Как будут убирать Костусева? Способов тут немало.

 Нынче у одесситов большая радость. Во-первых, верховные власти наконец обратили свой критический взор в сторону Одессы, решили всерьез поинтересоваться тем, как правит городом посаженная ими сюда на прокорм около года назад команда и были, судя по событиям последних дней, обескуражены. В связи с этим за мэрию взялось антикоррупционное бюро ГУБОП МВД Украины и обнаружило, что один из ближайших сотрудников врио городского головы, которого тот перевез в наш город из Киева, где он трудился рядом с ним на сытной ниве антимонопольного комитета, возглавил небольшую, но вполне преступную группировку лиц, раздававших, понятно за приличные взятки, всем желающим куски пляжной зоны. Таким образом была пресечена противоправная деятельность вице-мэра Николая Ильченко, который, увы, не успел получить свою долю из многотысячного куша в долларах, который депутат горсовета Гоцуляк и начальник КП «Побережье» Кухтей, его подчиненные и подельники, потребовали от частного предпринимателя за клочок территории пляжа, если не ошибаюсь, на 8-ой станции Б. Фонтана. Теперь Ильченко и Кухтей просидят для начала два месяца в киевском СИЗО, а за Гоцуляком, которому запрещено покидать город, последит, чтобы не сбежал, милиция.

Второй повод радоваться связан с признанием врио городского головы того факта, что он «закрыт для журналистов», хотя одесский горсовет, по его мнению, -- самый демократичный в мире. В связи с этим Костусев после недолгих колебаний пообещал впредь от пишущей и снимающей братии не прятаться. «Я признаю, -- сказал он, -- критику от журналистов в свой адрес. Она справедлива. Обещаю, что подходы к прессе будут после каждой сессии и исполкома, если хотите — то даже в перерывах».

Нельзя не заметить, что это большой прорыв во взаимоотношениях врио городского головы с внешним миром. Вполне возможно, что он теперь откажется от учиненного им недавно антижурналистского иска, сменит гнев на милость и расскажет всем желающим это знать, откуда у него миллионы, сколько он на самом деле положил в карман за отчетный период; покажет настоящие часики космической для большинства одесситов стоимостью в десятки тысяч долларов, вместо той дешевой подделки, которую красивым жестом вручил настырной журналистке на своем брифинге; попробует объяснить одесситам, отчего его окружение начинает все больше напоминать «молодую команду» Черновецкого, грабившую столицу на протяжении долгих лет.

Я имею в виду и задержание Ильченко; и торпедирование разумных, но чужих и, стало быть, безвыгодных для чиновников инициатив, наподобие проекта реконструкции одесских теплосетей; и передачу за так, в частные руки, аэропорта; и разбойное нападение на благотворительный фонд «Ветеран», и непрекращающееся жульничество в парковочной сфере; и постоянное поношение независимого и успешного предпринимателя Тарпана с его строительными, реставрационными, инженерными проектами за явное нежелание вступать в коррупционные отношения с чиновничьей шайкой, а теперь вот безумная идея – взять да и забрать в коммунальную собственность двадцать с лишним одесских рынков у хозяев, которые, нравится это кому-то или нет, владеют ими на законных основаниях. Продолжать список возмутительных деяний группировки Костусева можно сколько угодно. И чем дальше мы будем двигаться в этом направлении, тем отчетливее будет проступать его сходство с Черновецким, с его мифическими бабушками, космическими бреднями и прилюдным пением.

Вспомните о почти невероятных кунштюках нашего врио мэра – его бесконечных самоволках; вздорной болтовне; потешных, ни для кого не опасных вспышках административного гнева; его мании величия, шкодливости, постоянной лжи по поводу и без повода; вызовите у себя в воображении светлый, лунообразный облик нашего неадекватного керманыча; загляните в честнейшие, подернутые влагой обиды за всеобщую недооценку его достоинств глазки; вспомните о том, с какой нечеловеческой ненавистью он отзывается на всех углах о своих предшественниках; полюбуйтесь, как весело с какими энтузиазмом и наслаждением он отплясывал на сельхозвыставке в тот час, когда у его зама, возможно, снимали в следственном изоляторе отпечатки пальцев, -- сделайте все это, и вы поймете, что наше сравнение не вполне корректно. Черновецкий рядом с Костусевым просто отдыхает.

Теперь становится более чем понятной инициатива «Фронта зм1н». Отставка врио городского головы для нашего города – единственная возможность возвратиться на рельсы нормального развития; выстоять в сложнейшее, кризисное время, когда нельзя полагаться, как свойственно Костусеву, лишь на подачки извне и авось; когда нужно приветствовать любую, самую отчаянную, экслюзивную затею, если она может сделать наше существование хотя бы терпимым.

Теперь, когда его прижали к стенке, Костусев заявляет, что к идее референдума, цель которого – избавление от него города, относится лояльно. И тут же, не находя в себе сил, чтобы хоть раз сдержаться, попытаться выглядеть приличным человеком, набрасывается на Гурвица, который, видите ли, не посетил ни одной сессии возглавляемого им, Костусевым, совета. Но ведь он, лукавый наш председатель, отлично знает: Гурвиц отказался участвовать в сессиях лишь потому, что выборы считает сфальсифицированными, а Костусева самозванцем. А наш самозванец без всякого зазрения совести присваивает себе начинания того же Гурвица, забывая, так сказать, о соблюдении авторского права.

Вы, наверное, заметили, как обслуживающее Костусева телевидение, мгновенно превратившееся в октябре прошлого года из демонстративно скандального, провокационного в тошнотворно сервильное, ликовало после выборов по поводу новых поликлиник, появления в больницах действующих пищеблоков; как умильно новые начальники смотрели на детишек из детского лагеря «Виктория», которые славословили Костусева в день его рождения; как набатно и торжественно звучали в прямом эфире речи по поводу выдающихся планов Одессы в сфере социальной защиты населения; с каким энтузиазмом придворные репортеры сообщают нам о первых шагах на стройплощадке новой больницы скорой помощи… Не буду продолжать. Скажу только, что и успехи в области городского здравоохранения, которое, кстати, на беду, собираются сейчас реформировать; и сохранившиеся оздоровительные лагеря, и забота о неимущих, сиротах, обездоленных людях, и кардинальное упрощение процесса получения субсидий, и бесперебойное обеспечение больных-хроников лекарствами, и реализация идеи строительства в Одессе упомянутой больницы, и многое другое, о чем еще можно было бы рассказать, – все это дело рук Гурвица и его соратников. И если теперь продолжается, пусть на отдельных, небольших участках, но, все-таки, продолжается строительство дороги «Север-Юг», не грех вспомнить о том, кто начал сооружение магистрали и сколько выслушал в свой адрес по этому поводу грязных, ни на чем не основанных обвинений. Если теперь приезжие говорят в лицо Костусеву хорошие слова о состоянии центра города, напоминающего им, в отличие от слабовидящего Азарова, о благополучной Европе, то было бы правильно, если бы он рассказал им честно о том, благодаря кому именно застелены асфальтом узкие, корявые, непроходимые улицы, вроде Колонтаевской, и признался бы, сколько раз кряду он, Костусев, убеждал горожан в «нечистоплотности» Гурвица, -- дескать не улицы мэр реконструирует, а закапывает в землю колоссальные деньги. Если нынче в хорошо налаженный процесс разбазаривания здравниц вмешалась прокуратура, и скоро у грабителей, извините за коммунистическую формулировку, отберут награбленное, то не грех оживить в памяти эпизоды борьбы мэрии Гурвица хотя бы с партией «Родина», пытавшейся силовыми приемами захватить территорию старейшей одесской здравницы -- санатория им. Горького.

Всякая нормальная горадминистрация признала бы, что в процессе развития города всегда имеет место преемственность неких традиций, сохранение каких-то разумных тенденций, словом, -- начатое предшественниками неизбежно, кто бы ни пришел им на смену, продолжается. Гурвиц, возвратившись в город, не воевал с Боделаном. То немногое, что было сделано толково, мэрия поддержала и пошла дальше. Костусев же, не зная, как скрыть от глаз общественности все, что оставили нам на долгие времена Гурвиц и его единомышленники; понимая бесперспективность такого подхода, в тех сферах городской жизни, где успехи противника были наиболее заметны, просто начал нагло перетягивать одеяло на себя; присваивать чужие достижения. А то, что постороннему глазу незаметно – социальные программы, например, или программы помощи детям, лишенным родительской опеки, быстро и эффективно отменил. Он – разрушитель, наш врио городского головы. А поскольку одержим разнообразными фобиями и маниями, легко управляем.

Его люди, бывшие антимонопольщики и дальние родственники, скоро, надо думать, исчезнут с горизонта. Большинство в совете им не контролируется. Своей фракции у него нет. Указания сверху могут быть выполнены через фракцию регионов, минуя его марионеточную фигуру. А сам он, чувствуя свою беспомощность, приближение конца, так при поддержке марковцев распоясался, что обязательно должен сейчас вызывать все большее раздражение Киева. Может быть, именно поэтому Одессой вдруг активно занялся антикоррупционный отряд. Думаю, эти люди никаких действий такого рода не предпринимают без согласования с верхушкой. Тогда нужно предположить, что в Костусеве, наконец, разочаровался и его недавний промоутер -- господин премьер-министр. Действительно, сколько можно! Число маленьких и больших скандалов; нелепых конфузов, связанных с именем врио городского головы, уже просто зашкаливает. Даже президент не может похвастаться такой популярностью. Пора и честь знать.

Как будут убирать Костусева? Способов тут немало. Самый простой -- проголосовать за его отставку двумя третями состава совета, и дело будет сделано. Тогда на место этого лузера сядет секретарь совета Брындак, либо присланный из Киева новый первый зам. городского головы. Не следует забывать и о референдуме, инициированном «Фронтом зм1н». Он обязательно добавит властям предержащим, которым, исходя из реакции Запада на процесс над Тимошенко и Луценко, теперь придется считаться с мнением оппозиции, уверенности в том, что Костусева нужно от греха подальше поскорее отправлять на покой. А то он обязательно опозорит Одессу какой-нибудь новой выходкой.

Сегодня город покатывается от хохота в связи с тем, что этот шут собирается председательствовать на сессиях горсовета, украсив себя символами власти – на фоне штандарта, с толстой цепью с блестящей бляхой на шее. Катастрофа! Перед городом стоят сотни нерешенных задач, а он продолжает детские игры; на сей раз -- в сказочного бургомистра. Только почему-то забыл о мантии.

Знаете что, граждане, давайте поспособствуем ему в этом. Если захочет, пускай даже скипетр возьмет и державу, в соболя до ушей закутается. Но только один раз! Ублажит свою суетливую душеньку, и -- на покой, в киевский особняк! С багажом, со всеми своими побрякушками – полученными по глупой разнарядке орденами, накарябанными литрабами книжонками! Пусть пенсионерам читает лекции. Или отправляется в Италию, в страну Пиноккио, где, как утверждает он сам, миллионы растут на любой грядке. А мы, попрощавшись с ним, переведем дух и задумаемся над нашим будущим.


Валерий Барановский

Авторская программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE