Фестиваль рассказчиков «Одесса — Израиль»: а Розенфельд-то при чём?

В Еврейском культурном центре "Бейт Гранд" открылся 1-й международный фестиваль рассказчиков "Одесса - Израиль". Он организован Израильским культурным центром в Одессе

и Всемирным клубом одесситов. Потому и не удивило, что многочисленных зрителей и участников фестиваля приветствовали первый секретарь Посольства Государства Израиль в Украине Марк Довев и вице-президент Всемирного клуба одесситов Валерий Хаит, фактически начавшие своими выступлениями фестивальную программу. Все полтора десятка выступивших предстали перед слушателями как яркие индивидуальности.
А послушать здесь было кого.

Это и юная одесситка Яна Жолток, и такие монстры, как Виктор Зонис(Дортмунд - Одесса), Александр Каневский(Израиль), Аркадий Львов(США).
О Каневском ничего говорить не будем - у него сегодня там же - творческий вечер.
Зонис рассказывал в "Письме брата Изи" о том, чтО "там" делать не нужно, о "братьях наших меньших" - тех, кто уехав из Одессы, не добрался до Израиля, закрепившись в Германии.

Львов оказался славен не только тем, что написал роман "Двор", не только тем, что рекомендации в Союз писателей СССР ему давали Валентин Катаев и Константин Симонов, спасший, кстати, его от ареста, но и тем, что в младенчестве и детстве жил на улице Троицкой. А эта улица была в те ещё годы главной похоронной магистралью города - путь от неё шел на Второе христианское и тогда ещё существовавшее Второе еврейское кладбище. И Аркадий Львов очень доходчиво и музыкально передал, как перед ним, шестилеткой, и его корешами, сменяя друг друга, проходили траурные процессии и маршировали бравые красноармейцы.
Ещё Аркадий Львов прочитал небольшую поэму о Сталине, вернее, Сталин рассказал о себе сам. Просто сказать, что это - сплошная антисоветчина, значит ничего не сказать. Но точная. Ничего, всё в порядке, Львова потом видели.

Зато Валентина Ковач решила обойтись без отсебятины и рассказала, что думает Исаак Бабель о Бене Крике. Получилось это у неё, как всегда, блестяще.
Аркадий Хасин вспомнил, как во второй половине 50-х годов из ЧМП, где он тогда работал, из-за действий Израиля на международной арене уволили всех семнадцать моряков-евреев, плававших на судах Черноморского морского пароходства.

И вот собрались уволенные на Приморском бульваре обсудить ситуацию. А к ним примкнул тоже уволенный некий моряк по фамилии Розенфельд, совершенно русский парень, виновный лишь в том, что его, сироту, после войны воспитала еврейская семья, давшая ему эту фамилию.
- Я-то здесь причём?! - вопрошал несчастный Розенфельд.
- Пошёл вон, такая-то морда! - отшучивались моряки.

Борис Штейнберг, журналист.
Для Интернет-газеты "Взгляд из Одессы".

    powered by CACKLE