обществу выбора, то куда идти-то?

А. ЯЦЕНЮК: Я так понимаю, что выборы, происходят от слова выбор, они от слова назначение. Логично, да?

М. МАКСИМОВА: Безусловно.

А. ЯЦЕНЮК: Если оппозиционных политиков просто закрыли в тюрьму, и если власть пытается пропихнуть избирательный закон, который можно уложить в один абзац. Будущий состав верховного совета Украины, определяется указом президента Украины. Что должна делать оппозиция? Оппозиция обязана делегитимизировать избирательный процесс, как таковой. И бороться за качественный избирательный закон, и бороться за право выбора для украинца. А ведь в 2010 году, та же история была с муниципальными выборами. Все тогда промолчали, власть приняла закон, в котором она тотально проиграла выборы во всех областных советов. В общем-то, в результате они собрали большинство во всех областных советов, окромя троих. Потому, что они провели ту избирательную систему, которая выгодна для власти. Поэтому, бойкот выборов – это один из элементов жесткого плана борьбы, за право избирателя, выбирать свои политические партии. И борьбы против того, чтобы Янукович назначал состав верховного совета Украины.

М. МАКСИМОВА: Скажите, но выборы всё равно, состоятся. Правильно я понимаю, что где-то примерно через год пройдут парламентские выборы. Каковы ваши планы, будет ли у вас какая-то объединённая оппозиция. Вот смотрите, Тигипко объединяется сейчас с партией регионов. И говорит, что время мелких партий на Украине прошло, нужны мощные политические силы. А вы готовы выставить мощную политическую силу?

А. ЯЦЕНЮК: Хорошо, что время политической проституции не прошло, это хорошо. А время мелких, больших партий, это конечно, очень интересные тезисы. Я думаю, что задача оппозиции, во-первых, побороться за избирательный закон, побороться за право того, чтобы каждый голос, который будет брошен в копилку то ли оппозиции, то ли власти, был честным, и правильно посчитан. Ну, а глобальная задача оппозиции – это получить 226 голосов, то есть, большинство, в следующем верховном совете Украины. И это решаемая задача. Хотя бы, исходя из того, что если сегодня посмотреть социологию, она чётко указывает, что оппозиция в состоянии получить большинство. Именно из-за этого, они приняли решение, изменить избирательный закон.

М. МАКСИМОВА: Ну, это задача, вы говорите, что это решаемая задача. Задача, решаемая сообща? Всё-таки, вот кто мог бы стать каким-то объединяющим элементом? Вот срок Юлии Тимошенко, похоже, никого не объединил.

А. ЯЦЕНЮК: Как могут сроки объединять?

М. МАКСИМОВА: Не знаю, давайте вот все единым фронтом, сейчас, вот вы видите, что делают с Тимошенко? Сейчас вот вся позиции объединится, и пойдёт единым фронтом. Может быть не срок, а отношение, единое отношение к этому делу. Приговор может объединить, вы не считаете?

А. ЯЦЕНЮК: Главное, чтобы мы перестали мыслить штампами. Вот есть такой штамп, все должны организоваться в один большой колхоз. Почему?

М. МАКСИМОВА: Чтобы быть сильнее.

А. ЯЦЕНЮК: Ну да, или обанкротиться.

М. МАКСИМОВА: В политике всегда есть риск обанкротиться, давайте, честно.

А. ЯЦЕНЮК: Риск надо в принципе, просчитывать. И поэтому, для того, чтобы выполнить задачу 226 голосов, то необходимо в том числе сесть, и посчитать. Если возможность получения большинства голосов в парламенте осуществимо через единый список, через единую партию, окей, я думаю, что мы в состоянии договориться о том, чтобы идти единым списком. Однако аналогий, я не припоминаю в современной истории, когда один список брал более 50-ти голосов. Их просто не существует. То есть, если мы хотим заведомо проиграть, тогда все объединяются, мы получаем около 38%, это по последнему исследованию, и не дотягиваем до 226 голосов. А если мы хотим повторить то, например, что повторила британская оппозиция, когда Кэмерон и Крэг, шли двумя колоннами, ну тогда мы просто должны садиться, и думать. Механизм следующий конечно, что оппозиция будет координировать, в особенности, большие оппозиционные партии, а их не так много. Их всего-то две, фактически. Возможно, их будет три. Координировать свои действия, на мажоритарных округах. И тогда выдвигать единого кандидата. Потому, что при других обстоятельствах, просто всегда выиграет кандидат от власти. Поэтому, мы уходим от штампов. Мы не руководствуется эмоциями. Мы не руководствуемся тем, что красиво звучит. Мы руководствуемся только тем, что эффективно, что правильно, и что ведёт нас к победе.

М. МАКСИМОВА: Слушайте, а вот Арсений Яценюк, лидер объединённой оппозиции. Красиво же звучит?

А. ЯЦЕНЮК: Ну, я не знаю, вам виднее.

М. МАКСИМОВА: Ну, слух не ласкает? Не хотелось бы взять, и повести всех за собой. Или вам хватает своей партии, и никто вам не нужен больше, коалиции?

А. ЯЦЕНЮК: Вы знаете, в чём вопрос? Лидера объединённой оппозиции, не назначают оппозиционеры. Лидеры формируются исключительно, людьми. Невозможно подписать протокол, и сказать, вот этот человек у нас будет лидером.

М. МАКСИМОВА: Да, но можно чувствовать силу за собой.

А. ЯЦЕНЮК: Так вот, силу надо в себе чувствовать, а не в ком-то. Вот когда ты в себе чувствуешь эту силу, тогда за тобой обязательно пойдут.

М. МАКСИМОВА: Вы чувствуете в себе эту силу?

А. ЯЦЕНЮК: Я не только силу в себе чувствую, я уверенность чувствую.

М. МАКСИМОВА: Хорошо, переходим на такую, можно, социально-экономическую тему. Сейчас на Украину, приехала делегация МВФ. У них есть несколько пунктов, при выполнении которых, они предоставят Украине новый транш. Среди них есть пенсионная реформа, которая, я так понимаю, вступила в силу с 1 октября, и не является популярной среди населения. Я думаю, что нет не одной страны, видимо, где она могла бы быть популярной, в повышении пенсионного возраста, и стажа. Плюс, ещё один пункт, который я так понимаю, пока не выполнен, это повышение тарифов на газ, для местного населения. Правительство Украины сейчас пытается договориться с Москвой, о понижении тарифов на газ, чтобы не выполнять вот этот пункт, вот это требование МВФ. Насколько это реально? И не опасно ли проводить такие не популярные реформы, когда до выборов осталось, в общем, не так много?

А. ЯЦЕНЮК: Вы сказали интересную фразу касательно того, что пенсионная реформа не может быть популярной.

М. МАКСИМОВА: Такая, в таком виде. Она же уже работает.

А. ЯЦЕНЮК: Я не соглашусь. Я вообще не понимаю, зачем проводить реформы, которые не популярны. Это ещё один штамп. Реформа делается для того, чтобы изменить к лучшему жизнь граждан. Логично? Зачем она тогда нужна? То есть, как она априори, может быть не популярна? Тогда не надо заниматься политикой, если ты проводишь что-то не популярное. Ты обязан проводить популярное. Потому, что популярное – это то, что помогает людям не просто выживать, а жить. Что изменяет ихнюю жизнь, что увеличивает ихнюю пенсию. И если пенсионная реформа сопряжена с созданием рабочих мест, с дерегулированием, с возможностью проявления предпринимательской инициативы. Окей? Люди скажут, мы готовы на 2 года дольше работать, если вы нам уменьшите подоходный налог, если вы нам дадите возможность получить дешевый и длинный кредит для малого и среднего бизнеса, если вы у нас уберёте муниципальные налоги, мы готовы пострадать ещё двумя годами. Или тремя, или четырьмя годами своей работы. И если вы нам измените подход, к начислению пенсии. Почему она тогда не популярна? То есть, мы решаем тогда две проблемы. Это то, с чем мы обращались в правительство. Послушайте, решите, пожалуйста, проблему не с точки зрения, отсрочить банкротство пенсионного фонда, а с точки зрения того, чтобы его наполнить. И без всех предыдущих вещей, которые я только что изложил, её невозможно решить. Теперь, к вопросу по газу. Опять ещё один миф. История про дешевую колбасу, и дешевый российский газ. Когда это закончится?

М. МАКСИМОВА: Значит, вы считаете, что невозможно договориться с Москвой, о понижении тарифов на газ.

А. ЯЦЕНЮК: Я не понимаю, почему мы должны договариваться с Москвой, о понижении тарифа на газ, если мы должны договариваться с Москвой, о приемлемой цене на газ. Ну, если Москва в начале текущего года, дала скидки от 5 до 20%, разным европейским компаниям, а точнее, понизила цены на газ разным европейским компаниям. И это официально было во всей иностранной прессе. Слушайте, ну… Я очень хорошо помню слова Владимира Путина, которые он сказал несколько лет тому, что… Это было кажется, в 2005 году, о том, что Россия датирует Украину. Теперь я очень хочу чётко ответить Владимиру Владимировичу. Многоуважаемый Владимир Владимирович, мы не будем датировать Россию, российский «Газпром». Мы это делаем последних несколько лет. Мы берём американские кредиты в МВФе, и отправляем эти деньги вам, в ваш «Газпром». Именно потому, что так сложились обстоятельства, потому, что в силу очень разных договоренностей, российский «Газпром», получил лучшую газовую формулу, в истории вообще существования этой компании. Мы не настолько богаты, чтобы датировать наших российских партнёров. От 3 до 5 миллиардов долларов в год.

М. МАКСИМОВА: А вы готовы отказаться от российского газа?

А. ЯЦЕНЮК: Ну, это тоже абсурдно. То есть, мы можем популистски сказать: «Да, мы будем топить дровами, углём, и ветряными мельницами». Ну, мы же должны быть прагматичны, и в принципе, более-менее, реальные люди.

М. МАКСИМОВА: То есть, придётся договариваться.

А. ЯЦЕНЮК: Сейчас мы дойдём до этого. Объемы поставок российского газа, если мне память не изменяет, около 50 миллиардов кубических метров газа. В зависимости от ситуации, было и 30, было и 50. То есть, Украина является самым большим приобретателем российского газа. Если мне не изменяет память, чем больше покупаешь, тем меньше цена. Или чего-то по-другому. Но в наших отношениях с российским «Газпромом», всё с точностью, да наоборот. Чем больше покупаем, тем выше цена. Мы бы хотели партнёрских отношений. Не братских, не дружественных, не близких, а просто партнёрских. Партнёрские отношения предусматривает следующее: открываем все карты. Если наши российские партнёры говорят о том, что это приемлемая цена, открываем карты по всем ценам, по которым российский «Газпром», продаёт газ европейским партнёрам. Это первое. Второе, любая история о консорциуме, я считаю, что она миф, и быстрее всего, никакого консорциума не будет. Россиянам намного выгоднее подписать какой-то очередной 20, 30, 50-ти летний контракт на транспортировку газа, который будет фактически контрактом на аренду украинской трубы, по себестоимости. Это понятно, что это у них в голове. Формула, которую они предлагают, насколько нам известно, как оппозиции, нам же ничего не рассказывают. В принципе, со времён предыдущего газового контракта, ничего не поменялось. Как тогда не знали, с какими директивами поехал премьер-министр, так сегодня тем более не знают.

М. МАКСИМОВА: Что, в суде не рассказывают подробности всех переговоров по газу? Я думала, там как раз на процессе все всё заодно и выяснили.

А. ЯЦЕНЮК: Пока, по новым газовым соглашениям суда нет. Вот как будет…

М. МАКСИМОВА: Будет?

А. ЯЦЕНЮК: Я так вижу, что события по-разному могут развиваться в нашей стране. Поэтому то, что касается цены на газ, ихний подход понятен, опустить ставку транзита, максимально, по так называемой себестоимости. То есть, это калькуляция, взятая ни откуда. И на сумму уменьшения доходов «Нефтегаз» Украины, уменьшить стоимость газа. Это перекладываем в одном пиджаке из одного кармана, в другой карман. То есть, это одно и то же. Я вообще удивился, это же вы вчера у Азарова брали интервью, я думаю, что ему после этого интервью можно свободно писать заявление об его отставке.

М. МАКСИМОВА: Почему?

А. ЯЦЕНЮК: Ну, потому, что только премьер Азаров может сказать о том, что он никогда не мог догадаться, что российские партнёры будут так защищать свои национальные интересы, что они такие прагматичные, и что он вообще, восхищается россиянами. Надо ехать в Россию. Там его примут. Я думаю, что там есть и в будущем правительстве будет много должностей. Помощников, и всего остального. Это даже не входит в рамки какой-то элементарной дипломатической практики. Ну и вообще, здравого смысла. НУ, вот ваш вопрос, который касается вообще будущего… Если Янукович пойдёт на сближение в рамках то ли таможенного союза, то ли ЕВРАЗЭСа, на то сближение, которое ему советует сделать его ближайшее окружение, это не просто его ловушка, это начало конца.

М. МАКСИМОВА: Это начало конца для него?

А. ЯЦЕНЮК: В первую очередь.

М. МАКСИМОВА: Как политика? То есть, вы должны, в общем-то, радоваться этому?

А. ЯЦЕНЮК: Как главы украинского государства. А я сейчас не рассматриваю его, как Януковича. Я рассматриваю, как президента моей страны. Президенты меняются, страна остаётся.

frontzmin.ua
    powered by CACKLE