Расследование по-одесски: «Что у вас там? Убийство? Запишитесь на приём»

 Наши читатели хорошо помнят историю жителя города Ковеля, что в Западной Украине, Александра Артюшенко. Сотрудники одесской милиции похитили его и вывезли за тысячу

километров от дома - в Одессу. Здесь в Приморском райотделе милиции Александра пытали - как с применением средневековых технологий, так и более современных - электрическим током, пропускаемым через его мужские точки...

Проиcходило это в декабре 2004 года.

Сотрудники милиции и прокуратуры обвинили Артюшенко в убийстве пенсионерки Валины Алексеевны Разводовской. Женщина действительно была зверски убита в своей квартире по улице Троицкой. Но при чём тут Артюшенко? Да ни при чём. Просто календарный год завершался, и не хотелось из-за нераскрытого убийства лишать себя премий и прочих прелестей честной милицейско-прокурорской службы. Так совершенно невиновного в убийстве человека, не имеющего к нему никакого отношения, обрекли на муки.

Материалы дела были полностью сфальсифицированы сотрудниками милиции и прокуратуры. Зато волосы в руке убитой, которые бесспорно принадлежали тому, кто убил Разводовскую, были уничтожены - то ли самими "правоохоронцями", то ли их сообщниками - судмедэкспертами! Да, речь идёт об организованной преступной групировке, состоящей из тех, кто должен стоять на страже Закона, в том числе из некоторых - сотрудников уголовного розыска и их руководителей, прокурорских следователей и прокуроров, судмедэкспертов и экспертов милицейских, а на заключительном этапе - ещё и бессовестных судей.

Артюшенко получил 13 лет лишения свободы. Верховный суд Украины отменил незаконный приговор. А затем коллегия Одесского областного суда под председательством судьи Василия Дмитриевича Балана признала Александра Артюшенко невиновным и вынесла ему оправдательный приговор. В суде доказано применение пыток, а также тотальной фальсификации уголовного дела. На доказательство этого у Артюшенко и его матери Галины Алексеевны ушло три года, три месяца и четырнадцать дней нахождения Александра за решёткой...

Кроме судей, вынесших оправдательный приговор, добиться справедливости в этом деле пытался только один представитель официальной правоприменительной системы - прокурор Одесской области Василий Степанович Присяжнюк. Однако и он в условиях мафиозно - корпоративного окружения мог далеко не всё. Но уголовное дело по применению недозволенных методов следствия, а если говорить прямо - пыток, прокурор области возбудил. Было возбуждено дело и по фальсификациям уголовного дела об убийстве Разводовской. Затем эти дела были затребованы Генеральной прокуратурой Украины, ею объединены и сейчас расследуются. Расследуются, полагаю, плохо - с явным оправдательным уклоном в отношении одесских пыточных дел мастеров и фальсификаторов.

Автор этих строк ещё до вынесения обвинительного приговора Артюшенко и после него все эти годы аргументированно доказывал прилюдно и печатно - в средствах массовой информации - "Порто - франко", "Одесском вестнике", "Взгляде из Одессы" - что Артюшенко невиновен, а сотрудники правоприменительной системы, сплотившись в ОПГ, совершили ряд преступных деяний против человека и правосудия.

Поэтому у меня было сегодня полное моральное право задать на первой пресс-конференции два вопроса новому начальнику одесской областной милиции Михаилу Владимировичу Яцкову:

1.Почему как ни в чём не бывало продолжают работать в милиции члены организованной преступной группировки, фигуранты "пыточного" дела Артюшенко? Фамилии их известны.

2.Оправдательный приговор Артюшенко вступил в законную силу без малого два года назад. Поскольку Александр проходил по делу сам, то логично сообразить, что после оправдательного приговора убийство вновь становится нераскрытым (Кстати, если не ошибаюсь, по милицейским учётным документам преступление - то же убийство - считается раскрытым уже после предъявления обвинения). Почему же тогда никто не пытается вернуться к уголовному делу об убийстве Разводовской и раскрыть его (тем более, что оно раскрывается при желании достаточно легко - в материалах дела практически всё есть. А журналистам к тому же рассказали, что новый министр внутренних дел, как, впрочем, и все предыдущие, будет жестоко карать за сокрытие преступлений) ?

Я не стал скрывать от нового начальника областной милиции, что уже много месяцев ставлю эти вопросы перед высокопоставленными руководителями милиции и прокуратуры, но в ответ получаю только непонимающие взгляды, пустые бессмысленные отговорки и дружеские советы не задавать идиотские и опасные вопросы. Но ничего по разрешению этих вопросов не делается.(А что, к примеру, может ответить заместитель прокурора Одесской области Мрыхин, подписывавший обвинительное заключение по делу Артюшенко, заведомо зная, что оно сфальсифицировано?)

На это начальник областной милиции сказал, что только неделю, как приступил к работе, поэтому знать о том, что я говорю, не может. (Так вот же рядом сидят человек пять заместителей, уж они-то должны знать?! - Б.Ш.) А журналисту, если он захочет, можно записаться к нему на приём и написать заявление.

Заявление писать я отказался. И на приём записываться - тоже.

О чём заявление писать?

О том, что на государственной милицейской службе, а также прокурорской службе продолжают оберегать и лелеять садистов, фальсификаторов и предателей, так ярко проявивших себя в деле Артюшенко?

О том, что у вас убийство нераскрытое висит много месяцев и даже уже лет, и его можно быстро раскрыть, но никто этого делать не хочет?

Надеюсь всё-таки, что Михаил Владимирович Яцков, вникнув, предпримет нужные шаги и без моего заявления.

Между прочим, Одесское областное управление внутренних дел отказалось признавать гражданский иск Александра Артюшенко. Я полагал, что можно спорить о каких-то деталях. Но не признавать иск вообще - значит продолжать морально и материально поддерживать преступников в погонах. А это уже - стыд и срам.

Борис Штейнберг, журналист.
Для Интернет-газеты "Взгляд из Одессы"

    powered by CACKLE