«То, что перевыборы Гурвица были сфальсифицированными не требует новых подтверждений». Видео

 Чувствую настоятельную необходимость еще раз объясниться с вами, людьми, которые смотрят и слушают мои телемонологи. Каждый из вас вправе задать мне простой вопрос, на который нет общего, усредненного ответа: «Зачем вы все это делаете, если ваши усилия ничего не меняют? Те, кого вы подвергаете критике, продолжают свое, будто ничего не произошло, а вас нет и не было в природе!» Да. Это так. Но они ведут себя в полном соответствии с выработанным в Украине алгоритмом взаимоотношений между властями предержащими, обществом в целом и журналистским сообществом, в частности.

Когда у нас, надрывая глотки, полемизируют, например, о деле Гонгадзе, все, и демократы, и консерваторы, и пишущая братия, и правоохранители, не говоря уже о нардепах, главной движущей силе и основных фигурантах любой крупной, резонансной аферы, с выгодой для всех сторон процесса, называют журналиста убитым, а власть – заказчиком, всякий раз выбирая на роль главного злодея нового человека. То это Кравченко, уникальный самоубийца, покончивший с собой двумя выстрелами в голову; то Литвин, якобы, смертельно опасающийся за свою карьеру; то вот – Кучма, недавно показательно награжденный орденом российской федерации. И никто не задается классическим для криминалистики вопросом: «Кому все это в момент исчезновения Гонгадзе было действительно выгодно и какого рожна нужно продолжать бесконечное расследование именно сейчас?»

Никто не скажет себе прямо и честно, что майор, подслушивавший президента в его рабочем кабинете и теперь привлеченный к ответственности, -- миф, так как сделать то, в чем его теперь, спустя столько лет обвиняют, ни он, ни кто-либо другой не физически не мог. Никто, кроме забугорных экспертов, не говорит, что «пленки Мельниченко» -- цифровой артефакт, который сам по себе ничего не значит, ибо, не располагая слухом породистой кошки, там нельзя разобрать ни единого слова. Распечатки, время от времени всплывающие в виде доказательств возможной вины очередного политического функционера, есть результат длительной технической работы по очистке звука и его монтажу и не могут быть признанными в полной мере аутентичными. Никто, кроме матери Гонгадзе, которую никак не удается сбить с толку, не хочет увидеть того непреложного факта, что в распоряжении следствия нет ни безголового трупа пропавшего журналиста, ни его головы. Предъявленные Лесе Гонгадзе останки она не признает телом своего сына, ссылаясь на отсутствие очевидных для нее и всех, кто его знал, примет. А ежели нет трупа, то нет и убийства, что бы там ни торочил Пукач. Это в грязные времена Вышинского признание вины считалось достаточным ее доказательством. Теперь, слава Богу, существует презумпция невиновности.

Возьмите другую нашумевшую историю – обличение педофилов в Верховной Раде и Артеке. И здесь все было поставлено с ног на голову. Не приняли во внимание материальную заинтересованность матери детей, вроде бы, подвергавшихся многолетнему насилию, в том, чтобы муж ее оказался за решеткой. На весь белый свет, не предъявив никаких данных, свидетельствующих о том, что преступление имело место, ославили на весь белый свет директора Артека и нескольких депутатов. Отца детей усадили в общую камеру, где с ним «работали» в свойственной им манере уголовники. Детей подвергли издевательским, травмирующим их распросам со стороны правоохранителей и дамы-адвоката, любительницы женского бокса, известной своим брутальным, беспардонным поведением в любой конфликтной ситуации. Не было принято во внимание и то обстоятельство, что дети легко внушаемы, психически неустойчивы и по отношению к ним проверка на детекторе лжи не может считаться в научном смысле безупречной. В итоге весь пар ушел в свисток, хотя не исключено, что следствие и тут может возобновиться, если кем-то, о ком мы можем только догадываться, будет дано такое указание.

{flvremote}http://www.krug.com.ua/public/video/0811/02/OTRAGENIYA_183.flv{/flvremote}

Скандалов подобного рода в новейшей общественно-политической истории Украины сколько угодно. Я вспомнил о двух, наиболее громких, лишь для того, что объяснить, почему не прекращаю выходить в эфир. Мною руководят те же мотивы, что и десятками журналистов, вовлеченных в дела Гонгадзе и псевдопедофилов, или теперь вот -- Луценко и Тимошенко и пытающихся анализировать происходящее на их глазах с точки зрения нормальной человеческой логики. Их не слышат и, похоже, не собираются услышать. Но они стоят на своем. Только для того, чтобы общество, все мы, вновь и вновь оказываясь перед необходимостью выбрать личную позицию, стать на чью-то сторону, получали достаточно разнообразной информации, позволяющей сделать этот выбор осмысленным. А то, что власть на эти, выбивающиеся из согласного лакейского хора голоса не торопится реагировать, решительно ничего не значит. Главное, чтобы их слышали вы. Ибо не Соня Кошкина, Виталий Портников, Роман Скрыпин или Иванов, Петров, Сидоров могут заставить ее остановиться и задуматься над собственным будущим, а только вы, ибо от вас и только вас зависят результаты грядущих выборов.
У провинции свои законы. Было бы глупо пытаться вести диалог с Киевом отсюда. Разве что -- опосредованно, рассуждая с вами вместе о столичных событиях. Но все, что касается одесской жизни, -- наша прямая забота. Возьмите историю с Николаем Павлюком, за которого уже вступились и митрополит Агафангел, и омбудсмен Нина Карпачева, не говоря уже о портовиках. Защитников у него много. Нет только Костусева, который с легкой руки Павлюка получил на местных выборах 2010 года поддержку коллектива порта, всецело доверяющего своему начальнику.

Я работал и работаю с Эдуардом Гурвицем. Вы, конечно, можете напомнить мне о трениях между мэрией и Павлюком, которые возникли в связи с тем, что планы расширения порта, объема контейнерных перевозок, намывки новых причальных территорий в нынешних границах предприятия вступили в резкий диссонанс с проектом превращения Одессы в туристический центр международного уровня, которым предполагался перенос существующих и строительство новых портовых мощностей подальше от центра города. Однако, если бы не трагический для Одессы результат избирательной компании, Гурвиц и Павлюк нашли бы общий язык и в ходе серьезной, глубокой дискуссии порт и город согласовали бы свои интересы. Сейчас Гурвица нет в городе. Но я совершенно уверен в том, что он в сложившейся коллизии был бы на стороне закона, который, отнюдь, не требует, чтобы больного человека в возрасте семидесяти одного года, точно так же, как это было сравнительно недавно проделано с Убирией, вытащили из-под капельницы и засунули в СИЗО, да еще и где-то в Крыму.

У нас в последнее время как-то странно все складывается. Обвинения выдвигаются в таких выражениях, будто нет нужды в дальнейших следственных действиях. А мера пресечения в виде содержания под стражей применяется не столько в интересах следствия, сколько для устрашения подозреваемого и всяких иных прочих, чтобы знали, кто в доме хозяин. По отношению к Павлюку, Герою Украины, это выглядит чистейшим издевательством. Но где в таком случае реакция Костусева? Ведь Павлюк еще и почетный гражданин Одессы. Святая обязанность мэра потребовать от прокуратуры исчерпывающих объяснений и обратиться вслед за тем к президенту!

Но даже если он это сделает, в чем я сильно сомневаюсь, отношение к этому человеку у меня не изменится. Вот тут-то я и могу объяснить вам, почему продолжаю, иной раз безрезультатно, стучаться со своими соображениями в ваши двери. Да, я не изменю ситуацию в масштабах Украины. Но здесь, на месте, где все мы друг друга знаем и хорошо понимаем, я стараюсь делать все возможное, чтобы горожане, включая тех, кто в октябре прошлого года голосовал за смену власти в городе, увидели, какую совершили ошибку.

Меня развлекают некоторые мои коллеги, к сожалению, коллеги, которые по дурной привычке при всяком упоминании о Гурвице переходят на язык молдаванской шпаны начала прошлого века и до сих пор неуклюже манипулируют любой информацией, которая может бросить на него тень. Поводов-то хоть отбавляй. Стоило, к примеру, просочиться слуху о том, что судью Ярош привлекают к ответу по дисциплинарной линии, тут же к этой информации крупными белыми стежками приметали напоминание о том, что именно Ярош своим вердиктом возвратила Гурвица на Думскую в 2005 году. Никому не пришло в голову обратиться за разъяснениями в Высший совет юстиции или к председателю одесского аппеляционного суда Луняченко, который расследование деятельности Ярош инициировал. Если бы досужие писаки это сделали, они узнали бы, что никакого отношения к Гурвицу новый виток судьбы упомянутого судьи не имеет. Возвращение законного мэра в город было обусловлено всеми необходимыми в таких случаях юридическими актами.

Мне кажется очень важным при каждой встрече с вами доказывать совершенно очевидную для меня истину. То, что перевыборы Гурвица были сфальсифицированными не требует новых подтверждений. К обсуждению этой позорной страницы в истории города мы рано или поздно обязательно вернемся. Такова естественная логика развития событий. Сейчас же самое время хорошенько поразмыслить о том, кого мы получили взамен! Так вот, дабы втолковать наиболее инертным горожанам, что их обжулили, не жалко ни сил, ни времени. Вы можете мне не верить, можете подозревать меня в лоббировании интересов Гурвица, но против упрямых фактов, извините, не попрешь.

Да, он не был на своем месте ангелом; далеко не все, наверное, сумел предусмотреть; где-то жестоко ошибался, что-то переоценивал; чему-то не придал, увы, должного значения. Но напрягите память. Вспомните, сколько при нем было сделано. И хорошо, качественно, достойно.

Разве можно забыть о том, какими при нем стали роддома; как начали везде спасать недоношенных малышей с помощью уникальной аппаратуры и лекарственных средств, того же курасурфа, которого у нас было сколько угодно, но за которым в других городах и сейчас охотятся днем с огнем. А больные фенилкетонурией; дети и взрослые, которые не могут есть обыкновенной пищи без риска превратиться в течение полугода в полных идиотов! В столице только теперь задумались о том, как централизованно помочь людям, страдающим этим генетическим нарушением. В Интернете недавно мелькнула информация о том, что Кабмин собирается регулярно приобретать для них специальное питание; сразу для всей Украины. Но от принятия решения до реальности – громадная дистанция. У нас же это питание закупалось регулярно. И делал это мэр на свой страх и риск.

А давно ли в большинстве одесских больниц вновь появились пищеблоки? Отгадайте с одного раза – кто упорно на этом настаивал и делал все возможное, чтобы больных поскорее начали кормить?

А новые поликлиники для детей и взрослых?

А свежий автопарк «Скорой»?

А уровень и качество социальной помощи пенсионерам, нуждающимся, малообеспеченным нашим согражданам?

А бесплатные квартиры сиротам и многодетным матерям?

А оздоровление детей в летних лагерях?

А новые дороги, наконец?

Список этот можно было бы продолжать и продолжать до бесконечности.

Что же до Костусева, то его блистательное правление ознаменовалось присвоением чужих достижений и уничтожением целого ряда социальных программ; пустопорожней болтовней по любому поводу и пренебрежительным отношением к выполнению своих предвыборных обещаний; идеологической трескотней, взамен реальных действий.

Честное слово, все это уже навязло в ушах – тарифы понижены на десять процентов, в «Аркадии» все приведено в порядок, парковки поставлены под контроль, аэропорт ушел в хорошие руки. Но мы-то знаем: жилищно-коммунальные тарифы остались прежними, парковки не имеют права называться парковками – против решений городской власти на этот счет восстал даже партнер врио мэра, бывший смэповец Черный; аэропорт безвозмездно отдан в руки тому, кому велено, и кто за это голосовал до сих пор непонятно, а в «Аркадии» простому одесситу приткнуться и по-прежнему некуда. Единственное, чем мог бы сегодня побаловать одесситов Костусев, без опасения быть уличенным во лжи, это, наверное, своими впечатлениям о последнем круизе вокруг Англии. Хотя вряд ли он станет об этом говорить. Постыдится! И то хлеб…

Валерий Барановский
Авторская программа «Отражения»
Одесса

    powered by CACKLE