Жильцы возмущены тем, что они, брошенные на произвол судьбы

 В статье «Погорельцы без жилья» («Юг» за 19 февраля) речь шла о бедственном положении жильцов из сгоревшего дома в Пишоновском переулке, 4. И хоть пожар там произошел 31 января, никаких изменений к лучшему не наблюдается.

В День смеха не до смеха…

После первой публикации жильцы пообещали мне, что позвонят, как только произойдут хоть какие-то изменения. Позвонили они в конце марта, но вовсе не потому, что, как говорится, дело сдвинулось с мертвой точки, а наоборот, потому, что их жилищный вопрос «увяз по уши».

Сергей Холошин из седьмой квартиры рассказал по телефону, что крыши над головой нет, квартиры пропахли гарью и сыростью, стены проломаны, спать с детьми приходится на полу в подсобных помещениях. А во дворе стали появляться подозрительные люди. Одни назвали себя хозяевами сгоревшей квартиры, но при этом документы не показали, другие — рабочими, которым, дескать, поручено проводить ремонт. «Рабочих» жильцам никто не представил, что им поручено делать, неизвестно, но вели они себя довольно странно: то ухмылялись, мол, этот дом надо снести. То сетовали на мизерное финансирование, которого, дескать, не хватит даже на ремонт крыши, а то и вовсе заявляли, что делать ничего не будут, так как через год дом все равно снесут. Письма, отписанные в адрес жильцов, тоже не менее странные. Именно отписанные, а не отправленные, так как их никто не отправлял, жильцы за ними ходили сами.

— Приезжайте к нам, и вы увидите, что у нас ничего не изменилось, — сказал Сергей Холошин.

Я приехала первого апреля. Во дворе были супруги Сергей и Ольга Холошины и Мария Зайнулина из пятой квартиры с дочерью Ольгой и внуками. Ужас их бытия трудно передать словами, и им явно было не до смеха в День смеха.

«В гостинице нас не ждали…»

Напомню, в тот январский вечер, когда вместе с хозяйкой сгорела восьмая квартира, а еще над тремя выгорела крыша, внимание к погорельцам со стороны районных и городских властей было максимальным. Им предлагали пожить в гостинице «Центральная» на Преображенской, 40, обещали предоставить квартиры за счет компании-застройщика или, по крайней мере, пристроить их в какое-то общежитие. По мере «угасания» пожара угасали и обещания. Общежитие никто не искал, у компании-застройщика свои проблемы, а проживание в гостинице не финансировали.

Те, кто помнит нашу первую публикацию, знают, что должностные лица из Приморской райадминистрации и ЖКС «Портофранковский» продолжали уверять: погорельцы могли бы жить в гостинице за счет местного бюджета вплоть до решения их жилищного вопроса, но, мол, они отказались. Жильцы в свою очередь заявляли во всеуслышание, что никаких отказов от проживания в гостинице не писали, и если таковые существуют, то это фальсификация.

И вот у меня в руках письмо №Ко-541, датированное третьим марта сего года и подписанное председателем Приморской райадминистрации И.Пастушком. Цитирую: «…в адрес директора ООО «Одесский отель «Центральный» Н.А.Сарафоновой направлено письмо о предоставлении вам номеров в связи с произошедшим пожаром в вашем доме. Вам необходимо обратиться по указанному вопросу для временного проживания по адресу: ул. Преображенская, 40, гостиница «Центральная».

— Мы с этим письмом пришли в гостиницу «Центральная», — рассказала Ольга из седьмой квартиры, — но администратор нам объяснила, что письмо не является финансовым документом. Из него не видно, сколько номеров нам надо предоставить и на какой срок, а, главное, они не оплачены.

Я позвонила исполнителю письма работнику райадминистрации Светлане Шевченко и поинтересовалась: почему возникла такая несогласованность?

— Я этим вопросом не занималась, а потому готовить письмо должна была не я, но поручили мне, — ответила она. — Я просто переписала текст, который был в предыдущем письме. Если вас что-то интересует по этому вопросу, надо обращаться в отдел жилищно-коммунального хозяйства и строительства райадминистрации. Насколько мне известно, жильцы туда уже приходили.

— В письме есть ошибка: Холошин Д.С. — шестилетний ребенок, а вы адресовали ему письмо, — заметила я, но Светлану Шевченко это не смутило.

— Я не знаю. Наверное, там было так написано, — сказала она.

Эх, если бы мы только знали, как пишутся ответы на наши жалобы… Но это так, к слову. Вопрос проживания в гостинице сейчас актуален не меньше, чем в феврале, и я к нему еще вернусь.

«Тайм-аут» закончился вчера

Напомню, дворик, о котором идет речь, ровесник города и застроен двухэтажными домами буквой «П». Погорельцы живут слева. Соседи напротив им сочувствуют, но помочь ничем не могут. Обгоревшие оконные проемы забиты дощатыми щитами, и это единственное, что изменилось «в ин-терьере».

— Участок №13 ЖКС «Портофранковский» сделал это по нашей просьбе, после того как на сгоревшую квартиру стали обращать внимание бомжи и не только, — рассказал Сергей. — Однажды пришла очень активная женщина с рабочими и заявила нам, что она как хозяйка этой квартиры намерена ее ремонтировать. Мы ее, конечно, не пустили и попросили показать правоустанавливающие документы. Она громко кричала на нас, но потом вынуждена была уйти. Документы она не показала, а мы после ее визита обратились в прокуратуру с просьбой разобраться, что означает этот визит. Дело в том, что у погибшей соседки два сына, которых сейчас в Одессе нет, но это не повод лишать их права на жилье. Мы консультировались, и нам сказали, что по новому Жилищному кодексу право на жилье сохраняется даже за теми, кто находится в местах лишения свободы.

В разговор включается Ольга Зайнулина из пятой квартиры. Она возмущена тем, что работники ЖЭКа якобы усомнились в том, что она проживает по этому адресу:

— Они мне сказали: «Мы вас не знаем и не видели». А как меня можно видеть, если днем я работаю? Сейчас я здесь, потому что выходной.

Жильцы возмущены и тем, что они, брошенные на произвол судьбы, не получают по почте ответы на свои жалобы, и за ними приходится ходить.

— С 1985 года дом во всех документах значился аварийным, теперь нам пишут, что дом ветхий, и ничего доказать нельзя, — сказал Сергей.

Его жена продолжила:

— Нам сказали, что отремонтируют только крышу, а внутри ничего делать не будут. Но почему? В результате тушения пожара у нас все было залито водой, в стене образовалась дыра и везде следы гари и сырости. Да, у меня не было шикарного ремонта, но потолок был побелен и обои были новыми.

За комментариями я попыталась обратиться к руководству ЖКС «Портофранковский», но мне сообщили, что 14 марта у бывшего директора Анатолия Мельника закончился срок контракта, новый руководитель Виктор Страшный принимает дела, а потому точную информацию предоставит инженер ЖКС Роберт Цария.

— Заказчиком работ является Приморская райадминистрация, — сказал мне по телефону Р.Цария. — Принято решение проводить капитальный ремонт. Смета составлена на двести шестнадцать тысяч гривень. Как только ее утвердят, подрядчики приступят к работе. Возможно, это произойдет до майских праздников.

Еще Роберт Цария сообщил, что жильцы, дескать, сами тормозят ремонт. Вот, мол, приходили рабочие, так жильцы из нижней квартиры, то есть из пятой, не позволили им работать.

Возможно, инженер ЖКС имел в виду тот случай, когда жильцам пришлось обратиться в прокуратуру. Если так, то на тот момент смета еще и составлена не была. Неужели энтузиасты собирались работать бесплатно?

Начальник отдела по жилищно-коммунальному хозяйству и строительству Приморской райадминистрации Валерий Урывко подтвердил, что на капитальный ремонт дома действительно будет выделено двести шестнадцать тысяч гривень. Кроме того, он как человек, недавно назначенный на эту должность, еще не знал, что жильцов не приняли в гостиницу ввиду отсутствия финансирования. По его словам, он был уверен: погорельцы сами от нее отказались.

— Как же так? — недоумевал он. — Я же с комиссией приезжал к ним, и мне казалось, они меня поняли. «Больше терпели, еще потерпим», — сказали они мне.

— Валерий Владимирович, одно дело терпеть лишения до начала капитального ремонта, другое — во время него,

— заметила я. — Теперь, когда ремонт намечен на ближайшее время, они готовы потерпеть до его начала, но потом людям все равно понадобится гостиница, ведь у них дети.

Валерий Урывко взял «тайм-аут» до конца недели:

— Я не готов сейчас решить этот вопрос, — сказал он. — До пятницы (8 апреля. — Авт.) попробую с ним разобраться.

Хочется верить, что уже вчера вопрос о финансировании проживания погорельцев в гостинице на период капремонта был решен положительно и жильцов с детьми и пожилыми родителями больше не будут «футболить». Идти им некуда, даже в февральские морозы они оставались на пепелище.


Елена УДОВИЧЕНКО.

httpss://yug.odessa.ua

    powered by CACKLE