Одесские СМИ: «У страхов глаза велики. А зрение никуда не годится»

 Славянское единство и «русский мир» в определенном смысле все-таки существуют. Но власти Белоруссии, России и Украины объединяет не общая история, не общая культура, а общие фобии.

ЗАПАД НАС РАЗРУШИТ

О том, что великий Советский Союз развалило ЦРУ, в Минске, Москве и в Киеве не стесняются говорить даже солидные люди. Но «самая большая геополитическая катастрофа» — дело давнее. Много очков на теории всемирного заговора двадцатого века не заработаешь. Конспирология наших дней на постсоветском пространстве «исследует» не один зловещий план, а несколько. Объединяет планы общий источник злодейства — Запад.

Существует «мировая закулиса» в действительности или это только плод больного воображения — исследователей не заботит. Тем, кто сомневается, можно предъявить фальшивый «план Даллеса» или художественное произведение Збигнева Бжезинского «Большая шахматная игра». Не убедит — читайте «Протоколы сионских мудрецов» или «Майн кампф» на выбор.

Любители оккультно-политической литературы, борцы с мировым правительством и его кознями не представляют опасности, когда сидят у компьютера или вербуют сторонников на уличных сходках. Но случается, что такие люди оказываются у власти. Бредни, вычитанные в популярных брошюрках, оказываются тогда основой государственной политики, а борьба с Западом — составной частью деятельности.

В России антизападную риторику в широкий оборот ввели пришедшие к власти чекисты. В Белоруссии такую риторику в совхозном варианте дублирует «вечный президент» Лукашенко. В Украине антизападные настроения долгое время не выходили за пределы красного и розового электората, но после «оранжевой революции» расцвели пышным цветом и распространились среди всех слоев населения преимущественно на юго-востоке.

При этом украинская революция 2004 года (как и цветные революции в Сербии и в Грузии) сформировала самую устойчивую из антизападных фобий за пределами своих рубежей. Эта фобия на несколько лет вперед определила как внутреннюю, так и внешнюю политику России и Белоруссии. И продолжает определять теперь. В сознании доморощенных диктаторов, претендентов на абсолютную власть, любое проявление демократии инспирировано западными спецслужбами и направлено на подрыв их «законной» собственности над имуществом и людьми.

Стало быть, Западу надо дать отпор как на внешнем, так и на внутреннем фронте. С отпором на внутреннем фронте проще. Авторитарные режимы, применявшие репрессии против своих граждан спонтанно, охранительные меры теперь применяют системно. Это привело практически к полному подавлению гражданских свобод в Белоруссии и в России, уничтожению конкурентной избирательной системы и к формированию культурной среды, напоминающей советскую середины 70-х годов прошлого века.

В Украине, где фобия еще не въелась в сознание власти, где формирование жесткого авторитарного режима только началось, опыт братских стран представляет немалую ценность. Но применим он исключительно на внутреннем фронте. Западные страны, ЕС и США практически смирились с уничтожением российской демократии и на дикие проявления произвола властей реагируют вялыми заявлениями. О санкциях речь не идет. Белорусскому «бацьке», сидящему «на штыках» ОМОНа и правящему в условиях международной изоляции, вообще наплевать на санкции.

Нашу страну международное сообщество пока способно «принудить к демократии». Теоретически. Есть меры, которыми Евросоюз и США могли бы воздействовать на украинских узурпаторов власти, но как показывает опыт, такие меры ни США, ни Евросоюз применять не будут даже в том случае, если в Украине пересажают всех оппозиционеров. То есть у донецких в этом отношении развязаны руки.

РЕАЛЬНЫЕ УГРОЗЫ, ФАНТОМНЫЕ БОЛИ

Но все меняется, когда антизападную фобию пытаются реализовать на внешнем фронте. В Вашингтоне, Брюсселе и других столицах бережно относятся к защите своих интересов, а любые проявления враждебности пресекают в принципе. Кучме, например, дорого обошлись одни рассуждения о том, как легально продать «Кольчуги» Саддаму Хусейну.

И если по поводу российской демократии Вашингтон ограничивается заявлениями, то по поводу строительства европейской противоракетной обороны в отношениях с Кремлем Белый дом не идет ни на какую перезагрузку. Еще более жесткой в отношении с тремя осколками СССР является экономическая политика стран Запада.

Здесь, правда, единство не наблюдается. Европейцы, привязанные к российским энергоносителям, проявляют максимум терпимости к поведению кремлевского слона в посудной лавке Старого Света. Правительства время от времени препятствуют масштабным сделкам по скупке производственных активов и банков, но Европа все больше и больше попадает в зависимость от российских абрамовичей и вексельбергов.

У США такой зависимости нет. Экономической экспансии газовой империи там дают достойный отпор, а на переговорах о вступлении России во Всемирную торговую организацию не уступают ни цента в вопросе о таможенных пошлинах. Что со временем приобретает даже скандальный характер.

Здесь надо объяснить, что частью антизападной фобии самой крупной из славянских стран является страх оказаться сырьевым придатком, колонией экономически развитой части капиталистического мира. Такое представление характерно для начала и середины прошлого века, но в мире с глобальной экономикой и свободным движением капитала лишено всяких оснований. Однако воспитанников высших партийных школ и высших школ КГБ ничем не убедишь.

На переговорах по ВТО (а также на всех многосторонних торговых переговорах) они твердо стоят на ограничительных мерах по вывозу сырья и по ввозу промышленных товаров. А энергоносители (такой же товар, как и все) пытаются вообще вывести за рамки договоренностей. Перспектива вступления в ВТО России поэтому туманна, и Украина, уже вступившая в эту организацию, еще долго не сможет разговаривать с братской страной на общем таможенном языке. Тем более не может вступить в общий Таможенный союз.

Общая антизападная фобия, однако, от этого не распадается, а вытесняется из области экономики в область финансов. А валютное регулирование в Белоруссии, России и в Украине превращается в способ в очередной раз противопоставить себя враждебному миру. Так называемую политику дедолларизации первой начала проводить Россия, но привязанная к западным рынкам, «защищает национальную валюту» осторожно, сочетая запреты на потребительские кредиты в СКВ и проводя внутренние расчеты в рублях с относительно свободным перемещением валютных средств за рубеж для импортеров и ввоз валюты для экспортеров.

В Белоруссии после майского финансового краха долларовая фобия и защита от «желтого дьявола», как и ожидалось, приобрела варварский характер. Вплоть до обещания «бацьки» запретить хождение американских бумажек на территории независимого совхоза. После финансовых конвульсий в Минске не было сомнений, что фобия затронет и Киев. Ждали только, в какой форме. И дождались.

18 июля Министерство экономического развития и торговли Украины обнародовало свой законопроект «О валютном регулировании и валютном контроле», который, по идее разработчиков, призван защитить экономическую безопасность страны и способствовать постепенной либерализации валютного законодательства.

Как обычно бывает, в тексте законопроекта о либерализации ни слова, а запретов хоть отбавляй. Причем запретов бессмысленных. Одно из положений законопроекта обязывает фиксировать цены на товары исключительно в гривне, другое запрещает внутриукраинские операции с валютой международным системам переводов. Есть и хорошо забытое старое — НБУ может требовать от экспортеров половину валютной выручки.

Надо ли говорить, что украинскую гривню и украинскую экономику даже в случае мирового кризиса защищают не законы Министерства экономики, не запреты Нацбанка, а конкурентоспособность предприятий и, грубо говоря, превышение стоимости нашего экспорта над импортом? В прошлом году украинцы завезли товаров на девять миллиардов долларов больше, чем продали. В текущем году тенденция сохраняется.

Это настоящий повод для фобий. Но никто в правительстве не обращается к врачу.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ.

http://yug.odessa.ua

    powered by CACKLE