«Кинофестиваль — это я!», — считают некоторые одесские деятели кинематографии

 Как мы уже сообщали, председатель Одесского отделения Национального союза кинематографистов Украины Ярослав Лупий и член международной гильдии кинокритиков,

член художественного совета управления культуры и туризма Одесской областной государственной администрации Евгений Женин провели пресс-конференцию, тему которой обозначили так: "Итоги Одесского международного кинофестиваля. Поможет ли он возрождению одесского кино?"

Уже само заявленное название настраивало на дискуссионный лад: а почему этот международный кинофестиваль должен помочь возрождению одесского кино? Если под возрождением имеется в виду создание в Одессе кинофильмов, то фестиваль к этому - по определению - может иметь только весьма и весьма опосредованное отношение.

У кинофестиваля, думается, совсем иные задачи, первая из которых, - создать праздник кино, показывая фильмы, приглашая звёзд, устраивая обсуждения и мастер-классы.

Если же во время творческого общения кинодеятелей возникнут какие-то идеи съемок кино в Одессе или, как было обозначено, возрождения одесского кино иным образом, то это можно было бы только приветствовать.

Ярославу Васильевичу Лупию и Евгению Зусьевичу Женину прошедший кинофестиваль,- вернее, цитирую "так называемый кинофестиваль" - активно не понравился.

Не понравилось практически всё.

Фильмы конкурсной программы, которые они скорее не смотрели, чем смотрели.

Круглые столы и мастер-классы, которые они, судя по всему, тем паче не почтили своим вниманием.

Не понравилось то, что организаторы кинофестиваля "обманули зрителей", пообещав приезд многих звезд, которые так и не прибыли.

Не понравилось то, что у фестиваля "не было единой идеи".

Не понравился показ "Броненосца Потёмкин" на Потемкинской лестнице (Кстати, одна знаменитая одесситка, без всякой иронии - живой символ нашего города, ностальгически сетовала автору этих строк на то, что в отличие от фестиваля 1988 года на этот раз в рамках фестиваля на Потёмкинской лестнице"ничего проведено не было"!)

Не понравилось, что у фестиваля не было своего, одесского лица.

Не понравилось беспредельное хамство охраны во время открытия и закрытия фестиваля.

Не понравились места, выделенные в Оперном театре на открытии и закрытии.

Не понравилось слишком активное присутствие на сцене Оперного основного спонсора фестиваля.

Не понравилось то, что фестиваль якобы присвоил себе символ чужого фестиваля - "Золотой Дюк".

Не понравилось то, что сейчас не 1988 год. Вообще, всю систему кинематографических ценностей Я.Лупий и Е.Женин берут с того, памятного Одесского кинофестиваля.

Из их слов можно понять, что поскольку тех людей, тех звезд, в наше время в значительной мере вернуть нельзя, то и этим, нынешним, делать на кинематографической арене нечего.

Что тут скажешь?

Если охрана действительно хамила, то это в самом деле недопустимо и может испортить впечатление даже от самого лучшего кинофестиваля.

О спонсорах. К сожалению, редкие из них согласны на ненавязчивую рекламу; они стремятся к тому, чтобы их имена звучали как можно более шумно. Но неужели это негатив только этого фестиваля?

Да посмотрите: в театрах висят транспаранты, повествующие о замечательных спонсорах. Всё художественное пространство этими спонсорами, извините за выражение, пропахло. Придумаем, как сегодня без этого обойтись?

Ярослав Лупий и Евгений Женин безапелляционно дали понять, что финансовую поддержку фестивалю, вернее, его президенту Виктории Тигипко, за государственный счёт, используя служебное положение, оказал президентский муж Сергей Тигипко, являющийся вице-премьер- министром Украины. То что - муж - правда, то что - вице-премьер - тоже. Остальное - злословие.

О "Золотом Дюке".Виктория Тигипко докладывала - тем, кто хотел её слушать - что к правовым вопросам организаторы кинофестиваля отнеслись очень щепетильно и успешно решили их. И с правообладателем торговой марки и со скульптором Михаилом Ревой, который присутствовал на пресс-конференциях и в случае чего мог бы возразить, все вопросы улажены.

К тому же, отмечу, что кинофестиваль не называется "Золотой Дюк" Он называется "Одесский международный кинофестиваль". Иногда в его название добавляли слово "первый", что действительно могло несколько раздражать ностальгирующую публику. Ничего, в следующем году, когда состоится "второй" фестиваль, эта шероховатость уйдёт сама собой.

Ничего не сказали противники кинофестиваля о том, что председателем жюри была такая знаковая фигура мирового кинематографа как Йос Стеллинг.

Зато с уверенностью заявили о том, что предполагаемый приезд Жерара Депардье, а затем травма при езде на мотоцикле за день до открытия фестиваля и, естественно, не появление в Одессе, являются блефом организаторов.

И никакой, мол, Депардье ни в какую Одессу ехать не собирался. Не беда, что никаких доказательств этой версии предъявлено не было. Зато звучит эффектно!

Об "одесском лице" кинофестиваля. Конечно, хотелось бы, чтобы он имел какую-то свою изюминку. Но разве Каннский, Берлинский, Московский, различные американские фестивали, даже при наличии своих девизов, имеют нечто, дающее понять, что фестиваль проходит именно в этом городе? Там просто стремятся - бывает, успешно - к высокому уровню фильмов.

И какую "одесскость" требуют от организаторов? Уж не ту ли, какую в своё время высмеял, если не ошибаюсь, Семён Лившин, рисуя личность в штиблетах, говорящую "Жёра, подержи макинтошь"?

А что касается одесского лица, то оно на фестивале было. Актёр Владимир Машков, изумительно тонко исполнивший роль одессита в сериале "Ликвидация". Попавший в самую точку и за долгие четырнадцать серий ни грамма этой одесскости не перебравший. Хотя и удостоившийся презрительного "фи" от некоторых эстетствующих критиков.

Лучше бы эти критики обратили своё внимание на позорную скульптуру Давида Гоцмана возле здания одесской областной милиции. В стилистическом плане она является точной копией скульптуры Сергея Уточкина на Дерибасовской, что уже, согласитесь, странно. Но Уточкин у нас авиатор, спортсмен, а Гоцман - оперативник. Хоть бы кулак Давид сжал покрепче. Но нет: всё те же выгнутые пальчики, теперь на фоне псевдоромантичности.

И переходим к самому главному, к тому, из-за чего собственно и возникла эта оголтелая критика Одесского международного кинофестиваля.

Ярослав Лупий и Евгений Женин утверждают, что организаторы кинофестиваля обманули публику, рассказывая о том, что кинорежиссёр Станислав Говорухин не приехал в Одессу из-за болезни. На самом деле, мол, Говорухин не приехал в знак поддержки позиции Союза кинематографистов. А позиция эта такова: не проводить в Украине никакие кинофестивали до тех пор, пока в стране не возродится собственное кинопроизводство.

Вообще-то странная эта позиция, диковатая. Зачем же лишать зрителей удовольствия смотреть чужеземные фильмы, если мы по объективным и субъективным обстоятельствам не делаем свои? Профессиональная зависть?

И в то же время Я.Лупий и Е.Женин с обидой поведали журналистам о том, что киевляне перехватили у них самих фестиваль!. Мол, фестиваль готовили они, одесситы, а киевляне, воспользовавшись неосведомленностью в этих тонкостях областных и городских властей, отобрали у них кинофестиваль.

При этом Я.Лупий и Е.Женин не говорят, в какие сроки должен был пройти этот кинофестиваль: через два месяца или через полтора года или в более отдалённой перспективе. Не сообщают, какие фильмы там должны были быть представлены и т.п.

Но позвольте! Только что мы с вами узнали о принципиальной позиции наших кинематографистов: кинофестивали в стране не проводить! То о каком готовящемся кинофестивале могла идти речь?! Или для себя делаем исключение?

Похоже, хулители Одесского международного кинофестиваля совсем запутались в аргументации. Лучше бы всё-таки им и организаторам Одесского международного кинофестиваля наладить творческие контакты, и тогда следующий кинофестиваль, в июле 2011 года, пройдёт с еще большим успехом.

Борис Штейнберг, журналист.
Для Интернет-газеты "Взгляд из Одессы".

    powered by CACKLE