Марк Рудинштейн: » Одесса просто создана для крупного кинофестиваля»

 Конечно, что с ним можно соглашаться или не соглашаться. Но беседовать с ним очень интересно. Разговор в Одессе с известнейшим продюссером Марком Рудинштейном

начался с вопроса о его творческих планах.

- Продюссерские планы существуют, две картины в запуске. Снимаю кино. Но уже "иду с горы".

- В Одессе в июле прошел кинофестиваль. Вы планируете в дальнейшем сотрудничать с его организаторами?

- Откровенно говорю: планировал. Но теперь сотрудничать не буду. За четыре месяца до фестиваля они мне позвонили. Я предложил им абсолютно бескорыстно помощь советом, тем, что я знаю. Я делал фестиваль в Одессе. Знаю, как его надо было делать дальше. Но они не прислушались, и то, что произошло, считаю, что дискредитировало полностью. Во-первых, нельзя делать фестиваль за два месяца. Во-вторых, нельзя делать фестиваль в угоду кому-то. Как сказал хорошо Жванецкий: конечно, платье лучше показать на две тысячи мест, чем на четырёх человек. Мы считаем это явно конъюнктурной акцией, не имеющей отношения к серьёзному созданию фестиваля. Хотя, повторяю, отбор картин картин, который проходил не без помощи отборщиков фестиваля "Кинотавр", оставлял приятное впечатление.

- Как вам позиция некоторых одесских кинодеятелей, в частности Ярослава Лупия, Евгения Женина, в том плане, что пока у нас в Украине не будет запущено кинопроизводство, до тех пор нам кинофестивали не нужны?

- Я считаю, что это их ошибка. Они вообще нытики. Я к ним с уважением отношусь, но они нытики.
Когда я делал фестиваль "Кинотавр", все говорили: пир во время чумы. Подходить к возврату кинематографа надо со всех сторон. Ведь "Кинотавр" создал атмосферу, где решались и творческие проблемы. И такую атмосферу надо создать на Украине, организовав крупный фестиваль, куда бы съезжались и украинские работники, и зарубежные, для того, чтобы решать какие-то творческие проблемы. Поэтому я с ними не согласен. Другое дело, я согласен с тем, что их надо привлекать к работе, когда начинаешь фестиваль. Но они очень такие, знаете... Это не только они. Это такое стариковское ворчание

- На фоне кинематографического безденежья?

- Да, на фоне безденежья. Поэтому я, когда делал фестиваль, то стремился идти им навстречу финансово, как бы нанять на работу. Но они так это всё настороженно воспринимают, что умудрились даже меня назвать варягом. Хотя я считаю себя коренным одесситом и являюсь им. Очень трудно. Но надо искать с ними контакты. И если кто-то хочет серьезно что-то сделать, чтоб ему здесь не мешали (смеётся), безусловно их опыт, их знание Одессы и некоторых нюансов пригодятся.
Такие фестивали не просто нужны городу. Они необходимы. И все разговоры о том, что надо сначала кино запустить, а потом фестивали...
В Швейцарии вообще почти нет кинематографа. Но это не мешает проводить им около пятнадцати крупнейших кинофестивалей. Или в Марокко: там король лично следит за тем, чтобы был фестиваль. А Арабские Эмираты, где теперь крупнейший мировой фестиваль!
Такой город, как Одесса, должен не один фестиваль иметь. Он должен иметь самый крупный фестиваль на Украине. Потому что это курортный город, международный. Все попытки сделать фестиваль в Киеве, так же как и в Москве, не увенчаются успехом. Фестиваль требует курортного места. Для того чтобы люди после кино могли собраться, поговорить, не разбежаться по домам. Одесса просто создана для крупного фестиваля. Другое дело, что его надо придумать. Нельзя показывать кино в кинотеатрах. Это кинопоказ. Для фестиваля надо строить киногород. Это недорого. Эти постройки потом можно использовать как коммерческие постройки в любом другом месте, и возить фестиваль, эхо фестиваля, по всей Украине и по всему миру. Но надо придумать фестиваль, чтобы город знал, что где-то в центре идёт грандиозное событие. А показ фильмов по кинотеатрам - это и есть показ фильмов. Но это не фестиваль. Фестиваль состоит из трёх пунктов: отбора хорошего кино, хорошей культурной программы, звёзд и красиво организованной тусовки (хотя слово "тусовка" я не люблю).

- Тусовка тоже была.

- Тусовку люди должны видеть. Вот как делает Куснирович в Москве, Копытин в Сочи.

- Красная дорожка тоже была - "туда" и "обратно" - на открытии и на закрытии.

- Не только красная. Надо чтобы люди общались рядышком. Надо, чтобы столы звёзд в ресторанах были рядом со столами, где сидят гости обычные. Вот тогда происходит событие, когда все стремятся в эту точку попасть. А так - посмотрели кино и разошлись... А если, не дай бог, кино сложное или скучное и плохое, то фестиваль начинают ругать. Потому что "фест" - там главное - праздник. Если есть праздник, - скрашиваются некоторые недостатки по программе. Если нет праздника, - то хоть завались. Кино можно посмотреть и в кинотеатре. А поучаствовать в событии...
Важно создать событие, чтобы люди могли поучаствовать в нём.
Я пообщался с организаторами этого фестиваля. Знаете, они испорчены. Они испорчены чужими деньгами. Они выполняют не киномиссию, а политическую миссию. Когда узнаешь, почему вдруг деньги оттуда - сюда. Администрация города особенно не участвует. Мы понимаем, что это событие, навязанное городу.

- Один московский продюссер заявил во время одесского кинофестиваля, что у него есть спонсор, олигарх. "Дайте мне десять гектаров земли, и я сделаю новую киностудию".

- Я тоже предлагал. Мы с мэром Гурвицем ездили, искали место. И деньги были. И опять всё кончается мелкой завистью. Вот эта мелкая зависть всё гробит, губит и не даёт возможность сделать дело. То, что надо строить новую киностудию, я не сомневаюсь. Потому что разбираться там, где уже стоят жилые дома, где берег моря явно дразнит всех... Легче строить новое, чем перестраивать старое. Вот в Питере - повоевали-повоевали и строят новую киностудию, современную, со всеми атрибутами голливудской технологии.
Не надо страдать из-за названия киностудии. Ну так назовете новую киностудию, как хотите.
В Сочи я воевал, чтобы построить новый дворец кино. Там стоит театр такой летний. И я хотел на нем поставить новый дворец кино. Как мне говорили, что это исторической место! Оказалось, что это не историческое место...

-...И даже не место.

- И не место. Поэтому не надо рассказывать всем, что Одесская киностудия - это историческое место. Обычное место. Просто все начинают ностальгировать там, где можно не ностальгировать. Зато угробят какой-нибудь памятник или что-нибудь действительно ценное. Есть Потёмкинская лестница, есть Оперный театр. А киностудия - эта развалюшка, стоящая посреди, как нож в сердце у города. И за неё еще война идёт. Война идёт за берег моря. Это надо понимать и, не задумываясь, строить новую киностудию. Назвать её "Одесская" и, поверьте мне, все будут говорить, что это "Одесская киностудия".

Борис Штейнберг, журналист.
Для Интернет-газеты "Взгляд из Одессы".

    powered by CACKLE