Одесские СМИ: Догнать и перегнать прошлое

 Если «оранжевый» Майдан представлял необычное по любым меркам явление, то Майдан нынешний — событие ординарное, имеющее немало аналогий, в том числе и в европейской истории.

Призрак Пужада
На первый взгляд, идейное содержание массовых выступлений украинских предпринимателей 2010 года больше всего напоминает «пужадизм», кошмар Четвертой республики Франции. Союз по защите владельцев магазинов и ремесленников в начале пятидесятых годов прошлого века набрал там необычайную силу, а в 1956 году на выборах в парламент получил 11,6 процента голосов избирателей и завоевал пятьдесят два депутатских кресла.

Между тем основатель и глава движения Пьер Пужад во время избирательной кампании грозился разрушить парламентскую систему как таковую, искоренить «налоговую инквизицию» и, в конечном счете, отменить налоги, идущие на содержание коррумпированной верхушки государства и лидеров продажных политических партий. Лозунги «восстания лавочников» при этом представляли собой фантастическое сочетание экономических свобод и «большой метлы» (наведения порядка в стране). О том, как соединить свободы с порядком, не говорилось, понятно, ни слова.

С ростом экономики, уменьшением безработицы и повышением уровня жизни лозунги сторонников Пужада потеряли популярность во Франции, но в странах, где в единое целое слиты политическая нестабильность, тотальная коррупция и экономический кризис, идеи социальной справедливости время от времени приобретают вид войны против налогов.
Нынешний украинский Майдан — как раз такой случай. Случай типичный по набору требований, противоречивых и не вполне определенных. Но случай нетипичный потому, что, в отличие от европейских «налоговых войн», протест не стал знаменем и не оформился в единое общественное движение хотя бы на время. И тому, естественно, есть причины.

Большинство украинских предпринимателей, протестующих против принятия Налогового кодекса, с самого начала дистанцировались от политики по нескольким соображениям. Первое и основное в том, что бизнес везде зависим от власти, а в Украине эта зависимость абсолютна. Частная собственность не защищена. Глазом моргнуть не успеешь, как с помощью честного чиновника, неподкупного прокурора и объективного судьи лишишься всего, что нажил за годы.

Второе обстоятельство, впрочем, тесно связанное с первым, — абсолютное недоверие к ныне действующим украин-ским политикам, как представляющим власть, так и к тем, кто фактически встроен в систему, но называет себя оппозицией. Партии и блоки, представленные в Верховной Раде шестого созыва, все без исключения являются коммерческими проектами. Депутаты их избраны по закрытым партийным спискам и никак не связаны с интересами граждан. В том числе и с интересами большинства предпринимателей.
Это с очевидностью доказывает процедура прохождения и принятия Налогового кодекса в Верховной Раде, когда разумные поправки отвергались «с порога», а положения, грозящие разорить сотни тысяч, если не миллионы граждан, принимались по взмаху руки безмозг-лого дирижера.

Предприниматели, даже объединившись в партию, не смогут конкурировать с «новой КПСС», захватившей власть в Украине. Они, как показали местные выборы, не могут теперь отстаивать свои интересы и на периферии. Так что Майдан «лавочников» действительно не политика. Он акт отчаяния людей, исключенных из политики авторитарным режимом.
Самые умные из тех, кто до сих пор мерзнет в палатках на главной киевской площади, хорошо осознают пределы своих возможностей. Они стараются выжать все из временной растерянности и страха узурпаторов перед массовыми выступлениями народа.

«Все» — это почти ничего. Отсрочка ликвидации системы упрощенного налогообложения, частичное «обрезание» полномочий «налоговой инквизиции»... Впрочем, Майдан разойдется — уступки можно забрать обратно. Вето президента — что дышло. Куда экономика заведет — туда и вышло. А она покуда заводит страну в тупик.

Как выйти из тени и на свету не ослепнуть

Одним из последствий глубокого финансово-экономического кризиса в Украине конца «нулевых» годов стало то, что доходы, поступающие от экспорта товаров тяжелой индустрии, перестали обеспечивать функционирование дорогого украинского государства. Аппетиты орды чиновников, поддержание жизненного уровня миллионов бюджетников и государственная милостыня пенсионерам — даже для этого у державы стало недостаточно денег. В последние годы стремительно увеличивается дефицит бюджета, почти втрое вырос внутренний и внешний госдолг.

Поскольку половина (по некоторым оценкам, больше половины) украинских производителей товаров и услуг находятся «в тени», то есть, грубо говоря, частично или полностью уклоняются от уплаты налогов, исправить положение проще всего ужесточением фискальной политики. Эта мысль приходила время от времени всем руководителям украинского государства — «оранжевым», «бело-сердечным» и «сине-белым».

Но так же быстро эта мысль уходила. Поскольку «теневая экономика» состоит у нас из двух неравных, но в каком-то смысле одинаково «неприкосновенных» для власти частей. Большая из этих частей (примерно девять десятых) обеспечивает сверхприбыли олигархов и благосостояние нанятых ими политиков. На законных основаниях прибыли ведущих украинских корпораций выводятся за рубеж и облагаются минимальными налогами в оффшорах. Например, на Кипре.

Потери украинского бюджета при этом, по приблизительным подсчетам, достигают миллиардных сумм в долларовом исчислении. И «высветить» эти миллиарды относительно несложно. К примеру, для начала денонсировать закон об избежании двойного налогообложения с Кипром. Такое предложение, между прочим, неоднократно отвергал украинский парламент.

Вторая часть «теневой экономики» (приблизительно одна десятая) состоит преимущественно из торговых операций и оказания различных услуг. Так называемый средний и мелкий бизнес. Там, по мнению украинских чиновников, несколько миллионов украинских граждан с помощью упрощенной системы налогообложения «крадут» у правительства половину того, что обязано вернуть в карман государства.

По сравнению с недоплатами крупных корпораций, это ничтожная сумма — меньше трех миллиардов гривень. Но именно эти деньги — цена вопроса. Именно их с помощью нового Налогового кодекса, разоряя предпринимателей, собиралось «добрать» в бюджет правительство Николая Азарова. И дособиралось до Майдана.
Раньше или позже придется, конечно, уходить от «упрощенки», которая позволяет уклоняться от уплаты налогов, затрудняет борьбу с контрабандой и, в итоге, за счет теневого оборота денег подрывает финансовую систему страны. Но проблему недостачи денег в бюджете надо решать в комплексе, не разоряя миллионы человек, распределяя по возможности потери среди богатых и бедных.

Это очевидно всем, кроме тех, кто сегодня захватил власть в Украине. Отсутствие организованного сопротивления граждан при фактическом совершении государственного переворота и установлении авторитарного режима в стране породили в умах узурпаторов иллюзию всесилия и вседозволенности. В том числе в области экономики и социальной политики.

Разорятся «лавочники», мелкая буржуазия? Тем лучше. Нищими людьми управлять проще. Меньше заниматься политикой будут. 99,9 процента голосов отдадут правящей силе. Логика безошибочная. Такой логикой недавно пользовалась партия, которая в итоге потеряла не только власть, но и собственную страну.

Леонид ЗАСЛАВСКИЙ.
yug.odessa.ua

    powered by CACKLE