Владимир Куренной: Мажоритарные выборы: иллюзия контроля

 Является ли мажоритарная система избрания представительских органов власти панацеей от всех бед украинского парламентаризма и местного самоуправления? Решит ли переход к мажоритарной

системе хоть одну из существующих проблем? Может быть, повысится ответственность депутатов перед избирателями? Вряд ли. Опыт прошлого свидетельствует, что ответственность будет подменяться гречкой, консервами и детскими площадками.

 О политической ответственности и говорить не приходится. Она исчезнет с избранием депутатов-мажоритарщиков, представляющих всевозможные региональные или муниципальные партии. А в том, что они появятся, можно не сомневаться! Уже сегодня спрос на рынке партий на свободные партсвидетельства о регистрации резко возрос. Вскоре сильные региональные лидеры обзаведутся собственными партиями, а многие партийные структуры уходящих в небытие политпроектов вздохнут с облегчением после рекрутирования свободно блуждающих кандидатов-бизнесменов.

Решит ли мажоритарная система проблему политического предательства? Разумеется, нет. Наоборот, теперь оно станет по-иному называться, не так оскорбительно и обидно. Мажоритарщики смогут просто «менять убеждения». Так что же тогда решает введение мажоритарной системы? Почему отвергнут путь усовершенствования пропорциональной системы в части внедрения европейских открытых списков?

Нужно называть вещи своими именами. Любая действующая власть выступает за мажоритарные выборы. И правящая элита Партии регионов не исключение. Многие считают, что мажоритарная система решит самый главный вопрос для исполнительной власти — облегчит контроль над властью законодательной.

Многие лидеры ПР раздражены сложностью переговоров с «братьями меньшими» — КПУ и блоком Литвина. И аппетиты у них непомерные, и идеологические установки зачастую курьезные. Еще сложнее велось рекрутирование так называемых «тушек». Два-три десятка депутатов выставляют целый набор разного рода требований — от финансовых до кадровых. И приходится их выполнять. А как не хочется! Хочется самостоятельно, так сказать, «в семейном кругу» решать все вопросы, делить все посты, определять все планы. И тогда кто-то самый нетерпеливый предложил покончить с этим с помощью мажоритарных выборов.

Не секрет, что на мажоритарных выборах львиная доля депутатов будут иметь бизнесовое происхождение. В крайнем случае — номенклатурно-бизнесовое. В советах всех уровней совсем не останется чистых политиков, «крикунов», «болтунов» и иных романтиков. Бизнесмены и чиновники — профессиональные прагматики — образуют становой хребет действующей власти, какой бы она ни была. Их легче «построить», после чего легче руководить, делить, отнимать и «решать вопросы».

Но не является ли это иллюзией? Представим ситуацию, что сегодня для формирования большинства ПР вынуждена была искать «точки соприкосновения» с тремя десятками «тушек». Но в советах всех уровней с пришедшими мажоритарщиками также нужно будет договариваться. Причем без всякой политики и романтики — на сугубо коммерческо-материальной основе. Бизнесмены пойдут во власть ради приумножения своих капиталов и развития своего бизнеса — и с каждым(!), а это тысячи человек, придется договариваться! Даже несмотря на наличие разветвленной и дисциплинированной сети парторганизаций у ПР, представить эффективность и управляемость этого процесса просто невозможно. Иными словами, вместо пяти-десяти процентов «тушек» лидеры ПР получат тысячи агрессивных, прагматичных и жадных «туш», которых придется и накормить, и обогреть.

Политический контроль над депутатами при такой системе еще как-то просматривается. Но его устойчивость будет скреплена экономическими договоренностями. Без них власть и правящая партия не смогут этот контроль установить. Не слишком ли дорогая цена? Не приведет ли внедрение мажоритарных выборов к новому этапу перераспределения собственности в стране со всеми вытекающими негативными процессами? Несомненно, приведет. И это повлечет новые региональные войны, новые партийно-клановые склоки. Кто от этого выиграет в конечном счете? Ну точно не эффективность системы управления в стране. И даже не правящая партия — все партии проиграют. Главными победителями станут региональные бароны и региональные кланы. Они и будут диктовать условия партиям, включая саму партию власти.

Очевидно, что контроль над законодателями региональными и парламентскими не будет достигнут с помощью перехода к смешанной системе выборов. Изменится лишь качество и масштаб конфликтов и проблем. Но они останутся. И мы вновь, уже через полгода, заговорим о несовершенстве избирательной системы. Очевидно, что сегодня Партия регионов и ее основные лидеры находятся в плену этой иллюзии. Иллюзии достижения желанного контроля над избранниками народа.

Вместе с тем нельзя мириться и с теми изъянами, которые проявились и в действующей у нас пропорциональной системе неевропейского типа. Неевропейский тип нашей системы очевиден — ни в одной стране ЕС вы не найдете подобной системы формирования представительских органов, в которой партия (читай — вождь, свита, партаппарат) — все, а кандидат и избиратель — ничто. Посему было бы логично шлифовать действующую систему, переходить к ее европейскому варианту, а именно: к открытым спискам. Это позволит ослабить влияние и контроль со стороны партвождей, увеличить самостоятельность депутата и повысить его ответственность именно перед избирателями. Но разве кто-то сегодня по-настоящему думает о решении указанных проблем? Или, может быть, кому-то нравится демонстрировать искусство компромисса (а ведь это главная и самая эффективная политическая технология). Как бы не так! За красивыми словами об этом — мечты о контроле. Но уже в ноябре все поймут, что контроль этот очень дорого обойдется. Причем не только для страны.

Владимир КУРЕННОЙ,
глава правления «Фонда свободы демократии»,
народный депутат Украины пятого созыва.

yug.odessa.ua

 

    powered by CACKLE