Одесские СМИ: В Венесуэле украинских моряков бросили в камеру с отпетыми уголовниками

 «Юг» дважды писал о жуткой ситуации, в которой оказались наши соотечественники — капитан теплохода «Би Атлантик» (совершавшего рейс под флагом Каймановых Островов) Владимир

Устименко и его помощник Юрий Датченко, плененные в венесуэльском порту Маракайбо. Без приговора суда либо заключения следствия — исключительно по надуманному подозрению в транспортировке наркотиков. Не так давно представители венесуэльского правосудия сочли недопустимой роскошью содержание украинцев под домашним арестом и поместили их в федеральную тюрьму, в камеру с отпетыми уголовниками. По сути, жизни наших моряков «перепоручили» почти восьмидесяти убийцам, насильникам и наркоманам. Однако на поверку это оказалось лишь «цветочками», наиболее реальная угроза, как выяснилось, исходит от тамошних конвоиров и сотрудников спецслужб…

— Я не могу ни есть, ни пить: перед глазами лишь одна картина — избиение моего отца, — с этих слов началась наша беседа с Натальей Устименко, дочерью капитана злосчастного теплохода «Би Атлантик». — После того как папу и его второго помощника поместили в тюрьму, оставалась, честно говоря, единственная надежда — на президента Виктора Януковича. Вернее, на его обращение к президенту Венесуэлы в защиту наших родных — граждан Украины, о чем мы постоянно просим украинские власти. Однако ответа мы так и не получили, а вот новости, поступающие из-за океана, просто ужасают! Через посредников удалось договориться о том, что раз в неделю у нас будет возможность пару минут поговорить по телефону со своими близкими. (Подобное стало возможным, вероятнее всего, благодаря месячному взносу в шесть тысяч долларов, который передал тюремщикам иностранный судовладелец. В предыдущей публикации («Юг» за 15 мая, «Судьба — в руках президента») мы уже рассказывали об условиях содержания заключенных — без воды, без вентиляции и практически без туалета — в федеральной тюрьме Венесуэлы, а также о выдвинутых материальных претензиях для сохранения жизни морякам. Теперь к перечню «vip-услуг» прибавилась разовая мобильная связь. — Авт.). Именно так мы узнали о страшном ЧП. Отца и Юрия Датченко повезли в суд, а на обратном пути их зверски избили.

Причем не простые полицейские, которые обычно исполняют конвоирские функции, а сотрудники спецслужб. Именно они, по словам отца, сразу же бесцеремонно заломили руки морякам, намертво зафиксировав их за спиной наручниками. По пути в суд арестованные около часа терпели боль, по рукам отца текла кровь. Все это в наглухо запертой спецмашине, где температура превышала пятьдесят градусов! Когда прибыли на место, сопровождавшие нарочито игнорировали просьбы о том, чтобы ослабить наручники. После очередной судейской «комедии» украинских пленников транспортировали обратно в тюрьму. Тогда-то конвоиры уже не стесняли себя в выборе средств и методов: закованных моряков избили до полусмерти. После чего бросили в ту самую камеру, не давая ни воды, ни еды. У одного из этих нелюдей вырвалось: «Может, хоть таким образом вы уже сдохнете!». Не могу ручаться за стопроцентно точный перевод, однако смысл произнесенных слов был именно таким. За время пребывания в Венесуэле отец неплохо овладел испанским языком и значение слов понимает хорошо.

Об этом он сообщил мне за несколько минут телефонного «живого эфира». Хотя голос его узнала я с трудом, все время просила повторить сказанное. Только к концу разговора поняла: папа сильно шепелявит, потому что выбиты зубы (плачет)… Моему отцу шестьдесят, за плечами множество сложнейших рейсов по морям-океанам. Всякое случалось, но чтобы такое! Честно скажу, не припомню, чтобы папа когда-то жаловался. Наоборот, он всегда старался вселить в нас дух уверенности, говорил: «Ничего, прорвемся!». Сейчас же я услышала в трубке: «Доченька, я так больше не могу, это конец…». По словам Галины Датченко, жены сорокавосьмилетнего помощника капитана, ей также удалось поговорить с мужем по телефону: — По голосу я почувствовала, что Юре совсем плохо. Когда я спросила, что мы еще можем предпринять, он сорвался и сказал: «Никуда больше не ходите, ни к кому не обращайтесь. Все это бесполезно. Мы никому не нужны. Нас просто бросили и забыли…».

Я поняла: Юра в отчаянии, на грани срыва. Ранее он, протестуя против помещения их в камеру, объявил голодовку: трое суток не ел и не спал, но должного эффекта не добился. Сейчас молю Бога об одном, чтобы там, в венесуэльской тюрьме, ничего больше не случилось. Ведь в состоянии, в котором они находятся, могут еще что-то с собой сотворить… Очень тяжело… Каждый день Яночка (тринадцатилетняя дочь Галины и Юрия. — Авт.) спрашивает: когда же папа вернется? Что ей ответить?! Ведь я не президент страны, к которому за помощью обратились все мы, в том числе и Яна, умолявшая: «Дорогой Виктор Федорович, я вас очень прошу: верните моего папочку!». Время идет, а ответа и конкретных действий нет… Напомним, дипломатическое представительство Украины в Венесуэле отсутствует. Отдельные контакты осуществляются с помощью украинского посольства в соседней Бразилии либо посольства Беларуси, поддерживающей дипломатиче-ские отношения с Венесуэлой. Именно последним обстоятельством воспользовался накануне окончательного заточения Юрий Датченко.

Он обратился с посланием к президенту Уго Чавесу. Мы располагаем текстом этого письма: «Во время визита президента Белоруссии Лукашенко в Венесуэлу были подписаны несколько соглашений по международному сотрудничеству. В том числе и о поставке венесуэльской нефти в Белоруссию. Поставки по контракту будут производиться морским путем, через Карибское море, Атлантический океан, Средиземное, Эгейское, Мраморное и Черное моря. Непосредственно в Одесский морской порт. Это уже государство Украина, гражданином которого я являюсь. Обращаюсь к вам, господин президент Уго Рафаэль Чавес Фриас, с тем, чтобы вы помогли нам, двум гражданам Украины, арестованным морякам — капитану судна «Би Атлантик» Устименко и второму помощнику капитана Датченко. Задержали нас в венесуэльском порту Маракайбо по причине того, что под нашим судном на глубине восьми метров были найдены сто двадцать семь килограммов наркотиков, которые подбросила мафия, оперирующая в озере Маракайбо. У нас не было на борту никакого оборудования для погружения под воду, и мы при всем своем желании не могли прикрепить эти наркотики. Мы профессиональные моряки, с опытом работы более двадцати пяти лет, мы ни в чем не виноваты.

С 13 августа 2007 года находимся под домашним арестом, под постоянной охраной в городе Маракайбо. Мы ограничены во всем, даже в своей работе, эти годы вычеркнуты из жизни навсегда. Это несправедливо, однако наши надежды быть освобожденными, уехать на свою родину в Украину тают с каждым днем. Причины отсрочки судебного процесса всевозможные: замена судей, выбор присяжных, отключение электричества… Ради всего святого помогите нам, пожалуйста, мы устали морально и физически. Мы посылаем «SOS!!!». Господин президент, помогите нам, наши жизни в ваших руках!». В ответ — молчание. Впрочем, как и с аналогичным посланием российскому президенту Дмитрию Медведеву. К высшему должностному лицу соседнего государства наши соотечественники обратились не только в силу дружественных отношений между Россией и Венесуэлой. «Юг» ранее уже писал о том, что Регина, старшая дочь Юрия Датченко от первого брака, гражданка Российской Федерации. Она обращалась во властные институты соседней державы. Там согласились ходатайствовать за арестантов, но для этого попросили официальный запрос из украинского МИДа. Наше дипломатическое ведомство в этом запросе отказало. По словам Натальи Устименко, вопрос рассматривали около четырех месяцев, а потом ответили в том смысле, что обращаться в Россию нецелесообразно, мол, неизвестно — помогут ли, а международного скандала, дескать, не избежать. — Как говорится, бедный богатому не товарищ, так же, как и голодный — сытому, — плачут родственники моряков.

— Не понять государственным чиновникам нас, простых смертных, а нам — не понять их. Вернее, чем именно они руководствуются в своих действиях… Нам удалось также выяснить, что случаи, мягко выражаясь, бесцеремонного обращения официальных лиц в Маракайбо с моряками «Би Атлантика» имели место и ранее. Об этом недвусмысленно говорится в отправленных домой электронных письмах Юрия Датченко: «…Самая первая наша поездка в суд была организована полицейским управлением с размахом: спереди и сзади — сопровождающие машины с сиреной. По прибытии в суд мы обязаны были пройти процедуру, предусмотренную для обычных уголовников. Нас раздевали догола, проверяли все вещи на наличие колющих, режущих предметов. При этом отбирали ремни, галстуки, шнурки, ручки, очки, документы. Затем нас закрывали в специфическую зарешеченную шестиметровую камеру. Она разделена небольшой — по пояс — стеной, за которой находится туалет. Именно в этой камере нас удерживали, бывало, по шесть с лишним часов вместе с откровенно уголовными элементами. Естественно, случались небольшие провокации с их стороны. Мы же старались все уладить, не дать местным правоохранителям возможности выискать лишний повод для «беспокойства». Ведь к нам повышенный интерес, мы иностранцы. Так мы дожидались начала заседания суда. После того как нас вызвали наверх, в зал заседания, на нас надевали по наручнику, на правую руку, и сопровождали в заседание. После этого возвращали в «приемное отделение», где дожидались — опять-таки за решеткой (!) — нашего конвоира, который вызывал патрульную машину.

Из участка нас транспортировали в апартаменты, под домашний арест…». По такому сценарию проходила каждая поездка в суд. Юрий Датченко подчеркивает, что он неоднократно просил адвокатов организовать поездки в суд, минуя «приемное отделение». Пояснял, что проходить эти унизительные процедуры крайне неприятно, но адвокаты в этом отказали. «Главный адвокат Аурелио Фернандес Кончесо из международной адвокатской конторы «Клайд энд компани» (офис в Лондоне) отвечал: «Ведь вы же только временно сидите за решеткой и то не с маньяками, а с простыми заключенными…». Их целью было запугать нас, чтобы мы не возмущались, чтобы не объявляли голодовку, чтобы не обращались в СМИ, такие как CNN, — пишет второй помощник капитана. — За эти долгие месяцы и уже годы мы привыкли к такой процедуре. Вернее сказать, привыкнуть к такому невозможно, а особенно невиновному — мы просто смирились с их условиями игры. Коррумпированные чиновники вместе с шайкой адвокатов, зная и прекрасно оперируя законами, делают своему президенту антирекламу.

Ведь они не довольны его политикой и все происходящее — им на руку. Прикрываясь законами и политикой, они арестовывают суда якобы по подозрению в наркотрафике (хотя знают, что это их же мафия подбрасывает наркотики на суда), вымогают деньги с судовладельцев, конфискуют теплоходы и за счет этого обогащаются…». Казалось бы, невиновность украинского капитана и его помощника сомнений не вызывает. Судя по всему, у венесуэльского суда в том числе. В противном случае эта история не растянулась бы на три долгих года. Тем не менее оправдательный приговор служители Фемиды выносить не спешат и ведут себя, мягко говоря, неадекватно. «Перевести» судебное разбирательство в Украину почему-то не получается. Отечественные чиновники, похоже, самоустранились от какого-либо действенного вмешательства в судьбы заокеанских пленников. Все больше ссылаются на тот неоспоримый факт, что у Украины нет непосредственных дипломатических контактов с Венесуэлой. Дескать, там отсутствует наше представительство.

Словом, точно так же, как и в случаях с захватом сомалийскими пиратами: нет посольства — нет и спроса… — Согласно сообщению нашего посла в Бразилии, жизни моряков с «Би Атлантик» ничего не угрожает, — заявляет директор департамента информационной политики МИДа Украины Олег Волошин. — Они находятся в нормальных, человеческих условиях. В ближайшее время суд Венесуэлы должен вынести окончательное решение по нашим ребятам… На вопрос журналистов о том, из каких источников посол Украины в Бразилии черпает сведения о наших моряках (по словам самих моряков, он ни разу к ним в тюрьму не приезжал и даже не звонил), последовал ответ: «У МИДа нет оснований не доверять посольству в Бразилии». Стало быть, есть основания не доверять нашим гражданам, над которыми вершат самосуд в далекой заокеанской стране?

Александр ЛЕВИТ. yug.odessa.ua

    powered by CACKLE