Одесса: уроки «Берикса»

Одесса: уроки "Берикса" В Одессе, в Государственной администрации морского и речного флота прошла пресс-конференция, посвящённая проблемам моряков с судна "Берикс" и всей этой истории. В пресс-конференции участвовали: заместитель председателя Государственной администрации морского и речного флота Виктор Сударев, 

председатель Керченского профсоюза работников торгового и рыболовецкого флота Борис Вейшторг, капитан бывшей команды судна "Берикс" Леонид Прохоров и бывший старший механик судна "Берикс" Дмитрий Сухарев. 

Вот что они рассказали.

Б.Вейшторг: - У меня находится обращение всех членов экипажа судна "Берикс" касательно невыплаты заработной платы за период работы на судне "Берикс". Судно было зафрахтовано компанией "ООО "Укрфрахт", директором которой является некий Нехорошев Владимир Николаевич. На сегодняшний день он с экипажем не связывался, на телефонные звонки отвечает, что к судну никакого отношения не имеет, что договор с ним расторгнут.Но договор находится у меня на руках. По договору судно до сих пор находится у него во фрахте, и судно обратно судовладельцу он не передавал. Поэтому все претензии по выплате заработной платы будут выставляться компании "ООО "Укрфрахт".

Л.Прохоров: - Вышли мы 25 февраля из порта Николаев после ремонта и после истечения суток произошла поломка вспомогательного дизель-генератора. Мы обратились за помощью в Ильичевский порт. Простояв две недели, не получили добро для захода и проведения ремонта. Всё упиралось в груз. Груз якобы представлял какую-то опасность. Так как продукты закончились, мы имели право на борту пользоваться грузом для питания экипажа. После этого судовладелец якобы договорился в Керчи о проведении ремонтных работ, но нас туда тоже не пустили. В итоге после пятимесячного мытарства госструктуры решили всё же, что ремонт нужен, и нам разрешили зайти в Одесский порт сделать нормальный ремонт. После ремонта весь экипаж естественно списался, так как люди находились, я считаю, в ненормальных условиях. Произведена была замена экипажа, но с зарплатой вопрос "висит". Кто виноват в этом вопросе, почему судно в течение пяти месяцев не получало технической помощи в водах Украины, судно под флагом Украины - я до сих пор не могу понять. На каком основании не пускали для ремонта в порт судно?. В правилах четко написано: все структуры государственные обязаны предоставить техническую помощь при обращении. Но это было сделано только через пять месяцев. Всё это время мы находились в территориальных водах, на якоре. Заканчивались продукты, с водой проблемы были.

Д.Сухарев: - Под Ильичёвском приезжала какая-то комиссия, что-то снимала у нас в машинном отделении, в основном, разобранный дизель, нерабочий. И в конце-концов, нам дали такую рекомендацию: давайте вы всё-таки на вашем поломанном, кое-как работающем дизеле пойдёте куда-то там на Поти, или на Турцию, или ещё куда-то. После того как мы всё-таки через пять месяцев попали под причал, на судоремотный завод одесский, и когда вскрыли оба дизеля и посмотрели - там была ситуация намного хуже, чем мы говорили. Техническое состояние судна оказалось очень плохим. Экипаж как мог, вытянул это судно. Мы помогали заводским службам выполнять этот ремонт до последнего момента. Потом абсолютно честно передали дела новому экипажу. И тот экипаж в этот же день ушёл на этом судне в рейс. Зарплату мы ни за тот период, который мы стояли, ни за последний период, то что в ремонте были, не получили. И неизвестно вообще, получим ли?

Л.Прохоров: заявления писались членами экипажа на фирму "Укрфрахт"., где директором был Нехорошев. Он взял у экипажа заявления, говорил нам, что оформил, как положено. Но последние два месяца он вообще на связь не выходит. Скорее всего, договора оформлены не были.
Рейс состоит из двух частей - с ноября по декабрь и конец февраля по 1 августа. Частично за первый период, за два месяца команде частично был выплачен месячный оклад. Это очевидно делалось с той целью, чтобы вышли люди во вторую половину рейса. Замены хоть там произошли, но незначительные. Сумма долга порядка 130 тысяч долларов.

(Ответ на вопрос корреспондента "Взгляда из Одессы") Приглашали ли вас на пресс-конференцию в Одесском порту месяц назад?

Нет, не приглашали. С первого дня у нас был свободный выход, в этом плане никаких претензий нет. Но мы видели, что журналисты только подходили к судну, на пресс-конференцию нас никто не приглашал.
Мясо мы начали есть с первого дня в ноябре, когда загрузка произошла, с 20 ноября. Были документы на продукты. Мясо нормальное, внешний вид нормальный. Французская установка рефрижераторная стоит на автомате. Табло на мостике постоянно, круглосуточно показывает температуру минус восемнадцать - минус двадцать. Один дизель тянул на якорной стоянке, а на переходе мощности уже не хватало. Но мы в основном стояли, чисто работали на трюм, чтобы сохранять мясо, чтобы не подтвердить, что писалось в прессе, что "мясо вонючее" и всё прочее. Два месяца простояли в Николаеве, бригада незаводская сделала ремонт, оказалось - некачественно.

Б.Вейшторг: - Кто нанимал экипаж, который сейчас ушёл в рейс, я не знаю. Это вопросы к хозяину судна.

Вопрос "Взгляда из Одессы" Л.Прохорову: - Во время той пресс-конференции господин Сударев высказывал в ваш адрес претензии как к капитану, что вы занимались откровенным шантажом на рейде Южного. Как вы это прокомментируете?

- Я требовал постановки к причалу. Потому что оставался в работе один генератор. Он в любой момент мог остановиться даже при наличии топлива. Необходима была хотя бы какая-то профилактика. И до этого на катере к борту подходила комиссия, и тот же ветеринар сказал, что мясо для людей не представляет опасности. Почему не поставить судно к причалу? Я требовал постановки судна, так как запасы воды на борту были незначительны и продуктов не хватало. Я в течение пяти месяцев требовал постановки в порт для ремонта. Но это получилось, что я вроде бы шантажировал. При постановке оказалось - ремонтная ведомость есть - что дизеля были - один вообще не работал, другой на ладан дышал, все в этом убедились, когда производили ремонт.

Я работаю 25 лет, капитаном работал в организации ООО Рыбфлот 15 лет, заместителем по флоту, там три судна было. С такой ситуацией не приходилось сталкиваться тем более, в наших водах.

В.Сударев: - Теперь переходим к официальной части, я выражаю мнение министерства транспорта. Я хотел бы напомнить историю данного печального мероприятия, которое происходило с украинским судном, с украинским экипажем, и откуда это всё родилось.
В 2008 году судовладелец господин Митриковский отдает это судно во фрахт господину Нехорошеву под загрузку определенного какого-то груза. И судно уходит в рейс. Мы вернемся к месту загрузки - город Поти, Грузия. Грузия по ветеринарным обстоятельствам - у них на территории произошел случай заражения африканской чумой свиней. Это чума действует только на свиней. Она абсолютна безопасна для людей и прочих живых организмов. В связи с этим в Грузии введён карантин: то бишь, место, где этот случай возникает, по правилам ветеринаров обводится круг с радиусов 70 - 100 километров, и всё поголовье свиней уничтожается физически и сжигается. Естественно, по формальному признаку введено ограничение мировыми организациями, следящими за этим вопросом. Любой груз, который называется "мясо животного происхождения", запрещен к доставке в благополучные страны, каковой является и Украина. Прибывшее судно "Берикс" с командой на борту и под командованием капитана видимо должно было принимать какой-то другой груз, но капитан получил команду принимать определённый груз. И тот груз, который грузился в это судно - я думаю, я не утверждаю, это мои мысли - что капитан судна чётко понимал, какой груз грузит на борт данного судна. И схема изначально была не совсем в соответствии с действующим законодательством. Потому что на этом грузе была и маркировка, мелькали этикетки 2005 года - то мясо, которое, как вы помните, находилось в Одесском порту. Там мелькали и такие маркировки. Всякие были. И однозначно капитан, единственный человек, должностное лицо, принимавший вопрос о загрузке судна, который мог отрегулировать этот вопрос с судовладельцем, с фрахтователем - это был только капитан.

Я считаю, что капитан принял неверное решение, когда загружал этот пароход. "Берикс" прибыл в Евпаторию, первый пункт захода, где схема, которая видимо была предложена этими хозяйствующими субъектами, фрахтователем в частности, господином Нехорошевым, видимо дала трещину, и всё пошло не по той дороге, по которой должно было идти. После чего начались какие-то проблемы, поменяли экипаж и совершили судозаход в порт Николаев для ремонта. Мне непонятно, как проводился там ремонт. Судно стояло нормально, была ремонтная база. В этот момент уже судовладелец начал понимать, что он теряет свой пароход, поскольку фрахтователь в этот момент начал отказываться от всех своих обязанностей, поскольку понял, что судно стало проблемой. Капитан судна - я не хочу ничего сказать, я не знаком с ним долго и прочее - и там мог остаться в порту Николаев. Заботься он о вверенном ему коллективе, судно никуда бы не пошло, не терпело бы бедствие в море, ремонтировалось бы и стояло. А там государственные органы, которые имеют определенную тенденцию не совсем оперативно и быстро этим заниматься, разобрались бы с этим вопросом и приняли бы верное решение. Но очевидно у капитана с фрахтователем были какие-то обязательства, договоренности...

Я не скажу о команде. Команда, та, которая работала на корабле, заслуживает всяческого уважения и естественно, тот факт, что им не выплатили зарплату, я хотел бы сказать, что с февраля 2009 года не платится зарплата экипажу, и в действиях фрахтователя теплохода "Берикс" усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного статьёй 175 Уголовного кодекса Украины "Невыплата заработной платы". Контролируется этот вопрос прокуратурой.
Дальше судно по договоренности с фрахтователем - у капитана была всё время мобильная связь и с фрахтователем, и с судовладельцем. Я разговаривал даже с темными личностями, которые имели отношение к этому грузу, всё время шел разговор: там разгрузим, тут разгрузим, там договоримся, не договоримся. Компетентные органы владеют этой информацией в полном объёме.

После того, как тем людям, которые гоняли его по морю- это не государство гоняло по морю судно, это добрая воля фрахтователя и капитана судна - гоняли этот пароход вдоль побережья под украинским флагом и с украинскими моряками. Когда капитан понял, что судно уже не мореходно, и это уже переходит все здравые смыслы, судовладелец понял, что он теряет пароход, фрахтователь исчез вообще, отказался от парохода, и началась эпопея по спасению. Судовладелец уже спасал свой пароход, который стоит деньги, а капитан, естественно, уже начал больше думать о моральном состоянии экипажа, физическом здоровье, и о себе лично - тоже. И была выбрана точка.

Он зашёл. Непонятно, как органы местного самоуправления в Крыму подняли и ваши коллеги-журналисты подняли крики "про вонючее мясо". На самом деле вонючим мясо не было - оно было заморожено. Другой вопрос - какое оно было? Но по формальному признаку, хоть оно только что парное мясо заморожено и отправлено, что оно вышло из неблагополучной страны, оно де-факто и де-юре ,является непригодным к завозу на территорию Украины. Иначе после попадания к нам этого мяса, мы будем обязаны на территории с диаметром в сто километров убить животных, которые там находились. Это было недопустимо, это позиция государственная.

Была выбрана точка, и капитан вступил в переговоры с властями по поводу судозахода на ремонт. Это шло достаточно продолжительное время. Естественно, ветеринарные власти Украины не хотели бы допускать это судно вообще, и это было бы правильно и для страны, чтобы этот груз не касался нашего причала. Тогда у мировых контролирующих организаций возникает вопрос: а как вы это допустили?. Но был выработан определённый компромисс. Капитан опять же должен принимать все меры по защите своего экипажа и своего судна. Он останавливался всегда на каких-то полумерах. Это будет на его совести, это уже моральный аспект проблемы. Как был я на своей субъективной точке зрения, что капитан корабля приложил к этому случаю руку, так эта моя точка зрения и остаётся.

После этого было принято решение Министерством транспорта поставить корабль на ремонт в порт Одесса, поскольку мы располагаем здесь государственной ремонтной базой, поскольку все частные ремонтные организации, такие, как Черноморский судостроительный завод отказались принимать данное судно, имея контракт с судовладельцем на ремонт. Отказался под давлением органов местного самоуправления, что является абсолютным нонсенсом в морском государстве и в морском регионе, которым является сам Николаев. Поэтому судно было поставлено в Одессу. Хочется сказать слова признательности руководителям Одессы, области, Одесского порта, пожертвовавшего определенными материальными и человеческими ресурсами при ремонте данного судна, Ильичевского порта. После этого судно было укомплектовано моряками, которых нанял судовладелец. То есть он принял командование пароходом на себя. И теплоход "Берикс" убыл заканчивать свой маршрут, и сейчас он не находится в территориальных водах Украины.

Немаловажно то, что фрахтователь и владелец работают без лицензии Министерства транспорта на перевозку грузов, что по сути несет в себе признаки преступления предусмотренного статьей 202 Уголовного кодекса Украины "Нарушение порядка занятия хозяйственной деятельностью". Это тоже вопросы прокуратуры. То есть сплошной куст нарушений. Это была попытка ввоза мяса по поддельным документам в Украину. И организаторы схемы данного ввоза естественно не живут далеко за пределами нашей Родины, я думаю, что живут они в нашем регионе. Так указывают силовые структуры., которые занимаются уже подробно этим делом. Думаю, что они не один месяц потратят на разбор данной ситуации.

Мы нашли общий язык и с профсоюзом, который защищает интересы моряков по выплате заработной платы. Очень плодотворно работали мы с ветеринарами, санитарными врачами, пограничниками, таможенниками. Государственный механизм работал на одно - на результат. И результат был достигнут.
Необходимо срочно решать, чтобы эти случаи были недопустимы. Очень интересно выглядела бы такая ситуация в высокоразвитой стране наподобие Америки. Где судно, подходя к территориальным водам, подаёт всё документы в электронном виде органам контроля. И если по формальному признаку эти документы не подходят, судну запрещают заход в территориальные воды под каким бы флагом оно ни ходило. Если оно не выполняет данное указание, нему подлетает команда спецподразделения на вертолете и заставляет это сделать. К сожалению, мы не обладаем такими возможностями, но законодательную базу и урегулирование таких вопросов мы будем решать. Ведь не только просроченное мясо могло прийти к берегам Украины, а еще много чего можно таким образом привести, заметил заместитель председателя Государственной администрации морского и речного транспорта Украины Виктор Сударев.

Борис Штейнберг, журналист.
Специально для Интернет газеты "Взгляд из Одессы".

    powered by CACKLE