«Фонд свободы и демократии» в Одессе: Когда появится оппозиция?

 Когда в стране появится полноценная, системная, адекватная, пользующаяся доверием и, самое главное, дееспособная оппозиция, без которой украинская молодая демократия будет

находиться в постоянной опасности? Сегодня этот вопрос интересует очень многих.

Сегодняшнее неджентльменское поведение Партии регионов в парламенте, принятие многих важнейших решений практически без обсуждения и соответствующих демократических процедур в Верховной Раде, проблемы в сфере свободы слова и доступа к информации, а также при проведении уличных акций — все это прямое следствие отсутствия реальной оппозиции в стране.

Можно ли считать нынешних оппозиционеров таковыми? Ответ скорее отрицательный. В оппозиции сегодня в основном «уходящие» политические силы и персоналии, а так как наша политика очень персонифицирована, то и весь нынешний оппозиционный лагерь похож на «эвакуацию у Дюнкерка».

Сокрушительная потеря доверия к лидеру БЮТ, отсутствие политического и идеологического стержня у этой политгруппировки, еще более плачевный и жалкий конец «Нашей Украины» и ее многочисленных атаманов — все это печальный итог правления Ющенко и Тимошенко. Провалив собственную миссию, не оправдав ожидания, эти лидеры уходят. И это только вопрос времени — когда они отойдут от дел.

Для демократии в Украине было бы лучше, если бы оба они как можно скорее это осознали и добровольно ускорили свой уход из большой политики. До тех пор пока эти персонажи занимают свои места в политической системе, новая настоящая и сильная оппозиция не имеет шансов на рождение.

Откуда может взяться новая оппозиция? Насколько вообще прочна украинская многопартийность, и не являемся ли мы свидетелями зарождения новой политической модели в стране? На этот счет имеется множество мнений и еще больше сценариев дальнейшего развития.

Вариант первый: по стопам либеральных самураев

Старая оппозиция умерла. Новые политики демлагеря слишком слабы и не пользуются доверием. Партии, находящиеся не в оппозиции, но играющие «вторую скрипку» при власти, также практически утратили влияние и все больше похожи на бутафорские украшения.
Ни коммунисты, ни блок Литвина, ни другие более мелкие сателлиты — никто из них серьезно сегодня не может играть самостоятельную роль. На арене осталась одна политическая сила — Партия регионов.

Однако в силу общенациональных и внутрипартийных особенностей «Единой Россией» Партии регионов не стать. Зато она вполне может быть похожа на послевоенную Либерально-демократическую партию Японии, которая на протяжении десятков лет в одиночестве правила в стране, обеспечивая дух многопартийности, конкурентности и демократизма за счет собственной раздробленности и наличия внутрипартийных группировок и фракций. Были в этот период в Японии и другие партии, но особого влияния на политический процесс они не оказывали, ограничиваясь скорее содержанием. А настоящая политическая конкуренция бурлила в недрах ЛДПЯ.
И уже сегодня мы становимся свидетелями того, как группы внутри Партии регионов от подковерных войн переходят к публичному соревнованию. Всем известно, например, что в ПР на сегодняшний день существуют «группы влияния», олицетворяемые различными фамилиями чиновников или олигархов.

Левочкин, Бойко, Фирташ, Хорошковский — одна группа, «либералы-футболисты» Ахметов и Колесников — другая, «менеджеры-промышленники» Андрея Клюева — третья, «старая гвардия» Азарова — четвертая и так далее. Каждая из этих групп имеет свой персональный портрет, почерк и даже кое-какие идеологические основы. Почитайте интервью Бориса Колесникова, а потом того же Азарова или Тихонова, сопоставьте манеры, взгляды, принципы. Очевидные расхождения этих групп внутри ПР не заметить нельзя. А ведь их разделяет кое-что и посущественнее, а именно: экономические интересы.

Очевидно, к примеру, что Колесников или Герман вряд ли имеют такие же взгляды на многие политические вопросы, как Тихонов, Рыбак или Колесниченко. Это носители разных убеждений, они выходцы из различных, порой противоположных идеологических сред. И конфликты между ними неизбежны. А раз есть конфликты, будет и конкуренция.
Из-за слабости внешней оппозиции в Партии регионов рано или поздно появится внутренняя. Так будет до тех пор, пока внешняя оппозиция не натурализуется. И еще не факт, что ее корни не произрастут из недр все той же ПР...

Вариант второй: «очкарики» снимут розовые очки

Претендентами на лидерство в оппозиционной нише могут стать и некоторые действующие демократические политики. Первыми на ум приходят две фамилии — Гриценко и Яценюк. Особняком стоят еще два скрытых «тяжеловеса» — Порошенко и Балога.
Потенциально эти политики еще не потеряны для демократического электората. Особенно это касается, на мой взгляд, Анатолия Гриценко. Оба политика — Яценюк и Гриценко — считают себя «яйцеголовыми», имеют репутацию интеллектуалов, пользуются уважением части интеллигенции. Но чего-то им не хватает.

Яценюк растерял огромный потенциал перед президентской кампанией. Вот что с политиком может сделать ошибочная стратегия и провально проведенная кампания! Скатившись с общенационального лидерства с рейтингом в четырнадцать процентов до популярности в пределах социологической статистиче-ской погрешности, Арсений Яценюк и сегодня продолжает делать ошибку за ошибкой.
Не определившись с идеологическим лицом, не сделав однозначного выбора собственного места в политической системе координат в поствыборный период, Яценюк и далее теряет свои потенциалы.

Гриценко, напротив, так до конца и не раскрылся. Он все еще имеет потенциал, который, однако, скорее виртуален. Чего не хватает Гриценко — вопрос сложный. Кто-то говорит — харизмы, кто-то — команды и все — денег.
У Балоги нет рейтинга, но есть воля и харизма, есть какие-никакие ресурсы, у Порошенко есть почти все, но нет решимости или желания. А объединиться они смогут, судя по всему, только за пять минут до расстрела.
И все же эти политики способны, пусть и чисто теоретически, выйти на первые роли в демократическом лагере. Но для начала им нужно решить главную проблему этого лагеря — упорное нежелание уйти в тень Юлии Тимошенко.

Вариант третий: оппозиция из «менс хелф»

Все еще подает надежды Сергей Тигипко. Он и его «Сильная Украина» неоправданно зачислены в сателлиты Партии регионов. А зря.
Ни демократы, ни регионалы не придают нынешнему вице-премьеру должного значения. Первые считают Тигипко слишком «восточным», вторые — слишком гламурным. А он между тем наращивает мускулы. Причем сегодняшнее отсутствие идеологиче-ского стержня у Тигипко для него не минус, а скорее плюс, ибо дает широкое поле для маневра, делает его гибким и малоуязвимым.

Поход во власть не принес Сергею Леонидовичу, как на это надеялись его оппоненты, негатива. Сила Тигипко сегодня именно в том, что он еще волен решать, кем стать и куда пойти. Попытаться стать лидером мощной оппозиции и альтернативой Партии регионов либо скатиться до уровня брендового рекламного проекта, какими были в свое время «зеленые» и «Команда озимого поколения». Ближайшее время покажет, на что хватит решимости у героя журнальных обложек.
Вариант четвёртый:
они придут с улицы

Свято место пусто не бывает. Страна не сможет долгое время жить без сильной оппозиции. А Янукович вряд ли станет диктатором. Что тогда?
Не исключено, что демократическая оппозиция возродится, как птица Феникс, на пустом месте, так сказать, с чистого листа. Придут новые лидеры, фамилии которых мы пока даже не знаем.

Появиться они могут только в результате проведения мощных общенациональных гражданских акций. И если эти акции затронут большую часть общества, если они не будут отрежиссированы в кабинетах, то их лидеры, лидеры гражданского протеста, могут стать архитекторами новой демократической оппозиции. Этот процесс будет непростым и небыстрым. Хотя загадывать не стоит.

Студенческие акции девяностых годов были во многом спонтанными. А деятельность нынешнего министра образования, к примеру, все еще способна поднять авангард демократического лагеря в стране, а именно: студенчество.

Однако лидеры могут прийти и из других сообществ. Осенью и зимой общество почувствует последствия повышения цен на газ, пенсионной реформы, изменений правил предпринимательства, налогообложения и так далее. И кто сказал, что эти новшества придутся по душе сегментам гражданского общества? И кто сказал, что оно будет спокойно созерцать бездействие или бессилие оппозиции?

Так или иначе, процесс формирования мощной оппозиции в стране актуален, он нужен не только самой стране, но, как это ни парадоксально, и Партии регионов. Без внешней оппозиции регионалы рискуют стать ристалищем внутренних подковерных «боев бульдогов».
Нынешние победные реляции власти уже осенью поутихнут, а после результатов выборов в местные органы власти и вовсе пройдут. И тогда станет вопрос потенциальной альтернативы в украинской политике. Это не может быть Тягнибок, разумеется. Хотя и он выполняет сегодня своеобразную функцию «санитара леса».

Владимир КУРЕННОЙ,

народный депутат Верховной Рады пятого созыва, глава правления «Фонда свободы и демократии».

yug.odessa.ua
    powered by CACKLE