Первая победа на востоке Украины. Опыт героической обороны мариупольской в/ч 3057

Попытка захвата воинской части МВД № 3057 войдет особой страницей в историю вооруженного конфликта на востоке Украины. Это был первый настоящий отпор, который украинские силовики смогли дать местным сепаратистам и российским наемникам на востоке страны.

До этого милиция системно сдавала позиции, в некоторых случаях открыто помогая сепаратистам. Организаторы захвата были уверены, что в Мариуполе все пойдет по такому же сценарию. Людям, которых подбивали на штурм воинской части, говорили, что никакого сопротивления не будет, “менты сдадутся, менты с нами”. Но они не сдались. Командир в/ч Сергей Совинский дал приказ защищать часть и в случае проникновения — стрелять. 

Сергей Совинский не считает себя героем. Он говорит, что просто действовал по Уставу. Как оказалось, этого вполне достаточно было для того, чтобы не сдавать врагу оружие и часть.

А начиналось все так.

16 апреля в захваченном здании Мариупольского горсовета появились «серые человечки». Именно серые, в отличие от зеленых крымских “коллег”. Форма была не камуфляжной. Просто серой. Передвижение этих людей от горсовета к проспекту Нахимова хорошо было видно на камерах наблюдения. Люди отличной выправки, с оружием, но шли как-то дезориентированно, с опаской что ли – дороги явно не знали. Их сопровождала толпа гражданских, державшихся на некотором расстоянии. Картинка была схематично такая: человечки — в сердце круга, а по периметру — местные гражданские.

захватчики воинской час

Кто они были, эти люди в сером, откуда прибыли, “рядовым штыкам ополчения”, естественно, не поясняли. Но начиная с этого дня ситуация в захваченной мэрии резко изменилась. Журналистам запретили снимать. Доступ в здание закрыли. Стало понятно, что затевается что-то серьезное.

Молодые парни в масках и в одинаковой военной форме, все крепкого телосложения, перемещались в здании и по периметру, часть из них засела на крыше горсовета. Видели людей в серой форме и на близлежащих высотках. С оружием и приборами для наблюдения, хотя в горсовете они передвигались без оружия. Было совершенно очевидно, что люди эти прибыли в город с вполне конкретной целью.

захватчики воинской ча

И уже вечером того же дня в Мариуполе раздались выстрелы. Стреляли сразу в нескольких местах: в районе захваченного горсовета, третьей городской больницы и возле воинской части № 3057.

Вот как об этом вспоминает Сергей Совинский:

«С начала апреля воинскую часть стали посещать ходоки из «ДНР», начиная от народных мэров и заканчивая представителями так называемого «Министерества обороны ДНР» из Донецка. Фамилии их уже не помню, но это и не так важно.

Они требовали, чтобы мы вышли из подчинения своего руководства, которое, по их мнению, было незаконными, и переподчинились силовым структурам «ДНР» в Донецке и Мариуполе.

Естественно, они получили отказ. 

14 апреля в часть прибыли трое представителей «ДНР» из Донецка (в это время они уже располагались в горисполкоме) и предложили ввести в командование своего представителя от «министерства обороны ДНР» для оказания помощи в руководстве и координации действий. В случае, если понадобится, я должен был предоставить «ДНР» вооружение и технику, находящиеся в воинской части, для защиты мариупольцев от фашистских оккупантов. Дал отказ. Мы руководствуемся только Уставом и приказами своего руководства. Я принимал воинскую присягу народу Украины. Такой был мой ответ.

15 апреля они снова прибыли в часть, я повторил, что верен воинской присяге. Тогда они пригрозили, что организуют большие массы людей, блокируют воинскую часть и не оставят нам выбора, только как перейти в подчинение «ДНР».

В ночь с 14 на 15 апреля была предпринята попытка заблокировать часть. Подъехали мужчины и женщины в гражданской одежде, пытались блокировать автобусами и мешками в песком. Утром мы разблокировали часть. Не стали это делать ночью.

В ночь с 14 на 15 апреля ими была предпринята попытка заблокировать часть. Подъехали мужчины и женщины в гражданской одежде, пытались блокировать автобусами и мешками в песком. Утром мы разблокировали часть. Не стали это делать ночью.

А 16 апреля вечером проходил митинг под горисполкомом. И один из представителей стал говорить о том, что нашей воинской части грозит захват со стороны фашистских оккупантов, что нам, всему личному составу, угрожает опасность, нас надо защитить. И под вполне мирными и понятными для митингующих лозунгами «Не дадим в обиду нашу воинскую часть, станем грудью и защитим наших ребят от захвата» группа человек в 200 двинулись к в/ч. Около 20.00 они сконцентрировались возле КПП. Я вышел к прибывшим.

В основной массе это были обычные горожане, женщины, пожилые люди, подростки. Они искренне верили, что нам угрожает опасность, и они пришли нас защитить. Кричали «Фашизм не пройдет!» и «Армия с народом». В общем, стандартные лозунги.

Знаете, я полностью согласился с их мнением. Сказал, что, конечно, фашизм не пройдет и что, безусловно, армия была, есть и будет с народом. Сказал, что мы будем защищать мариупольцев, но что сейчас нам ничего не угрожает. И посоветовал всем разойтись. Пообещал, что если оперативная обстановка изменится, я обязательно обращусь за помощью к людям.

Пока говорил все это, на заднем плане увидел около 10 человек в камуфляже и балаклавах, которые стали проталкиваться ко мне. Они еще раз напомнили свои требования, которые высказывали 14 и 15 апреля. Их цель была — «совместное руководство частью».

Люди в балаклавах утверждали, что я сам открою им ворота, «мы как и обещали, собрали здесь жителей Мариуполя, и у вас не будет другого выхода, кроме как самим открыть ворота и впустить нас». Мариупольцы будут щитом, для того чтобы мы не смогли оказать им сопротивление.

захватчики воинской ч

Люди в балаклавах утверждали, что я сам открою им ворота, «мы как и обещали, собрали здесь жителей Мариуполя, и у вас не будет другого выхода, кроме как самим открыть ворота и впустить нас». Мариупольцы будут щитом, для того чтобы мы не смогли оказать им сопротивление.

На что я ответил, что буду действовать по уставу и по закону. Воинская часть является режимным объектом, и никто — я подчеркиваю — никто посторонний не может на ее территории находиться.

Потом в течение 15 минут они мне рассказывали, что моя присяга народу Украины — это ничто, вот есть якобы народ какой-то «Донецкой народной республики», на что я им ответил, что для меня не существует народа Донецка, народа Мариуполя или Луганска, а есть один единый народ Украины и что в любом случае мы будем стоять на защите его интересов. Деньги не предлагали, видимо, были уверены, что у меня и так не останется выбора, кроме как пойти на их условия. Впоследствии 64 задержанных за участие в захвате говорили в суде, что их обманули.

Людей убеждали, что все будет мирно, что с руководством части все согласовано. Мол, не переживайте, они там пару раз выстрелят в воздух для приличия, а после этого ничего не бойтесь — вы зайдете на территорию части, оружие уже будет подготовлено, вы сможете размещаться там спокойно. Они были уверены, что я сдам часть, и нацеливали на это людей. Думаю, это было одной из причин того, что не удалось избежать жертв.

Мне искренне жаль этих людей — тех, кто погиб, кто получил ранения. Потому что они были обмануты, поверили в ложь провокаторов.

Ну а вечером 16 апреля я снова ответил отказом и предупредил: если кто-то попытается проникнуть в часть, я буду действовать согласно Уставу.

Естественно, они стали давить на мораль и говорить, что пострадают мирные мариупольцы. В ответ я предупредил всех, кто пришел с мирного митинга, что воинская часть — режимный объект, что я не допущу проникновения, и что я рекомендую всем расходиться по домам, и если угроза воинской части действительно будет, они смогут прийти, сейчас же части ничто не угрожает, и им лучше разойтись. Я сделал все, чтобы предупредить, чтобы каждый мог сделать осознанный выбор, уйти или остаться.

После этого представители силового блока «ДНР» сообщили, что время мое вышло. Настало время Ч, и мне нужно принять решение. Я ответил, что оно уже принято, тем не менее, они дали мне еще 15 минут.

Я так понял, что это время, в первую очередь, было необходимо им самим, чтобы собрать силы. Их люди были рассредоточены по всему периметру вокруг части: в третьей школе, во дворах, на бульваре Хмельницкого, на ул. Бахчиванджи.

захват воинской части. горит машина

Мы внутри части подготовились, заняли оборонительные позиции. Все понимали, что нужно делать и для чего.

Через 15 минут я сказал, что условия захватчиков невыполнимы. После этого на нас посыпались угрозы, а на КПП полетели коктейли Молотова. Произошло возгорание. Мы попытались потушить огонь, но нам не удалось, тем более, что коктейли Молотова залетали снова. Мы перекрыли вход в часть двумя грузовиками, и я отвел людей от КПП — на позиции, для того чтобы отразить попытку нападения. На тот момент было уже все понятно: переговорами дело не кончится, часть будут брать штурмом.

захватчики воинской част

«Штурмовики» стали пытаться снять ворота, проникнуть в часть через горящее КПП. Тогда я приказал дать предупредительные выстрелы в воздух. С первыми выстрелами большая часть мирных митингующих отошла на пр. Нахимова «Штурмовики» стали пытаться снять ворота, проникнуть в часть через горящее КПП. Тогда я приказал дать предупредительные выстрелы в воздух. С первыми выстрелами большая часть мирных митингующих отошла на пр. Нахимова. Люди испугались за свою жизнь. Они видели действия людей в камуфляже. Видели нашу реакцию, и многим стало понятно, что сдачи части не будет…»

Полную версию интервью Сергея Совинского о первой настоящей победе над  коллаборантами  на востоке Украины можно прочесть в книге «Мариуполь. Последний форпост». Там же вы найдете рассказ участника штурма — что называется, с той стороны баррикад, и много других подробностей и фотографий о трагических событиях апреля 2014 года.

Заказать книгу можно на сайте «Мариуполь. Последний форпост«.

Источник: www.048.ua

powered by CACKLE