Глас народа: что со зрением у власти?

 Как мы уже сообщали в субботнем выпуске «Юга» (статьи «Задайте власти вопрос» и «Спроси чиновника, на какие деньги он жирует»), 9 мая вступил в силу Закон Украины «О доступе к публичной информации»,
который предоставляет гражданам право доступа к любой информации, находящейся в распоряжении государственных органов, за исключением данных, предоставляющих гостайну, служебных или конфиденциальных сведений.

Напомним, что отныне граждане могут подавать информационный запрос в органы власти, не указывая причину, по которой человек просит предоставить ту или иную информацию, по телефону, факсу, по обычной или электронной почте. На ответ чиновникам отводится теперь не месяц, а пять дней, в некоторых случаях — до сорока восьми часов. За отказ предоставить необходимые сведения установлена административная ответственность в виде штрафа.

Мы поинтересовались у одесситов: что они думают о новом законе? И ответы на какие вопросы хотели бы получить от властей.

Леонид Авербух, заслуженный врач Украины, кандидат медицинских наук, член Национального союза журналистов Украины:
— Я бы хотел знать: когда власть наведет порядок в существующих нормативно-правовых документах? То есть в нашем законодательстве. Вот наглядный пример.
После обретения Украиной независимости тогдашний президент Леонид Кравчук подписал указ о запрете советских символов. Относиться к этому указу можно по-разному. Но я полагаю, что законы должны соблюдаться. И если какие-то законы отменяют, то об этом следует широко оповещать общественность. Как следствие этого — беспорядки, которые произошли во Львове. Одно дело — копия штурмового флага, водруженного над Рейхстагом, с наименованием стопятидесятой Идрицкой стрелковой дивизии. Другое — красный флаг как символ несуществующего государства. Если бы это было четко доведено до сведения граждан, то таких конфликтных ситуаций было бы меньше. Конечно, кроме случаев преднамеренных провокаций.
А что касается законодательства в целом, то мне представляется, что огромное количество принятых законов не с лучшей стороны характеризует и власть, и страну. Лучше, если законов меньше, но они четкие, внятные и общепонятные. Известно, что незнание закона не освобождает от ответственности за его нарушение. Но бывает хуже: когда человек и знает закон, но не понимает до конца, что этим законом провоз-глашается.

Михаил и Валентина Чайки, пенсионеры:
— Вопросов много. Куда ни кинь взгляд — одни вопросы. Скажем, почему жилой фонд Одессы находится в таком плохом состоянии? Еще хуже обстоит дело с ведомственными домами. Они сегодня бесхозные, брошены на произвол судьбы. О реформах в системе ЖКХ власти только любят говорить. Особенно перед выборами. На деле не делается ничего.
Вот, скажем, кандидат в депутаты от нашего микрорайона Светлана Осауленко давала предвыборные обещания содействовать в ремонте водоотвода, прокладке новых труб. Нашим пятиэтажкам уже полвека. За это время канализационная система пришла почти в полную негодность, все трубы прохудились. И что же? Выборы прошли. Кандидат в депутаты стала депу-татом. Больше никто так и не появился.
Жильцы сегодня сами ремонтируют кровлю, сами осушают подвалы, сами меняют трубы. Никому до этого нет дела. Но ведь есть работы, которые сами жильцы сделать не в силах. Почему никто не чистит водосточные желобы, не проверяет вентиляционные каналы? Почему весенняя подрезка деревьев ведется только на центральных магистралях, на улицах, по которым ездит начальство? А во дворах никто не спилит разросшиеся ветки, которые угрожают кровле, да и просто жизни людей? Кстати, об угрозе жизни. У нас на улице Солнечной была воздушная электролиния. Потом ее опустили под землю, прямо рядом с нашим домом. Четыре высоковольтных кабеля закопали на глубину двадцать сантиметров. Хотя по правилам и нормам их следовало опустить минимум на семьдесят сантиметров. Теперь живем, как на вулкане. Представляете, что произойдет, начни там кто-нибудь вести земляные работы?

Римма Березенко, редактор Интернет-проекта Клуб журналистов «Ять»:
— У меня накопилось много вопросов, которые можно объединить в две группы: первая — экологические проблемы Одессы, вторая — вопросы архитектуры и градостроительства. В частности, проблема утилизации мусора. Почему в Одессе до сих пор нет мусороперерабатывающего завода? Будет ли у нас когда-нибудь налажена цивилизованная уборка бытовых отходов? В чем проблема? Не могут выделить под завод землю? Или нет инвесторов?
Раньше емкости для мусора устанавливали во дворах, в подворотнях. А теперь контейнеры «украшают» исторический центр. А мы еще туристов зазываем...
Думаю, всех одесситов волнуют вопросы строительства новых и реставрации исторических зданий. И пресловутая проблема застройки побережья. Что мешает нашим властям навести порядок в вопросах возведения незаконных объектов? Власти меняются, а строительство продолжается — прямо на берегу, вопреки всем законам. Демонстративно сносится какой-нибудь сарай, а рядом строится двадцатиэтажная «свечка».
По сути, вопрос один: что у наших «отцов города» со зрением? Они не видят мусора, в котором тонет город, и не видят многоэтажных зданий, которые вырастают на берегу моря?

Леонид Сидорский, журналист, фотомастер:
— А у меня такой вопрос: почему власти так боятся своего же народа? Неподалеку от моего дома находится городская инспекцрия по благоустройству. Здание с бронированной дверью, которое охраняет «человек с ружьем», стоит знак «Зона». От кого отгораживаются там чиновники? От людей, на благо которых они должны работать?
При этом, заметьте, как разрастается армия чиновников. Я еще помню советские времена, когда все городские службы умещались в одном здании на Думской площади. То же касается и областных властей. А сегодня они «шикуют» метражом. Возьмите областное управление юстиции. Раньше оно находилось в здании облсовета на Канатной, а теперь заняло помещение школы. Мало того, там еще достроили один этаж. И у каждого управления и департамента — своя система охраны. А ведь все это делается на деньги налогоплательщиков, на наши с вами деньги.
Недавно власти отрапортовали: госслужащим повысили зар-плату, на десять гривень. При этом подняли цены на все: продукты питания, промышленные товары, коммунальные услуги — тепло, газ, свет, телефон, кабельное телевидение, Интернет. Взять ту же гречку. Стоила она семь-восемь гривень за килограмм. Но кто-то умышленно создал ажиотаж. Сейчас она стоит девятнадцать — двадцать пять гривень, лежит, но никто не торопится вернуть цены на прежний уровень. Когда власть решила «спасать» страну, то одна украинская компания, которую «крышует» сам министр сельского хозяйства, закупила гречку за рубежом, без тендера. Только на днях читал статью, как было проведено журналистское расследование, выявившее, что гречку закупали по девятьсот долларов за тонну, а показали, что за тысячу семьсот. У нас каждый министр, каждый депутат имеет свою «кормушку». И заметьте, в нашей стране еще не посадили ни одного коррупционера-миллионера. Так мы никогда из бедности не вылезем. Доколе это будет продолжаться? Нет никому никакой веры.
Виталий Абрамов, искусствовед, историк искусств:
— Я думаю, что Закон «О доступе к публичной информации», — это чистой воды популизм, стремление поиграть в демократию. Это лозунг. Это замечательная глупость для обывателя. Это дает людям некую иллюзию, что мы можем достучаться до нашей власти. Я историк, и достаточно традиционен. Власть никогда не давала и не даст информацию о своих действиях. Если бы это произошло, то существующая власть должна была бы уступить свое место новой. Да не нужно отчитываться, нужно просто работать во благо города, области, страны, во благо людей.

Беседовала
Наталья БРЖЕСТОВСКАЯ.

httpss://yug.odessa.ua

    powered by CACKLE