Спецоперация МВД в Одессе: Нарушили все, что только смогли и успели нарушить

В Одесской области на задержание вооруженного убийцы, находящегося в розыске за несколько убийств, отправляют 21-летних мальчишек из “Беркута” и сотрудников ГАИ…. Как по мне, результат заведомо известен.
А вот почему решили именно так провести задержание, непонятно.

В УБОП есть спецподразделение «Сокол». Их в обязательном порядке привлекают для обезвреживания особо опасных, вооруженных преступников. Они для захвата таких как Аслан Дыкаев и созданы. Проколов у спецназа УБОП МВД Украины не было, и не было проблем привлечь их к этой операции. Тем более, команду на ее проведение дал САМ МИНИСТР. Вопрос: почему на задержание не отправили «соколов»?

Как по-мне, кто-то очень готовил себе дырки в кителе для ордена, а в погонах – для звезд. И делиться «славой великой» ни с кем не хотел. В результате, огнестрельные и осколочные дырки получили подчиненные, а преступники ушли.

Организация захвата вооруженных людей, перемещающихся на автомашине – тема отдельная. Учитывая результат, можно не сомневаться – были нарушены все инструкции, написанные на этот счет за десятки лет. Нарушили все, что только смогли и успели нарушить.

Во-первых, остановленная машина не была взята на прицел. Доказать это просто. За 2.5-3 секунды АКС-74У расстреливает 30-ти патронный магазин. Этот бой вряд ли занимал более 5-ти секунд. То есть, за это время, любой из милиционеров из автомата мог ОДИН уверенно и гарантировано положить ВСЕХ, кто находился в машине. Ведь люди в машине – это всего-то групповая цель, имеющая ограниченный маневр. Но имеем факт: после того, как господин Дыкаев кинул две гранаты, убежден, кинул грамотно – за спины нападавших и открыл огонь из «ТТ» – милиционеры оказались зажаты между осколками гранат и пулями. Вывод: бежали наверняка толпой, открыть огонь не могли – мешали друг-другу. Сами представляли для Дыкаева идеальную групповую цель. Кроме того, задерживаемые были прикрыты живым щитом – сотрудниками ГАИ, которые и остановили машину. Отсюда вывод: машина с преступниками не была взята на прицел.

Во-вторых, если ментов там было, как описано – до 16-ти рыл, то можно смело утверждать: остальные просто струсили.

Я имею право оценивать эту историю просто потому, что в 1993 году, в Абхазии, на блок-посту, нам документы и оружие для проверки одинаково предъявляли, и отмороженные российские ДШБ-шники, и накуренные анашой уголовники из «Мхедриони». Было, среди ночи машину мэра Сухуми обыскивали. Так его вооруженной охране даже в голову не приходило возмущаться, хотя сам мэр был очень не доволен. И не было даже попыток нахамить! Просто потому, что каждая машина бралась на прицел двумя автоматчиками. А если подходила техника, то головную машину брал на себя расчет «ЗУ-23/2». И пока шел душеспасительный разговор на тему: кто такие и куда едем, – к хвосту колонны выдвигались два гранатометных расчета с сопровождением. Для них сигнал к атаке – стрельба на блок-посту. И по-хрену было, грузинская это техника или российских «миротворцев».

Из опыта скажу больше – для задержания ОДНОЙ машины с вооруженными, готовыми дать отпор людьми, если их не обязательно брать живыми, спецподготовки не надо! Не нужно орать дебильное «стоять-лежать-сидеть!..». Надо, всего-то, грамотно расположить стрелков. Если машина не останавливается – её надо расстрелять – как минимум колеса. Если побегут из нее – положить бегущих. А если случилось такое необыкновенное «счастье», что даже машина остановилась, надо вежливо:

   1.

      Представиться и обозначить в мегафон противнику грустные перспективы сопротивления;
   2.

      Попросить сложить оружие и покинуть машину.

А в идеале – указать через какую именно дверь покинуть, и насколько отойти от транспортного средства. Обычно, выйти просят по-одному. И забирают, тоже, по-одному. Остальных просят держать на виду руки.

Забирает и обыскивает преступника безоружный боец, но прикрытый автоматчиком, лучше двумя. Делается это – для того, чтобы исключить попытку задерживаемого добыть оружие, взять кого-то в заложники, и тем заложником прикрыться. Перед обыском, сразу как заберут с места, гражданина одевают в наручники или вяжут руки. Для обыскать, его отводят еще дальше от остальных товарищей. Идеально будет увести его из их зоны видимости – береженого Бог бережет. Может в милиции не как на войне, но убежден, правила проведения подобных операций отличаются не сильно.

Юрий Колесников, для «ОРД»
http://ord-ua.com

    powered by CACKLE