Одесские СМИ: Власть свирепствует над людьми, но по-прежнему бессильна перед деньгами

 Уже больше года в Украине не существует политики в ее классическом варианте. Нет реальной конкуренции политических сил — ни публичной, ни скрытой. Однопартийная система действует по российскому образцу, и пока существует тенденция только к ее укреплению. Можно было бы ожидать, что по такому же образцу перестроится украинская экономика. Но ничего подобного не происходит.

Власть бессильна перед деньгами

Власть свирепствует над людьми, но по-прежнему бессильна перед деньгами. Причина простая. Если в России олигархи несравненно беднее Кремля, то в Украине они богаче своего государства и, по сравнению с ним, обладают большим преимуществом — полностью независимы от народа и свободны в принятии решений.

В отличие от Путина, способного «цыкнуть» на Романа Абрамовича и публично «построить» Олега Дерипаску, наши премьеры и президенты перед отечественными олигархами сами вытягиваются по стойке смирно. И это понятно. Там, где миллиардер не жертвует на проведение избирательных кампаний, а полностью содержит политические партии, там, где без участия «спонсоров» нельзя построить даже общественный сортир, говорить о минимальном контроле над экономикой бесполезно.

Зато вполне уместно говорить о тотальном контроле олигархов над институтами власти. Включая власть самого главы государства, которая без проведения экономических реформ на глазах съеживается как шагреневая кожа. Когда (опять же в отличие от России) речь идет не о том, с кем хозяину распилить пару-другую «лишних» миллиардов, а о том, чтобы наскрести денег, недостающих для выплаты нищенских пенсий.

Президенту Януковичу и премьеру Азарову в настоящее время не позавидуешь. С одной стороны, их интерес как государственных служащих состоит в расширении и укреплении своей власти. С другой стороны, расширять и укреплять ее в настоящее время они могут, только ограничивая аппетиты тех, кому служат верой и правдой.

Расчет на то, что бедных удастся прокормить за счет самих бедных, вряд ли оправдается. С помощью нового Налогового кодекса какую-то часть предпринимателей действительно удастся «вывести из тени» (то есть заставить платить налоги), но еще большей части придется закрыть нерентабельный бизнес (и таким образом не приносить в бюджет ничего).

Очевидный вывод — крупный капитал надо заставить делиться. Не приобретая для «карманных» чиновников автомобили, не оплачивая их отдых в Монте-Карло, а переводя компании из оффшоров на родину и отчисляя законные налоги в бюджет. Время от времени о подобных задачах говорит сам премьер Азаров. Но слова остаются словами, поскольку кнута для реализации этих задач Николай Янович не имеет.

А пряников сладких, увы, не хватает на всех

Куда хуже, что президент и премьер для выведения олигархов из тени не имеют и пряников. Хотя бы таких, которые держал в своих руках Кучма. Лакомые куски в виде прибыльных государственных предприятий в основном розданы самим Леонидом Даниловичем. Льготы и преференции по налогам, тарифам и сборам регулируются теперь не вручную, а с помощью законов и судебных решений. Государственные субсидии частным фирмам в АПК или в углепроме сокращены до минимума. И самое главное — держава, в отличие от прежних времен, никак не влияет на продвижение украинского экспорта на внешние рынки.

Большие ожидания в плане проникновения и расширения деятельности на российском направлении были у наших бизнесменов «с востока». Виктор Федорович, думали они, наладит отношения с Москвой настолько, что убраны будут все препоны, квоты и исключения из режима свободной торговли, которая в СНГ теоретически существует уже больше пятнадцати лет. Откроется возможность для промышленной кооперации, для совместного выхода на рынки третьих стран, для райских, словом, условий.

Ничего из этого не сбылось. И если подумать, не могло сбыться в условиях экономического кризиса и жесткой конкуренции между партнерами, играющими на одном и том же советском индустриальном поле. Улучшение отношений между странами стопроцентно использовал только сильный партнер. Подчинив украинскую энергетику (в том числе атомную), снизив конкурентоспособность украинских товаров, защитив таким образом своего производителя.

С пришествием Януковича оправдались, правда, другие прогнозы. Прогнозы тех, кто предсказывал охлаждение отношений на западном направлении. Заключение соглашения с Европейским Союзом о зоне свободной торговли, которое планировалось подписать в 2010 году, перенесено на год 2011-й. Причем велика вероятность того, что это соглашение не подпишут и в году нынешнем.

Переговоры идут медленно и связано это, главным образом, не со «сворачиванием демократии в Украине», а с теми же причинами, которые тормозят развитие отношений с Россией — сильный конкурент давит слабого, не желает пускать чужака на свои рынки. Если соглашение с ЕС все-таки будет заключено, то количество исключений из «свободной торговли», скорее всего, будет не меньшим, чем количество таких же исключений в торговле с нашим северным соседом.

На что в такой обстановке должен рассчитывать украинский бизнес, на кого опираться и кого поддерживать? Самый вероятный ответ — опираться на самого себя и себя же поддерживать. Это, в общем, на наших глазах и происходит. Оффшорные холдинги, управляющие собственностью в Украине, все большую часть прибыли вкладывают в российские предприятия и в предприятия стран Восточной Европы, укрепляя их, а не свою экономику.

Особенность национального бизнеса

Впрочем, чего еще ожидать? Национального бизнеса (с упором на слово национальный) в Украине не могло быть по определению. Большинство крупных состояний корнями уходят в эпоху разложения и разграбления бывшей империи, а многие из владельцев кровно связаны с советской партийно-хозяйственной номенклатурой. Патриотизм или гражданская ответственность в такой среде — редкость.

Насколько редкость, стало понятно во время нынешнего продовольственного кризиса. Поначалу локального — теперь обширного. Кризиса, который с легкостью можно было предвидеть, вовремя предотвратить и при помощи защитительных мер даже извлечь пользу.

Речь, разумеется, идет о последствиях прошлогоднего неурожая зерновых в России и в мире. Украину такая беда миновала, и можно было рассчитывать на немалые барыши в торговле зерном. Только торговать следовало разумно, не оставляя без запасов собственную страну.

Украинское правительство в какой-то мере это все-таки осознало. В прошлом году, несмотря на присоединение Украины к международной Конвенции по торговле зерном, правительство Азарова ввело гласные и негласные ограничительные меры. Но сделало это так неуклюже, что спровоцировало убытки зернотрейдеров и перевозчиков, вызвав громкие и справедливые протесты.

Эти протесты, скорее всего, сыграли роль в том, что ограничения на торговлю зерном и растительным маслом не распространились на смежные группы товаров. В частности, на гречку и пшено. При том что засуха сократила урожай гречихи у соседей втрое, а проса — в пять раз. Последствия налицо. Никто из украинских крупных производителей и торговцев не пошел на добровольное ограничение экспорта, никому не пришло в голову позаботиться о населении своей страны.

Гречка с прилавков магазинов исчезла. Пшено на очереди. Растительное масло за короткий срок подорожало на тридцать процентов. Всесильный премьер Азаров признал свое бессилие в борьбе с подорожанием продовольственных товаров, заявив, что подобное наблюдается во всем мире.

Наблюдается. Только в Европе пища дорожает не в разы, а на два-три процента максимум. Любопытно узнать, почему? Может быть потому, что гречку там не едят?


Леонид ЗАСЛАВСКИЙ.

httpss://yug.odessa.ua

    powered by CACKLE