Одесский журналист: люди, вы звери?

1Перечитайте сегодня точную и глубокую статью Олега Константинова. Неважно, что написана она достаточно давно. Даже напротив. Автор и сам попал в мае 2014-го в переделку на Греческой улице, был ранен, некоторое время восстанавливался, и у него, абсолютно неприспособленного к малоподвижной жизни, именно тогда вдруг появилось немного времени, чтобы не лететь, по своему обыкновению, куда-то сломя голову, а посидеть, да поразмыслить, так сказать, о тайных тайнах бытия.
Написанное им мне очень близко, ибо и я уверен в том, что чудовищная невежественность, отрицание значимости просвещенности, нравственная глухота, уверенность в превосходстве одного этноса над другим, одной политической идеи над прочими, локального идеологического мифа над объективной реальностью истории — этот далеко не полный ряд признаков одичалости общества и является причиной самых страшных, порою трудно необъяснимых с позиций  нормальной человеческой логики, «зверских», если цитировать автора, наших деяний.
Я не говорю здесь о частностях.  Какая сторона спровоцировала конфликт, кто на кого пошел вой ной первым, какой дьявольский план просвечивает сквозь канву драматических событий, кто на самом деле принес в жертву наших земляков, все равно земляков, как бы мы ни оценивали руководившие ими мотивы, — на все это у меня своя точка зрения, которая, возможно, и отличается от той, которой придерживается Константинов.
Я ни минуты не сомневаюсь в том, что виновниками гибели группы сепаратистов (убежденных или застрявших в частоколе мнимых, никем не доказанных фактов) выступили их идейные собраться – сепаратисты же, чей Гапоновский труд был оплачен чистоганом. И не просто так задохнулись или сгорели, или погибли как-нибудь иначе около полусотни наших сограждан в злосчастном Доме профсоюзов, куда их заманили «модераторы» трагедии, отлично знающие чем все это обернется. Иначе не сбились бы эти люди в жертвенное стадо на тесных лестницах и в кабинетах бывшего обкома КПУ, не тыкались бы в безнадежном стремлении к чистому воздуху в ведущие на крышу люки, наглухо запертые снаружи негодяями, которые их сюда привели.
Люди, вы звери?
Словом, если бы не нападение на патриотов-болельщиков с Александровского проспекта, когда бы не преступная бездеятельность милиции (в полевых условиях — во главе с Фучеджи, а на штабном уровне – руководимой Луцюком), вполне вероятно, все обошлось бы малой кровью. А так вышло то, что вышло. И я всецело согласен с Константиновым, что только независимое следствие, получившее в свои руки все вещдоки, весь объем снятого ментами видео, все косвенные доказательства, может пролить свет на случившееся. Сейчас многие факты, имеющие для установления истины первостепенное значение, как в случаях расследования иных заказных преступлений – убийства Б. Деревянко и В. Кравченко, например, — припрятаны в дальний ящик и нам недоступны.
И, тем не менее, если не сосредотачиваться на частностях, а говорить о главном — политическом и социальном климате, сформировавшемся за последние годы в стране, о нравственности или, вернее, вопиющей безнравственности властей предержащих, изо всех сил старающихся удержать нас в клетке олигархического феодализма; о коррупции, опутавшей Украину неодолимыми тенетами; о тотальной инфекции воровства, охватившей все слои общества, то нельзя не признать правоты автора статьи.
Вспомните последние кадры «Рабы любви», снятой Михалковым в ту пору, когда он еще не разменял свой талант на преференции, которые получает «постельничий», согревающий ложе императора.  Вера Холодная, прижавшись лбом к заднему стеклу трамвая, уносящего ее в зыбкий, смертный туман дачи Ковалевского, полным слез голосом восклицала, обращаясь к безрассудной, враждебной волне всадников, устремившейся за одиноким вагоном: «Господа, вы звери! Вы будете прокляты своей страной…» Иногда мне кажется, что это происходит со всеми нами…  Впрочем, читайте…
Обыкновенное зверство: почему стало возможным 2 мая
Майская трагедия в Одессе еще ждет своего беспристрастного следователя, который сумеет восстановить цепочку событий, приведших к кошмару на Куликовом поле, и назовет заказчиков и организаторов этого злодеяния.
Между тем, уже сейчас мы можем и должны назвать причины того, почему одесская трагедия стала возможной в принципе. Почему доселе мирный – относительно – город, где даже в лихую годину Евромайдана почти не было столкновений (события 19 февраля под ОГА – не в счет, там особый случай), превратился в арену ожесточенных уличных боев, а потом и леденящего кровь аутодафе?
То, что толчком всему была тщательно спланированная провокация, думаю, не вызывает ни у кого сомнений. Не буду сейчас гадать, кто автор сценария и режиссер-постановщик кровавого спектакля. Это, надеюсь, прояснит объективное следствие, если его, конечно, проведут.
Самое страшное, однако, — не злой умысел со стороны кукловодов, кто бы ими ни был, а то, что участники драмы с энтузиазмом начали воплощать его в жизнь, умерщвляя друг друга. И единственное объяснение, которое я нахожу, — готовность к насилию, социальная болезнь, которая все больше поражает украинское общество.
Насилие прочно вошло в наши политические реалии, стало почти легальным способом достижения цели. Неважно, кто был первым – Янукович с Захарченко или столичные повстанцы. Важен сам факт – у украинцев, выражаясь фигурально, «упала планка», они перестали бояться применять грубую силу против людей с другими взглядами. У них исчезли естественные страх и отвращение перед убийством. Даже массовым. Общество привыкло к десяткам трупов на Майдане и психологически готово принимать новые жертвы необъявленной гражданской войны.
Люди, вы звери?
Нервы участников массовых акций натянуты, и то, что раньше вызвало бы словесную перепалку, сейчас чревато поножовщиной и стрельбой. Баррикады в центре Одессы появились чуть ли не с первых секунд противостояния, когда еще не было ни убитых, ни раненых. Тогда же обе стороны начали разбирать брусчатку, причем делали это с явным знанием дела (я вот, например, понятия не имею, как можно превратить красивую мостовую в груду боеприпасов).
Вот эта готовность сторон к ведению боевых действий, к убийствам и стала главной причиной всего того, что случилось потом. И не надо убеждать себя, что убивали «приезжие» (о них говорят и те, и те) – «российские диверсанты», «бандиты из Приднестровья», «львовские правосеки» или «американские наемники». Нет, господа, убивали друг друга в основном одесситы, возможно даже учившиеся в одних школах, ходившие на одни пляжи, соседи по лестничной клетке. Это – правда, хоть и неприглядная.
Дело, впрочем, не только в привычке к насилию. Взаимная жестокость обусловлена и таким широко распространенным в конфликтных ситуациях явлением, как «дегуманизация противника». Это когда оппонента лишают человеческих качеств и наделяют самыми жуткими чертами, представляя cкотом, монстром, исчадьем ада. Отсюда все эти «ватники», «колорады», «майдауны»», «хохлопитеки» и «правосеки». Убить человека психологически не так просто, но если отказать ему в праве называться человеком и обозвать каким-нибудь «колорадом», то нравственный заслон как бы снимается. Кстати, сравнение недруга с насекомым встречается довольно часто. Скажем, в Руанде 1994 года принадлежащие хуту СМИ называли тутси «тараканами». Итог известен – от 500 тысяч до миллиона зверски убиенных.
Люди, вы звери?
К дегуманизации добавим отрицание субъектности. «Колорады», в представлении проукраински настроенных граждан, не могут действовать самостоятельно – их всегда направляет «рука Москвы». Соответственно, и у «майдаунов», по мнению сторонников федерализации, нет собственной воли – только воля ЦРУ и «гейропейцев».
Играет свою роль и явление «ложной угрозы», когда от противника ждут чего-то такого, на что он в действительности не способен, и соответственно реагируют. К примеру, одесские «ватники» просто обязаны были захватить здания органов власти и провозгласить независимую республику, хотя, на самом деле, таких планов у них не было, разговоры одни. От «правосеков» же все эти месяцы ждали убийств за русскую речь и прочих ужасов, хотя ничем криминальным они не отличились. Тем не менее, «майдановцы» шли в бой и поджигали Дом профсоюзов, считая, что защищают свою родину от сепаратистов, а «антимайдановцы» стреляли и швыряли «коктейли Молотова» в таких же одесситов, как они, пребывая в полной уверенности, что дают отпор «коричневой чуме».
Увы, после случившегося 2 мая эти психологические предпосылки, которые сами являются следствием низкого уровня политической культуры и в целом невежества, никуда не делись, более того, теперь в головах людей к ядреному коктейлю из комплексов и мифов добавилась жажда мести. О переговорах и компромиссе речь не шла и до Куликова поля, теперь же они и вовсе представляются фантастикой. Ненаучной.
Можно ли избежать дальнейшего кровопролития? Думаю, что можно, хотя и непросто. Должна по-настоящему вмешаться государственная власть (да, я знаю, что кукловоды могут заседать где-то в Киеве), должны перестать нагнетать и приступить к диалогу политики. А самое главное – рядовые бойцы этой войны должны отбросить предрассудки и начать видеть друг в друге прежде всего людей, а уж потом политических оппонентов.
В противном случае убийства будут продолжаться до тех пор, пока одна сторона физически не уничтожит другую или же обе не падут жертвами социального катаклизма.
Третьего, как говорится, не дано.
Люди, вы звери?
И напоследок. Произошедшее 2 мая – первое после знаменитого январского восстания почти столетней давности гражданское столкновение с человеческими жертвами в Одессе. И очень символично, что трагедия развернулась на Куликовом поле – напротив братской могилы погибших в январе 1918-го и в месте последнего упокоения заключенных старой городской тюрьмы, в том числе террористов из «Народной воли» — Ковальского, Лизогуба, Халтурина.
Страшное место…
О.Константинов
powered by CACKLE