Почему украинцы предпочли немцев русским?

В трех областях нынешней Украины – Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской – за весну 1943 года около 83,000 украинцев записались добровольцами в дивизию СС “Галичина”. Целиком СС, включая все дивизии и прочие формирования, была объявлена преступной организацией в Нюрнберге. Хотите поспорить с нюрнбергским трибуналом?

Еще раз: 83,000 добровольцев в СС в трех ничтожного размера областях. Насколько я помню, ни в одной другой стране даже близко не было такого притока добровольцев в СС. В Латвии, для сравнения, в СС приняли около 30,000 населения, из них, как латыши утверждают, было очень мало добровольцев.

Еще раз: дело было в 1943 году, когда ни у кого уже не оставалось сомнений по поводу человекообразности немцев. Жители Западной Украины массово встали под знамена зверского режима. Причем, прокламация нацистов о создании дивизии СС даже близко не упоминала ни украинской государственности, ни украинской армии.

В комментариях появился такой странный текст, что западноукраинцы массово направились в добровольцы СС (“при СС”, как они любят уточнять), потому что их достали коммунисты. Давайте это обсудим.

Коммунисты, напомню, доставали западноукраинцев аж менее двух лет. Не знаю подробностей, но едва ли там были какие-то глобальные репрессии. Геноцида не было, голодомора не было, от слишком насильственной коллективизации в то время, вроде, Советы уже отказались.

В Молдавии, захваченной Советами в то же время, подобной активности – массовой записи в добровольцы СС – не было, да и в Прибалтике она была ниже.

Более того, Советы гнобили Польшу, которая гнобила западноукраинцев, так что украинцы могли быть коммунистам за что-то благодарны. И посмотрите на странность: западноукраинцы ненавидят коммунистов, которые навредили их врагам-полякам, но обожают немцев, которые навредили их врагам-русским. Причем, поляки донимали западноукраинцев сотни лет, а русские – два года. То есть, похоже, дело отнюдь не в мести за политические репрессии.

Но есть и более важный вопрос. Отсутствие знаний промывает мозги – и без того незамутненные – почище пропаганды. Ни один человек, если он еще не скатился до состояния животного, не может считать нацистов “меньшим злом” по сравнению с кем-либо. Это абсолютное зло. Выбирая между нацистами и коммунистами, выбрать можно было только коммунистов. Или никого не выбирать, а тихо сидеть в своих огородах и ждать, пока две сверхдержавы перебьют друг друга.

И так делали все нормальные люди. Евреям очень хотелось вышвырнуть британских оккупантов из тогдашней Палестины, и война предоставляла для этого отличную возможность, но даже самые правые группы отказались от полномасштабной борьбы с британцами на время войны. Или в Индии, где параллельно с голубком мира Махатмой Ганди действовало мощное террористическое крыло, и оно даже сотрудничало с нацистами, – но все же крайне ограничивало свои акции против британцев во время войны. Те, кто не утратил человеческий облик, понимали, что нельзя бороться с теми, кто борется с нацистами.

И о коммунистах. Злодейство не измеряется количеством убитых. Иначе бы Чикатило не был злодеем. Тоже мне злодей в одну миллионную от злодейства Сталина. Тот факт, что советские коммунисты привели к гибели десятки миллионов людей – меньше, кстати, чем нацисты, и за гораздо более длительный период, – само по себе не делает их злодеями. Хотя мало кто сравнится со мной в неприязни к коммунистам, да и вообще последователям Платона и Руссо.

Коммунисты – и в этом их фундаментальное отличие от нацистов – не рассматривали причинение зла огромному количеству людей как самостоятельную задачу. У коммунистов не было идей геноцида и порабощения. Напротив, они стремились к обществу, идеальному для всех, кто готов это общество принять. Да, коммунисты впали в парадокс, так четко описанный Платоном и Руссо – необходимость масштабного подавления тех, кто не желает бежать по указанному ими пути в светлое будущее, – но массовые убийства никогда не были для них самостоятельной целью.

Конечно, я понимаю, что грань между целью и средствами где-то размыта. Но в случае коммунистов, убийство было почти всегда средством, тогда как у нацистов убийство в очень значительной мере было целью.

В этом смысл доктрины двойного эффекта: военно-политические действия легитимны, если они служат рациональным политическим целям. У коммунистов, цели были сколь угодно ошибочными, но рациональными и позитивными. И нечего их сравнивать с нацистами. Никого нельзя с ними сравнивать.

Вадим Черный

Источник: hrabro.com

...
powered by CACKLE