«Одесская перестрелка» — несколько вопросов к профессионализму

Наша милиция все увереннее разгоняет мирные демонстрации. В последнее время — даже с использованием газовых баллончиков. В то же время, как продемонстрировал конкретный трагический случай в Одесской области, когда речь идет о борьбе с преступниками, профессиональность украинской милиции оказывается совсем неубедительной.

В конце прошлой недели страну всколыхнуло убийство трех и ранение еще трех милиционеров группой киллеров. Случилось это во время задержания гражданина Российской Федерации Аслана Дикаева, который разыскивался за совершение убийства. На посту ГАИ около села Кошары, недалеко от Одессы, машину остановил инспектор ГАИ. За рулем был Дикаев. Он передал инспектору документы и вышел из автомобиля, чтобы открыть багажник. В этот момент сотрудники спецподразделения «Беркут» начали операцию по задержанию. Но Дикаев бросил в их сторону две гранаты и стал стрелять из пистолета ТТ, а пассажир, который находился на переднем сидении, открыл огонь из автомата Калашникова. Один из бойцов «Беркута» выстрелом ранил автоматчика. Но третий из преступников успел затянуть раненого назад в машину, и они исчезли с места события.

«Операцию по задержанию группы преступников можно было провести более удачно, — говорит полковник милиции в отставке Константин СТОГНИЙ, — однако заключение даст специально созданная комиссия. Самые лучшие спецоперации в мире проводятся только с помощью самой лучшей техники. Поэтому здесь трудно не согласиться с министром, который сказал, что милицию нужно переоснащать. Если бы у нас было такое современное оснащение, то операция была бы более удачной. Относительно других причин. Возможно, нужно пересматривать численность. Возможно, нужно забрать войска из милиции, но оставить костяк высокооплачиваемых специалистов, которые бы имели на вооружении новейшее оборудование. Дешевая милиция будет очень дорого стоить нашим гражданам. У нас страна очень демократическая по отношению к преступникам. Еще два-три года тому назад я говорил, что борьба с преступностью ведется не на должном уровне. Нужно делать более демократическим общество, но это нужно делать умнее, а не «обрезать» паспортные, миграционные службы... Такое положение привело к нынешней ситуации. В Грузии лишь за термин «вор в законе» предусмотрено уголовное наказание, из России этих воров вытесняют, потому на пространствах СНГ лучшего государства, чем Украина, для них найти трудно. Ни в одной стране нет такого, чтобы водитель, когда его останавливает милиция для проверки документов, без разрешения милиции мог выйти из машины. Эти преступники находились в международном розыске. Они принимали участие в военных действиях. Поэтому это дело не только милиции».

Аслан Дикаев в международном розыске находился не первый год. В Украине на след киллера вышли, когда стали расследовать убийство на Закарпатье: 29 июня в селе Баранинцы было убито двое мужчин, один из которых был владельцем местного ресторана, другой — поваром, сообщает сайт www.newsru.ua.

Впоследствии сотрудники милиции установили местонахождение преступников. Они забаррикадировались в одной из гостиниц Одессы. По результатам масштабной спецоперации правоохранительных органов двое из трех преступников были убиты. Теперь правоохранительные органы ищут третьего киллера — 34-летнего преступника, жителя Симферополя Андрея Шемятенкова.

Эти трагические события на Одесщине беспрецедентны по нескольким причинам. Во-первых, после провала с задержанием Дикаева министр Могилев сознался журналистам: «Почему операция длилась так долго, потому что те средства, которые были необходимы для проведения операции, мы собирали по другим областям», — объяснил Могилев. Согласитесь, это сенсационное признание министра. Во-вторых, удивление и возмущение экспертов и бывших стражей порядка вызвал подход к проведению спецоперации по обезвреживанию киллеров, когда в людном городе стражи порядка дали ход гранатометам и бронетранспортерам.

«Эта операция вызывает удивление, — комментирует ситуацию председатель Черкасской областной ячейки Ассоциации украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов Владимир БАТЧАЕВ. — Во-первых, зачем было обнародовать тот факт, что именно владелица гостиницы сообщила милиции о пребывании убийц? Возможно, руководство МВД исключает возможность мести со стороны преступников, но я могу утверждать, что совершенной защиты свидетелей со стороны государства у нас нет. Во-вторых, операция по задержанию, а точнее сказать, по уничтожению киллеров проведена с применением оружия — пулеметов, гранатометов и бронетранспортера — в людном месте. Такие действия (опасное «файер-шоу» непосредственно в городе) всегда являются угрозой для жизни и здоровья посторонних людей. Милиция, в соответствии с законом, не должна действовать подобным образом, ее главная задача — избежать лишних жертв. Обычно ведется наблюдение за преступниками, пусть и длительное, а затем, уже при случае, во время пребывания
преступников за пределами города или когда они садятся в автомобиль, проводится силовое задержание. Понятно, для этого нужно время и координация усилий многих милицейских служб».

Будут ли сделаны выводы, покажет время. Хотя уже сейчас очевидно: украинская милиция нуждается в реформировании. Об этом свидетельствуют и социологические опросы, в частности, исследование относительно общественного доверия к власти, осуществленного по заказу Лаборатории законодательных инициатив компанией TNS в Украине весной этого года. Это исследование утверждает: менее всего граждане Украины доверяют судам, прокуратуре и милиции (17,4%). Показательным в этом смысле является пример жителей села Семиполки Броварского района на Киевщине, устроивших на днях митинг в защиту своего односельчанина Виталия Запорожца, которого подозревают в убийстве майора милиции Николая Симоненко. Люди считают, что виноват погибший, который постоянно «творил в селе беззаконие». Жители села собрали Запорожцу деньги на адвоката, писали письма в Генпрокуратуру и МВД и теперь вышли на митинг с лозунгами: «Долой ментовский беспредел» и «Виталик Запорожец — наш герой». Митинг прошел под стенами областной милиции.

Конечно, в нашей милиции есть добросовестные и профессиональные работники, но общая картина — совсем иная. Правоохранительный орган стал своеобразным инструментом в руках власти в борьбе против оппозиции или инструментом сдерживания вполне закономерных протестных выступлений граждан. Это уже не говоря о других проблемах в милиции: заострение преступной ситуации в Украине, коррупции в милиции, незаконное содержание граждан в СИЗО, «выбивание» преступлений и тому подобное. Конкретный случай в Одессе, невзирая на то, что он стал беспрецедентным, просто в очередной раз обнажил проблему и показал все фатальные недостатки существующего механизма. А постоянное заговаривание этой проблемы, разговоры о проведении реформ загоняют ситуацию все дальше в тупик.

И хотя на прощание с погибшими при исполнении своих служебных обязанностей трех милиционеров приехали и министр МВД, и целая когорта чиновников, очевидно, что на уровне Украинского государства, человеческая жизнь до сих пор не является ценностью. Человек до сих пор — «лагерная пыль». И именно это является одним из основных факторов, который отдаляет нас от цивилизованности, европейскости, оставляя на нас «постсоветское» клеймо.

«ТЕНДЕНЦИЯ РАЗВИВАЕТСЯ В ОДНОМ НАПРАВЛЕНИИ»

Виталий БИВАЛЬКЕВИЧ, председатель Житомирского областного отделения Союза адвокатов Украины:

— В настоящее время действительно наблюдается заострение криминальной обстановки, рост количества тяжелых преступлений — тенденция развивается в одном направлении. Последние события в Одессе — это лишь один из примеров. Стреляли и стреляют не только там. Однако эта ситуация получила большой резонанс. В целом не обо всех таких случаях говорят публично — не каждое управление МВД в регионах дает о них информацию в СМИ.

По-моему, из действующего Уголовного кодекса Украины следует изъять, по меньшей мере, десять статей, потому что они не действуют. В советское время его объем был меньшим, но законодательные положения реально применялись. Нынешний Уголовно-процессуальный кодекс не в полной степени защищает человека. Например, защитить подозреваемого, обвиняемого или подсудимого может лишь адвокат. А следователи или судьи начали отстранять защитников от участия в процессе. Такого раньше никогда не было. Со мной, например, заключают соглашения на защиту, а следователю может не понравиться, что я работаю более оперативно, и он может отстранить меня от дела, а люди остаются без адвоката.

«УКРАИНЦАМ САМИМ НУЖНО ЗАЩИЩАТЬСЯ»

Лидия ТОПОЛЕВСКАЯ, руководитель Центра правовых и политических исследований «СІМ», Львов:

— У нас есть хороший Закон «О милиции», есть статья 5, которая называется «Деятельность милиции и права граждан», где расписано, что должна была бы делать милиция. Я уже не говорю о Конституции, согласно которой каждый человек — личность.

Что у нас в основном происходит? Если в законе написано, что немедленно нужно информировать родственников, то родственники у нас могут быть информированы за сутки, а то и вообще не информированы о задержании человека. Или информируют тогда, когда быстренько нужно «прокачать» средства с родственников, если против их близких возбуждено уголовное дело («заплатите, и мы не будем возбуждать дело»).

Мы даже разработали алгоритм, что нужно человеку делать, чтобы не встретиться с милиционером. Например, вечером не ходить одному. То есть мы учим людей не иметь с милиционерами никаких дел, потому что это общение может привести к чему-то негативному.

Кроме того, обычно милиционер, обращаясь к гражданину, не называет себя. А удостоверение хочет — показывает, а хочет — не показывает. Часто человека совершенно безосновательно вызывают по телефону в участок милиции. То есть, я считаю, что наши стражи порядка часто применяют такие методы с целью поставить человека в положение, чтобы он себя защищал.

Поэтому, если коротко ответить на вопрос «Защищает ли украинцев украинская милиция?», — нет, не защищает. Ситуация такова, что украинцам самим нужно защищаться от своеволия милиции.

«В МИЛИЦИЮ ЛЮДИ НЕ ОБРАЩАЮТСЯ ЗА ЗАЩИТОЙ...»

Дмитрий ОМЕЛЬЧУК, кандидат исторических наук, преподаватель Таврического национального университета им. В. Вернадского:

— Оценку события под Одессой следует разделить на две части. Во-первых, речь идет о непрофессиональных действиях специального подразделения, кстати, именно наиболее боеспособной части, которая есть в наших силовых структурах. А во-вторых, что касается стратегии действий, то много чего там было непонятного, явное «головотяпство» и совершенно неудачная организация, которая свидетельствует о непрофессиональности организации всего комплекса задач, которые выполняла на этот раз милиция. Следовательно, насколько наша милиция в таком состоянии способна защищать граждан? Чтобы оценить это, следует посмотреть социологические опросы, и становится ясно, что милиция не фигурирует среди социальных институтов, которые граждане называют способными защитить народ. И в милицию люди практически не обращаются за защитой, а идут туда лишь в состоянии крайней необходимости для правовой регистрации того или иного события. Это свидетельствует, что милиция является для нашей страны очень большой проблемой, и может быть так, что завтра найдется какой-то политический деятель, который переименует милицию в полицию, как это сделали в России, но состояние дел от того не изменится. Милиция достаточно давно уже, не первый год — слишком коррумпированная структура, «крышуется» политическими кланами, и тем людям, которые пытаются внутри милиции честно работать, там очень неуютно. В результате милиция сегодня не выполняет своих функций как общественная правоохранительная структура. Сегодня эти люди выполняют приказы, а завтра за эти приказы их могут даже посадить, потому что приказы не всегда совпадают с нормами закона.

«МИНИСТР ДОЛЖЕН ПОПРОСИТЬСЯ В ОТСТАВКУ»

Владимир СТРЕТОВИЧ, народный депутат Украины, член Коллегии ХДС:

— Таких событий давно не знала Украина, насколько вызывающе звучат факты об убийствах, что свидетельствует об ухудшении криминогенной обстановки в стране. Поражает беспечность, с которой стражи порядка вышли на выполнение спецзадания, и непрофессионализм, потому что вышли на задержание вооруженного киллера будто бы на прогулку. Как следствие такой беззаботности — близкие оплакивают своих сыновей, нескольким пострадавшим понадобится длительное лечение, а украинское государство получило пощечину в лице работников МВД. Конечно легче разгонять бабушек, бастующих против застройки, или перекрывать дорогу гражданам во время мирного шествия. Милиция потому и является вооруженным органом исполнительной власти, как это записано в законе, чтобы решать, когда и против кого применять оружие. Иначе, как промахом в профессиональной работе, случай в Одесской области назвать нельзя. В этих условиях министр внутренних дел должен попроситься в отставку из-за того, что не сохранил жизни своих подчиненных. Но, очевидно, это не в нашей стране и не при этих условиях.

«МВД ОТБРАСЫВАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ УЧАСТИЯ ОБЩЕСТВЕННОСТИ В ВОПРОСАХ РЕОРГАНИЗАЦИИ МИЛИЦИИ»

Владимир БАТЧАЕВ, председатель Черкасской областной организации Ассоциации украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов:

— Такой случай для Украины нетипичен. Сотрудники милиции погибают, но, как правило, информация об этом ограничивается лишь сообщениями в местной печати и фотокарточками с черными лентами на сайте МВД. Однако трагедия со стражами порядка в Одесской области имеет большой резонанс, и непонятно, почему руководство украинской милиции не обнародовало подробную информацию о причинах и обстоятельствах развития этих событий, а ограничивается сжатыми заметками на веб-сайте МВД. Уже высказываются мнения, что это были киллеры, которые использовались власть предержащими для ликвидации политических оппонентов или конкурентов в бизнесе. И именно не продуманная информационная политика министра Анатолия Могилева порождает эти сплетни и слухи. К сожалению, это касается не только информационного вакуума, который создается вокруг деятельности украинской милиции. Нынешнее руководство МВД полностью отбрасывает возможность участия общественности в вопросах реорганизации милиции и улучшения ее работы. И последние события являются подтверждением этого тезиса, потому что министр считает, что милиция должна сама, в своем кругу, разбираться с такими случаями, а это не так. Для того чтобы давать профессиональный комментарий, нужно знать обо всех обстоятельствах этого дела, а они скрываются. Что именно от нас скрывают, почему общественность не должна знать о том, что там происходило в действительности?

На что я сразу обратил внимание — во-первых, хорошо подготовленных и вооруженных киллеров задерживала такая малочисленная, недостаточно вооруженная и должным образом неподготовленная группа работников милиции. Это может свидетельствовать о том, что или сотрудники милиции не владели информацией и достоверно не знали, с кем в действительности им придется иметь дело, или о том, что руководители не подготовили профессионально проведение этой силовой акции. Возможно, руководители украинской милиции постепенно оставляют в стороне вопрос борьбы с организованной преступностью и надлежащей профессиональной подготовки личного состава, а больше сосредоточиваются на противодействии мирным митингам, протестам и другим проявлениям несогласия общества с действиями нынешней власти?..

Гибель любого работника милиции — это, безусловно, трагедия, как для его близких и сослуживцев, так и для всего общества. Потому что это смерть человека. Как бывший сотрудник милиции могу сказать, что, как правило, причиной этой гибели является несоответствие руководителей своим должностям. Если милиционер погиб во время операции из задержания преступников, то это свидетельствует о том, что или эта операция была небрежно спланирована, или милиционер не получил надлежащей подготовки во время прохождения службы. В большинстве случаев именно эти факторы являются причиной гибели стражей порядка.

«ПОДГОТОВКА НАШЕЙ МИЛИЦИИ ОСТАВЛЯЕТ ЖЕЛАТЬ ЛУЧШЕГО»

Николай КУЛАГА, майор милиции в отставке, Днепропетровск:

— События в Одессе показали, что подготовка нашей милиции, очевидно, оставляет желать лучшего. Тут возникает много вопросов. Например, как могло получиться, что задержание особо опасных преступников, как сообщают СМИ, сотрудники милиции проводили без бронежилетов и автоматического оружия? Вероятно, плохо была организована и операция по захвату в самой Одессе. Штурм и стрельба длились несколько часов — потребовалась помощь спецподразделения СБУ, применяли гранатометы и бронетранспортер с крупнокалиберным пулеметом. Сами руководители милиции говорят, что оружие для операции собирали, где только могли. Но это, скорее всего, не их вина. В последние годы снабжение милиции находится не на лучшем уровне. Сотрудники милиции получают нищенскую зарплату, даже если сравнивать с другими странами бывшего Союза, например с Грузией или Россией. А если нет нормальной оплаты и служебных льгот, то не будет и качественного отбора кадров. Просто люди не хотят идти в милицию и рисковать жизнью. Государство должно отпускать намного больше средств не только на оплату труда, но и на подготовку, а также экипировку милиции. Без этого в подобных ситуациях неизбежны жертвы. Самих милиционеров — погибших и раненых — я бы не стал винить ни в чем, они пострадали, пострадали и их семьи. Просто из случившегося необходимо сделать надлежащие выводы.

Иван КАПСАМУН, «День

http://www.day.kiev.ua

    powered by CACKLE