Одесские СМИ: Лидеры и реформы

 14—15 марта в Стамбуле проходило довольно заурядное региональное мероприятие. По восточному обычаю, назвали его цветисто — Международный политический саммит лидеров перемен. «Цветков» в букете набралось немного. Одним из них, разумеется, был турецкий премьер Эрдоган, а вторым неожиданно стал украинский премьер Азаров.

Ветер перемен в отдельно взятом Стамбуле

Для участия в семинаре, организованном университетом Стамбула и турецким Фондом исследований будущего, попытались привлечь ряд известных политиков, однако многие из них не приехали. Они отказались обсуждать проблемы глобального характера с большой претензией, но без четко обозначенной повестки дня. Помешало и то, что хозяевам важно было (и это вполне естественно) любой вопрос рассматривать с позиций специфически турецких.

Международное измерение современного лидерства, новые перспективы для развития, будущее глобальной экономики, отношения между цивилизациями, региональная и международная безопасность — все это было включено в тему «Новая роль Турции и ее влияние в регионе». В регионе, к которому относятся страны Черноморского бассейна (Украина в частности), Балканы и весь Ближний Восток.

В таком же плане, то есть с турецких позиций, обсуждались проблемы энергетиче-ского сотрудничества, пути разрешения конфликтов, в частности арабо-израильского, а также актуальная тема мирных и революционных перемен в арабском мире.

Турция сегодня в каком-то смысле действительно является лидером перемен. Из азиатского форпоста НАТО, многолетнего претендента на членство в Европейском Союзе страна медленно, но уверенно превращается в независимого игрока на международной арене, посредника в политическом диалоге мусульманского мира и западной цивилизации.

Этому диалогу организаторы саммита придавали большое значение, но для реализации идеи выбрали странный путь: в Стамбул пригласили, главным образом, не пластичных политиков, а самую ортодоксальную публику — духовенство и законоучителей так называемых «традиционных» религий — православных, католиков, мусульман и иудеев. Отнести этих людей к лидерам перемен можно только при очень большом воображении.

Такое же воображение надо включить, чтобы лидером перемен (в мире, в регионе или в собственной стране) представить главу украинского правительства Азарова. Надо думать, имиджмейкеры Николая Яновича и сотрудники украинского МИДа это отлично понимают. Но если на международной арене при любой возможности не напоминать, что в Украине проходят реформы, то настоящие лидеры перемен, пожалуй, забудут об этом удивительном факте.

Вице-президент США, например, уже напрочь забыл. Стремясь поддержать грядущие перемены на постсоветском пространстве, Джозеф Байден недавно совершил далекое турне Москва — Кишинев, но элегантно обошел Киев, где в ближайшем будущем не ожидается никаких сдвигов.

Из Стамбула украинские реформы видней, чем из Вашингтона. Азарова поэтому встретили вежливо. Настолько вежливо, что перед выступлением представили как Президента Украины. Настолько вежливо, что безо всякой улыбки выслушали из уст премьера фантастический проект экспорта в Турцию украинской электроэнергии. Без ухмылки выслушали и то, что правительство намерено «в дальнейшем» помогать крымским татарам, лихим словом не поминая, как в АРК это делалось в прошлом и делается в настоящем.

В дежурном порядке Азаров, разумеется, рассказал профессуре, церковным иерархам, муфтиям и раввинам сказку о наших реформах. О том, что за двадцать лет мы создали инструмент для их проведения и, наконец, намерены инструмент применить. По семи направлениям, согласно программе, утвержденной до 2014 года. В конце января в Давосе Янукович обещал аж двадцать одну «болезненную» реформу. Но кто прошлое помянет, тот до пенсии не доживет.

Впрочем, все может кончиться для нас и раньше. Результаты реформ население почувствует в следующем, 2012 году, и Азаров не уточнил, как почувствует. А турки особо не спрашивали. После знакомого для нас, но неизвестного за рубежом утверждения, что «реформы требуют стабильности», все вопросы отпали.

Чтобы котёл не перегрелся

При обсуждении одной из актуальных тем на саммите лидеров перемен вспоминали, что Мубарак в Египте правил в течение тридцати лет, президент Туниса Бен Али — двадцать три года, а Муамар Каддафи правит Ливией более сорока. Стабильности в этих странах было выше головы, а реформ с гулькин нос, что привело к последствиям.

Эти последствия в виде революций, мятежей и гражданских войн в последнее время привлекают внимание всех форумов и собраний. Не обошли «горячую» тему и в Стамбуле, но обсуждение феномена долгой стабильной власти не выходило за пределы арабского мира. А напрасно. Республики бывшего СССР представляют замечательный образец того, как власть, регулярно сбрасывая шкуру, по существу не меняется уже более двадцати лет.

В трех славянских странах — России, Белоруссии, а в последнее время и в Украине, фактически восстановлена однопартийная система. Управляющая страной олигархия монополизировала власть так же, как в свое время коммунистическая номенклатура, социальные «лифты», позволяющие обновлять элиту, перестали работать, а демократические институты, включая избирательную систему, превратились в фикцию.

В широких слоях населения все это рождает глубокое недоверие к «стабильной» власти, а недоверие исключает реформы. Тем более «болезненные» реформы. Мубарак, кстати, в последние несколько лет пребывания у власти задумал целый ряд экономических и политических преобразований вполне в демократическом духе. Но не мог их провести потому, что полностью потерял доверие собственного народа.

С помощью идеологической бижутерии, мифов о национальной революции, прямом народовластии и единстве арабского мира диктаторы десятилетиями держали в повиновении свои народы. Но котел «стабильности» перегрелся, и последовал взрыв. В случае Ливии — гражданская война.

С помощью таких же мифов (восстановление империи, сохранение совхозной справедливости, строительство национальной державы) правители трех бывших советских республик двадцать лет «сидят на сене», не подпуская к управлению в своих странах свежие силы. В пределах узкого слоя «допущенных к корыту» они двадцать лет распределяют и перераспределяют украденную общенародную собственность и до последнего времени были довольны таким положением.

Но финансово-экономический кризис показал, что положение легко потерять вместе с собственностью и страной. А если массовое недовольство населения приведет к внезапному бунту — поплатиться можно и жизнью. Лукашенко такой исход пытается предотвратить эскалацией насилия, жестоким разгоном массовых акций на площадях, пытками оппозиции в КГБ. Российский тандем в отношении своего народа применяет комбинацию насилия и подкупа «нефтяными» деньгами.

В распоряжении украинской власти нет нефтяных денег. Поэтому ужесточение внутренней политики, репрессии в отношении оппозиции она вынуждена сочетать с разговорами о реформах и симуляцией их проведения. Крышка котла между тем во всех случаях закрывается так же, как в арабских странах. И вероятна такая же развязка.

Чтобы ее не допустить, нужно не укреплять вертикаль, не закручивать гайки, добиваясь мертвой стабильности, а попытаться стравить пар, вернуть доверие людей, поступиться частью неограниченной власти. Похоже, в Стамбуле это понимают лучше, чем в Киеве.


Леонид ЗАСЛАВСКИЙ.

httpss://yug.odessa.ua

    powered by CACKLE