Одесские СМИ: Украина не Белоруссия

 Избиение коллег озверевшими депутатами-регионалами в украинской Верховной Раде вечером в четверг можно было бы считать высшим проявлением демократии на постсоветском пространстве. Но подкатило воскресенье — и пальму первенства

пришлось отдать белорусским братьям. «Бацька» отпраздновал победу на президентских выборах от души и с размахом.
Диктатор не смог разжать челюсти
Практически нет сомнений, что на президентских выборах 19 декабря за Александра Григорьевича Лукашенко отдали голоса около восьмидесяти процентов избирателей. При явке выше девяноста процентов. Этот факт можно было бы считать удивительным, если не вспомнить, что при советской власти победы блока коммунистов и беспартийных (даже тогда, когда власть трещала по швам) выглядели еще круче.
Если бы в середине семидесятых годов Андрею Сахарову, Александру Солженицыну и любому из менее известных советских диссидентов позволили выдвинуть свои кандидатуры на выборах, результат (даже в случае справедливого подсчета голосов) оказался бы таким же, как у белорусских кандидатов от оппозиции. Ничтожным.
Потому что в условиях, когда одни и те же люди держат в своих руках рычаги экономики, управляют судом и силовиками, контролируют информационное пространство, им нет конкурентов у избирательных урн. И с помощью выборов вырвать монополию на власть невозможно. Не было пока прецедентов.
Из трех «славянских» республик бывшего СССР в Белоруссии такая монополия сохранилась лучше, чем в Украине и России, где абсолютная власть правящего режима, скорее, ностальгия, чем реальность. А минскому «бацьке», шестнадцать лет назад оседлавшему братский совхоз, многое сохранить удалось.
В 1996 году с помощью референдума, признанного Конституционным судом Белоруссии незаконным, с помощью разгона парламента, с помощью «исчезновений» (читай — убийств) политиков первого ранга Гончара, Красовского, Захаренко, организованных спецподразделениями, известными как «эскадроны смерти», Александр Лукашенко восстановил «монолит» советского типа и фактически стал править страной единолично.
Сейчас меньше всего хотелось бы обсуждать тему успешности или неуспешности такого правления, упоминать о том, что при диктатуре уровень коррупции ниже, чем при демократии, какой бы совершенной она ни была, а уровень жизни граждан временами выше, чем в соседних странах. Речь сейчас о том, что режим личной власти не способен ни к каким политическим трансформациям. Даже при явной угрозе его существованию.
Не секрет, что имитация свободных и демократических выборов и временное ослабление репрессий против оппозиции перед выборами понадобились Лукашенко в сложной игре с Западом, в попытке использовать авторитет ЕС и ОБСЕ для давления на Россию, а в итоге — для продления системы российских субсидий в форме таможенных льгот и поставок дешевых энергоносителей.
Игра почти удалась. Запад почти поверил, что Лукашенко готов поступиться принципами и даже частицей власти. Но уже после победы, после того как наблюдатели от ОБСЕ и Евросоюза, игнорируя «издержки» предвыборного периода, готовы были признать соответствие всенародного голосования демократическим стандартам, все сорвалось. Диктатор, как бульдог, не смог разжать челюсти.
С помощью спецподразделений милиции и внутренних войск массовые протесты демонстрантов против нарушений избирательного процесса превратились в показательную бойню. Были задержаны, избиты и доставлены в СИЗО семь кандидатов в президенты Белоруссии (трое до сих пор в изоляторе). Причем некоторые из них задержаны не на площади, а далеко от нее в автомобилях и в собственных квартирах. Искалеченного при задержании Владимира Некляева чекисты вытащили из больничной палаты и увезли в неизвестном направлении. Задержали и увезли в неизвестном направлении даже тех политических лидеров, которые были против выхода на площадь.
По словам Лукашенко, признавшего, что он лично отдал приказ прекратить беспорядки, на Октябрьской площади и площади Независимости Минска были задержаны шестьсот тридцать девять участников массовых протестов. Если учесть, что в ряды демонстрантов КГБ внедрило провокаторов, организовавших «штурм парламента» (такое уже было использовано в Молдове), последствия для оппозиции будут такими же, как поджог Рейхстага в Германии.
У нас это невозможно. Пока
В Украине восстановление монолитной власти пока в самом начале и проходит с очевидными трудностями. Но процесс пошел, что, в частности, доказывает избиение народных депутатов в стенах парламента. Хотя применение физической силы против оппозиции в Верховной Раде не первое, впервые создалось впечатление, что экзекуция носит показательный характер и происходит по прямому распоряжению высшего руководства украинского государства.
Руководство Украины монолит уже образовало. Так что гадать, кто отдал приказ мочить бютовцев, бессмысленно. Трудно вообразить, например, что синхронное отключение освещения в зале под куполом, усилия, предпринятые для того, чтобы выгнать из Рады оставшихся наблюдать за событиями журналистов, и приказ открыть двери, ведущие в президиум ВР, исходили не из одного и того же источника.
Демонстрация Литвиным средств, чтобы заблокировать двери, как холодного оружия, якобы принесенного в зал оппозицией, только усиливает эффект от подлости и лживости как спикера парламента, так и всей украинской «верхушки», взявшей курс на уничтожение политических конкурентов. Кстати, эта верхушка — президент Янукович, премьер Азаров и их прихлебатели — упорно называет избиение оппозиционных депутатов дракой.
Но если бы дело было в определениях. Преследование оппозиции вовсе не ограничивается залом Верховной Рады и взаимоотношениями фракций, «семейным делом», как пытается изобразить конфликт лидер регионалов в ПР господин Ефремов. Гораздо серьезнее за дело устранения конкурентов Януковича взялись суды и прокуратура.
В понедельник, 20 декабря, после очередного допроса в Генпрокуратуре Юлии Тимошенко изменили статус с «подозреваемой» на «обвиняемую» и ограничили свободу передвижения подпиской о невыезде. Если учесть, что лидер БЮТ в этот же день должна была отбыть в Брюссель на саммит Европейской народной партии, вывод о «своевременности» и направленности обвинения возникает сам собой. И усиливается от откровенно издевательской формулировки постановления следователя. Оказывается, ЮВТ допустила нецелевое использование бюджетных денег «в личных интересах». То есть для своевременной выплаты пенсий гражданам.
Трудно сказать, с какой степенью интенсивности процесс расправы над бывшим премьером пойдет дальше. Но надо понимать, что будущий суд над Тимошенко и членами ее правительства (пока под угрозой преследования трое министров, но «еще не вечер») не только прецедент, но средство устрашения. Концентрация власти в руках регионалов и лично президента Януковича после такого суда пойдет быстрее, чем концентрация власти в руках Лукашенко в 1996 году.
Конечно, Украина — не Белоруссия. Наложить лапу на народное хозяйство целиком, как это сделал Александр Григорьевич, Виктор Федорович не в силах. Многое распродано и распределено между кланами. Но частная собственность у нас до сих пор надежно не защищена законом. И с помощью сервильных судов взять под контроль собственника любого ранга — не проблема. В том числе собственника средств массовой информации. И не так, как делал Кучма с помощью «темников». А надежно. Устраняя болтливых «субъектов хозяйственной деятельности».
Как только поле зацементируют, суды поставят точку над «нецелевым использованием бюджетных средств», а по телевизору покажут расхитителей народного добра за решеткой, можно проводить свободные и прозрачные выборы. Хоть в 2011 году, хоть в 2012-м. А можно вообще не проводить. И так результат ясен.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ
yug.odessa.ua

    powered by CACKLE