Дом Руссова в Одессе сохранят. Но как это сделать?

 Итак, Дом Руссова в Одессе. О том, что там делается сейчас, рассказывает руководитель компании-инвестора, входящую в одну из двадцати пяти компаний группы "Инкор", Сергей Данилко.

- В конце осени прошлого года произошёл пожар. В конце февраля 2010 года к нам поступило предложение от городских властей передать нам снова функцию заказчика по реконструкции этого дома и комплекса зданий, которые примыкают к нему. Но начать эту работу городские власти нам предложили с того, чтобы провести противоаварийные мероприятия по спасению этого дома.
С начала марта мы приступили к работам, привлекли для этого известную в городе компанию "Реставратор",которая реставрировала около семидесяти процентов всех памятников архитектуры в Одессе. Очень деликатно проводились работы по демонтажу всех аварийных элементов здания. Проведено изучение технического состояния здания, были демонтированы все аварийные элементы фасада, балок, перекрытий, стен. Было вывезено около восьмисот кубометров мусора - это больше ста грузовиков "КамАЗ". Эти работы были закончены в конце апреля. С начала мая были начаты работы по установке строительных лесов. Мы за свои средства купили 1200 квадратных метров строительных лесов. Сейчас закончены работы по монтажу строительной сетки. В ближайшее время приступаем к демонтажу аварийных элементов фасада - лепки, кровли, эркеров, балконов, которые сегодня висят просто на волоске.
Третий этап, который мы предполагаем начать после окончания работ с фасадом, - это работы по строительству временной кровли на крыше здания и это защита здания от попадания осадков. Если всё будет идти хорошо, эти работы предполагается закончить к концу осени, чтобы здание было полностью законсервировано.
Должно быть проведено комплексное техническое изучение технического состояния этого объекта. Здание было аварийным еще до пожара, ещё в 1998 году оно попало в список аварийных домов, которые подлежат немедленному капитальному ремонту. В 99-м было даже принято решение о проведении ремонта с отселением людей, но, к сожалению, тогда на это не нашлось денег.
Мы провели техническое изучение фундаментов, конструкций, в том числе состояния фасада, а также грунтов, фундаментов примыкающих зданий целого квартала. Только в этом случае мы в будущем сможем избежать каких-то проблем с подтоплением здания, с просадкой грунтов, оползневыми процессами.

Инвестор сейчас не знает, каков будет вывод специалистов, но гарантирует, что если даже специалисты "обяжут частично разобрать отдельные элементы Дома Руссова, он будет воссоздан из того же материала и будет внешне точно таким же, каким был в 1898 году, когда его построили".

Планируется привлечь не только одесских и киевских специалистов, но и специалистов из России, "у который больший опыт по восстановлению памятников архитектуры, когда остаётся только одна фасадная часть".

Сохранение здания - это категорическое условие городских властей и инвестора. Что касается функционального предназначения здания, то тут инвестор пока ничего сказать не может, на их планы очень повлиял мировой кризис.

А вот что рассказал корреспонденту "Взгляда из Одессы" известный в мире испанский архитектор Мануэль Нуньес - Яновский, около полутора десятка лет проживший в Одессе, причём именно это место в центре города было одним из самых любимых и посещаемых им в детские годы:
- Нельзя сидеть в Париже или Барселоне - там у меня офисы - и проектировать одесский квартал. Работать нужно здесь - с местными властями, местными девелоперами, заказчиками и, ко нечно, с местными мастерами.
Это место на пересечении Дерибасовской и Преображенской является важнейшим в городе. Дом Руссова вписан в квартал, в самый замечательный квартал Одессы. Его нужно вписать в контекст Соборной площади, в контекст Преображенской, Дерибасовской, завернуть за угол на Пастера.
Нужно его понять. Я бы предложил и одесским властям, и девелоперам, смотреть его в комплексе застройки всего квартала. Думаю, игра стоит свеч.

- А как вписать, если он, по вашим словам, уже вписан в квартал?

- Нужно приступать к проектированию. Функции здания можно изменить. Мы это делали повсюду. Жилые здания превращаются в офисные, офисные - в школы. Что делает то, чтобы здание было живым - это его новые функции. Общество меняется. Прежде всего нужно определить те функции, которыми здание можно воскресить. И тогда уже приступать к проектированию. Без определения функций здания, что-либо делать - бессмысленно.

- Сегодня говорилось, что состояние Дома Либмана еще хуже, чем Дома Руссова.

- Вот поэтому нужно делать комплексное проектирование. Но ещё раз говорю: если задания не существует, если мы не знаем, что будет в нём, что будет делать его живым, интересным для общества, для среды, для Соборной площади, для Дерибасовской, для Преображенской, для города - просто реставрировать его не стоит.

- Сегодня директор фирмы говорил, что мы сначала приведем здание в порядок, а потом определятся с его функциональным назначением. Правильно ли это?

- Это грубо. Это как создать женщину и не знать, для чего мы будем пользоваться ею.
Нужно создать рабочую программу эксплуатирования этого здания. То есть определить,- что в нём может быть сегодня интересного для Одессы? Если кто-то решит, что это должен быть музей - почему бы и нет? Замечательно. Если это будет офисно - деловой центр - тоже неплохо. Если это будет жилье, гостиницы - тоже хорошо. Кстати, это можно совместить.
Думаю, что в Доме Руссова нужно до миллиметра запечатлеть, чтобы был тот фасад, после чего разобрать здание и на основе заказанного проекта, когда будет определены функции здания, нужно будет воссоздать фасад прежде всего, но в рамках нового проекта. Нужен новый фундамент. Посмотрите на эти трещины!
Здесь мог бы пригодиться сингапурский опыт. Они заводят очень много подземных этажей стоянок. Они загоняют очень много торговых площадей. Они строят офисные площади. Это получается, как "наполеон".
Потом: над офисами можно создать апарт-отель, нужный для города. В город приезжают не только туристы, приезжают с семьями и на год поработать. А на самой высоте этого здания можно построить или же гостиницу замечательную, или же престижные квартиры. На маленьком лоскутке участка вы его окупаете разными продуктами. То есть если рынок обрывается на одном из продуктов, тогда площади до сдачи их в эксплуатацию можно переделать, с тем, чтобы не потерять деньги. Именно сегодня в кризисной ситуации деньги стоят очень дорого.

Борис Штейнберг, журналист.
Для Интернет-газеты "Взгляд из Одессы".

    powered by CACKLE