Странные вещи творятся вокруг расследования дела о убийстве Александра Коробчинского

 Странные вещи творятся вокруг расследования резонансного дела о зверском убийстве в предрождественский вечер бизнесмена и политика Александра Коробчинского. Милиция едва ли не ежедневно
сообщает все новые и новые подробности этого преступления, прямо противоположные тем, о которых говорилось накануне. Совсем запутали журналистов. Что это - попытка дезориентировать преступников, также читающих сообщения средств массовой информации, или журналистов, надоедающих своими попытками узнать правду и проинформировать своих читателей? А может быть это банальный непрофессионализм?..

Правоохранители хором убеждают, что Коробчинского убил профессионал высшего класса. Эту мысль подхватили и стали тиражировать журналисты в том числе и ведущих масс-медиа. Но мы позволим себе выразить сомнения в официальной позиции правоохранителей. И вот почему…
 
Во время пресс-конференции, проведенной 6 января, первый заместитель начальника ГУ МВД Украины в Одесской области Алексей Хлевной сообщил следующее. Александр Коробчинский был застрелен 5 января в 18:30 на пороге своего дома в Пале-Рояле возле Национального театра оперы и балета неизвестным киллером. В потерпевшего сделали двенадцать выстрелов (ранее сообщалось, что четыре, потом пять, шесть…) из оружия иностранного производства с расстояния одного метра.
 
Следствие сразу сконцентрировалось на отработке двух версий - профессиональная деятельность покойного и убийство на почве личных отношений. Политику отбросили сразу, не объясняя почему. Было возбуждено уголовное дело по ст.115 УК Украины - умышленное убийство. Опрошены очевидцы преступления. По их словам, преступник был худощав, одет в черную куртку, на голове черная шапка, белый шарф, его рост приблизительно 175 см. Чуть позже сообщили, что белым был не шарф, а вязаная шапочка.
 
Сотрудники одесской милиции, входящие в состав следствия, на условиях анонимности щедро делились подробностями, особенно радуя маленькими сенсациями журналистов газеты “Сегодня” (не хочется верить, что тайну следствия сотрудники следственной бригады попросту дозированно продают, но вывод такой напрашивается). Утверждалось, что преступление совершил профессионал высокого класса: киллер прекрасно знал рабочий график своей жертвы, ждал за углом, стоял недолго - около получаса; за это время успел выкурить пару сигарет - на месте преступления найдено несколько тонких окурков тонких сигарет с серым фильтром; видимо убийца знал, что Коробчинский был без охраны - предприниматель отпустил своего водителя-телохранителя на выходной (потом уточнили, что это был водитель, а охраны Коробчинский не имел). С маркой оружия милиция долго не могла определиться. Ссперва говорили, что из отечественного травматического, переделанного под стрельбу боевыми патронами, потом, что из “ПМ”, затем, что из “Беретты”, потом, что из “Ческой зброевки”, и, наконец, что из хорватского “Аграм-2000”…
 
Оружие убийца не выбросил. По характеру звуков выстрела можно смело сказать, что оружие было с глушителем. В пользу версии о профессионализме убийцы приводили тот факт, что на “дело” он надел белый шарф поверх куртки. Белый цвет бросается в глаза и маскирует лицо - люди, прежде всего, обращают внимание на яркие детали. Скорее всего, он этот шарф потом выбросил. Другие детали, по версии следствия, также говорят о том, что преступник уже обладал серьезным опытом в своем “ремесле” - с места преступления киллер ушел абсолютно спокойно.
 
Милиция быстро составила фоторобот преступника, однако почему-то долго прятала его от прессы. Лишь через несколько дней эти сомнительного качества рисунки попали на страницы газет (прежде всего опять же в газету “Сегодня”). А потому распространение фоторобота особых результатов не дало.
 
Интернет-издание "Взгляд из Одессы" со слов свидетелей преступления распространило новые подробности покушения на А. Коробчинского: "Киллер был 20-25 лет, одет в куртку тёмного цвета, на голове вязанная спортивная шапка. Лицо прикрыто шарфом тёмного цвета. Преступник вышел из-за угла дома. Пройдя между двумя автомобилями он подошёл к Коробчинскому, распахнул куртку, выхватил оружие и начал стрелять. После совершения убийства киллер быстрым шагом  направился в сторону переулка Чайковского. Идущим ему на встречу девушкам он сказал: "Дамочки, не паникуйте"...
 
Супруга Коробчинского Анжела поделилась воспоминаниями с журналистом газеты “Комсомольская правда в Украине”: “В день трагедии Александр и его жена Анжела возвращались домой с покупками.
 
- Было около половины седьмого вечера. Саша вышел из машины и открыл багажник, я подошла ему помочь, - уже в больнице пыталась восстановить картину происшествия супруга погибшего Анжела Коробчинская. - Вдруг я увидела в стороне какого-то мужчину, который вышел из темноты и двигался в нашу сторону. Он был в кепке, на шее шарф, в руках держал большой пистолет. Но тогда я почему-то не восприняла это как угрозу.
 
Мужчина подошел к Александру, в следующую секунду раздались приглушенные хлопки. Я сначала подумала, что это звуки взрыва петард. Только когда муж закричал, я осознала, что происходит. Потом закричала сама.
 
На крик Анжелы на улицу выбежали соседи. Увидев случившееся, они вызвали скорую помощь и милицию”.
 
В связи с тем, что очевидцы преступления рассказывают прессе отличные от милицейских подробности, возникает вопрос: на кого рассчитаны обнародованные милицией “подробности”, которыми пичкают мало понимающих в криминалистике журналистов руководители областного милицейского ведомства?
 
Даже ничего не смыслящему в криминалистике обывателю ясно, что настоящий киллер-профессионал никогда не оставит на месте никаких окурков, не станет “мелькать” перед камерами наружного наблюдения в течении получаса и уж тем более не будет палить в жертву аж двенадцать пуль да еще и с расстояния в один метр. Все это как раз говорит, что исполнивший убийство преступник не был уверен в себе: курил, пытаясь снять нервное напряжение, небрежно выбрасывая окурки, являющиеся важными уликами; “засветился” на камерах наружного наблюдения, а значит заранее скурпулезно не изучил местность, на которой ему предстояло совершить преступление; расстрелял в жертву всю обойму, потому что не был уверен в своем профессионализме стрелка и ему было не достаточно нескольких выстрелов, чтобы расправиться с жертвой; киллер не произвел контрольного выстрела, а предпочел выпалить все имеющиеся в его оружии патроны, рассчитывая скорее на “количество” чем на “качество”, оставив на месте покушения стреляные гильзы.
 
Если к этому добавить, что преступник совершил нападение при свидетелях и не ликвидировал их, намеренно надел на себя привлекающие излишнее внимание предметы одежды, а также спокойно ушел с места преступления, прихватив с собой оружие, рискуя таким образом быть задержанным с поличным, то можно сделать вывод, что это никакой не киллер-профессионал, а скорее дилетант, имевший опыт обращения с оружием и обладавший документами, способными прикрыть его в случае случайного задержания.
 
Так с какой целью высокие милицейские чины пытаются ввести журналистов и общественность в заблуждение? Как это надо понимать?
 
Все очень просто. Дерзость, с которой совершено преступление, говорит о том, что покушавшийся на Коробчинского преступник ничего не боялся, поскольку осознавал свою безнаказанность, наличие надежной высокопоставленной “крыши” в органах власти или милиции, а возможно и вовсе обладал документами сотрудника правоохранительных органов. Он был уверен в своей безопасности и безнаказанности, а потому делал свою “работу” спокойно, уверенно, ничего не боялся и никуда не спешил. Милицейский чины пытаются убедить нас в профессионализме киллера только лишь с одной целью - чтобы уже сейчас подготовить общественное мнение к мысли о том, что преступление сложное и его невозможно раскрыть. Но мы этому не верим. А потому выдвинем свои версии убийства бизнесмена.
 
Дерзость, с которой совершено преступление, говорит о том, что убийца Коробчинского ничего не боялся, поскольку знал о наличии надежной высокопоставленной "крыши" в органах власти или милиции. Он делал свою "работу" спокойно и уверенно. Милицейский же чин пытается убедить нас в профессионализме киллера только лишь с одной целью - чтобы уже сейчас подготовить общественное мнение к мысли о том, что преступление сложное и его невозможно раскрыть. С приходом нового мэра Костусева в городе начался тотальный передел собственности и сфер влияния в бизнесе. За время каденции Эдуарда Гурвица одесситы отвыкли от подобных громких убийств и рек крови. В городе было тихо и спокойно. Теперь в город возвращаются печальные девяностые годы, когда покушения и убийства были обычным явлением.
 
Убийство Коробчинского свидетельствует о том, что сегодня власти в городе нет. Он имел независимую общественную позицию, активно представлял интересы предпринимателей, защищал свой бизнес. В милиции говорят, что ему никто не угрожал, но ведь многие в Одессе из открытых источников знали об имеющих место бизнес-конфликтах, затрагивавших интересы Коробчинского. Это и часто упоминаемый керамзитовый завод, и вопросы строительной сферы, и многое другое. Конфликты эти были на слуху и очень удивительно, что милиция не отслеживала их чисто в профилактическом или оперативном плане. Объяснить это можно просто: в Одессе кризис власти. Пока люди, к ней пришедшие, делят должности, криминалитет почувствовал себя свободным, потерял страх перед наказанием.
 
При этом хотелось бы остановиться еще на нескольких важных моментах.
 
Настораживает тот факт, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий следствие уделяет чрезмерное внимание выемке документов на предприятиях, принадлежавших Коробчинскому. Подобные действия во время расследования резонансных преступлений могут заставить усомниться в приоритете целей, которые поставлены перед следствием – найти убийцу или детально выяснить все бизнес-схемы погибшего?
 
И еще. В Одессе с начала 2011 года произошло семь убийств. Такой всплеск тяжкой преступности говорит о полной потере контроля со стороны милиции над криминогенной ситуацией в регионе. Впрочем, это не удивительно. Ведь сегодня областной милицией руководят вовсе не милицейские спецы-криминалисты, а бывшие налоговики, весьма своеобразно понимающие задачи милиции на современном этапе развития украинского общества. И ни о какой профилактике преступности речь давно не идет…
 
В качестве иллюстрации к нашим словам приведем один случай.
 
Мы думали, что на раскрытие убийства Коробчинского брошены все силы милиции. Отнюдь! Вскоре после дерзкого расстрела политика в одном из поселков Одесской области в ходе проверки по месту жительства ранее судимого мужчины старший участковый райотдела милиции получил ножевое ранение. Прибыв на место происшествия, следственно-оперативная группа установила, что подозреваемый находится в доме, забаррикадировался и выполнять требования работников милиции выйти и сдать оружие отказывается. И тут началось…
 
Для задержания преступника были задействован целый отряд сотрудников спецподразделения милиции “Беркут”. Применив спецсредства, они задержали подозреваемого и доставили его в райотдел милиции. Спецоперацией на месте происшествия руководил – вдумайтесь только! - лично глава ГУ МВД в Одесской области Михаил Яцков. В результате… задержан старик, вооруженный газовым револьвером, пневматической винтовкой и раскладным ножом!
 
Нам понятны мотивы действий господина Яцкова. Если не удается быстро раскрыть убийство Коробчинского, расследование которого держит на контроле лично Президент Украины Виктор Янукович, и эффективно руководить одесской милицией, нужно хоть как-то имитировать бурную деятельность, пытаясь своими голливудскими выходками произвести впечатление на столичное начальство через прессу. Лично руководить “героическим” задержанием какого-то старика с раскладным ножом – вполне подходящий для этого повод.
 
Но лучше бы начальник ГУ МВД в Одесской области Михаил Яцков больше уделял внимание расследованию убийства Коробчинского…     


www.svobodnaya.odessa.ua

    powered by CACKLE