Одесса: положение с догхантерами аховое

2Наболевшие проблемы, касающиеся защиты бездомных животных и спасения окружающего животного мира обсуждали в субботу участники Второго съезда зоозащитников Украины. Съезд инициирован общественной организацией Одесским Союзом защиты животных (ОСЗЖ) и прошел в здании Одесской Национальной юридической академии. В работе съезда приняли участие представители общественных зоозащитных организаций и движений из Николаева, Одессы, Херсона, Черновцов, Измаила, Южного, Черноморска (Ильичевска).

Законы философии никто не отменял

— Количество наших действий перейдет в новое качество жизни животных и в новое качество отношения людей к этим животным, — сказала на съезде одесситка, представитель швейцарского общества защиты животных Светлана Барсукова. – Законы философии никто не отменял. Положительные сдвиги уже есть: 30 марта этого года парламент зарегистрировал проект № 4082 о внесении изменений в ст. 299 Уголовного кодекса Украины о жестоком обращении с животными.

По словам С.Барсуковой, проект предусматривает повышение ответственности в виде штрафов и ограничения или лишения свободы за преступления в отношении животных, а также меняет само понятие, что такое жестокость.

— Несколько наших делегатов от общественных зоозащитных организаций сейчас уехали в Голландию по обмену опытом, — сказала Светлана Барсукова. – На следующем съезде расскажут о впечатлениях и о новых интересных идеях.

На сайте Президента Украины в разделе электронные петиции участники съезда разместили петицию одесских зоозащитников. Цель петиции – усиление борьбы с догхантерами и регулирование численности бездомных животных цивилизованными методами – вакцинацией и стерилизацией. Пока у нас убивают и травят даже стерилизованных животных, от чего страдают взрослые и дети. Цель – собрать под петицией 25 тысяч подписей, чтобы Президент принял законодательную инициативу и внес изменения в Закон о защите животных. Сейчас ст.299 УК Украины (о жестоком обращении с животными) предусматривает штраф 850 грн. или 6 месяцев тюремного заключения. Предложение: увеличить ответственность до 17 тысяч грн., обеспечить реальное наказание, создать организацию, которая будет это контролировать.

— Проект может пройти если его поддержат все неравнодушные украинские граждане, — сказала директор департамента экологии Одесского горсовета Татьяна Касько, присутствовавшая на съезде. — Надо обеспечить голосование, т.к. если не наберется нужного числа голосов, проект опять закроют на 5 лет.

Прореха в Украинском законодательстве или почему бездействует милиция

— Собаки и кошки — непродуктивные домашние животные, т.е. те, которые не дают нам продуктов питания, и эта категория на сегодняшний день никак не определена Кабинетом министров, — сказала делегат из Николаева. — Министерство экологии и природных ресурсов Украины занимается дикими животными, обитающими в дикой среде. Министерство аграрной политики и продовольствия (сельского хозяйства) занимается домашними продуктивными животными, а вот департамент ветеринарии, входящий в министерство аграрной политики должен был бы взять под свой контроль собак и кошек и определить политику обращения с ними. Но он эту категорию животных проигнорировал. Так в Украинском законодательстве случилась прореха, которая теперь является камнем преткновения, — продолжала докладчица. — Получается, что юридически этих животных в стране нет. Нет привязки их к людям, которые имеют с ними какие-то взаимоотношения. Если животное болеет, мы несем его в ветклинику, и создается впечатление, что ветеринарная медицина решает проблемы кошек и собак. Но как только животное убили, покалечили или возник конфликт с соседями, мы обращаемся в милицию и требуем, чтобы наказали того человека, который совершил злодеяние. Но понятная нам ситуация, не понятна милиции или прокуратуре. Почему? Мы в своем заявлении указываем статью закона, по которой хотим, чтобы с нами начали работать. Милиция открывает закон, но закон – это декларация, лозунги. Он работает, когда есть подзаконные акты (расшифровка) или научные комментарии уголовного кодекса. В Украине официального статуса у собак и котов нет совершенно. Есть закон о защите животных, но нормативно-правовой базы под него нет, подзаконный пакет документов недостаточный. Ситуация изменится, если парламент примет законопроект 4082 и внесет поправки в действующий закон о защите животных. Но даже после принятия, понадобятся долгие месяцы на разработку подзаконных актов. Это огромный пакет документов.

Мы же все это время будем продолжать жаловаться на бездействие милиции, а она бездействует не потому, что не хочет, а потому что не знает, как подступиться к нашему заявлению. Что делать нам?

Убитой собаке уже ничего не надо, но ее труп может остаться в вашей памяти до конца жизни. Вы получили стресс. Пока у животных нет юридических прав, при обращении в правоохранительные органы, надо защищать свое право на нормальную мораль, моральную обстановку и нравственность. У милиции нет нормативно-правовых актов по животным, но есть такие акты по людям, и они будут защищать ваши права.

Какие бы законы мы не написали, собаки и кошки их не прочтут. Мы, по сути, защищаем себя, нашу моральную обстановку. Защищая нас, правоохранители смогут привлечь к ответственности тех, кто издевается над животными, — подытожила докладчица из Николаева.

«А на нас подали в суд…»

— Одесский союз защиты животных уже долгое время добивается от чиновников всех уровней отчета о выполнении городской программы регулирования численности бездомных животных и охраны животного мира, а нам в ответ присылают журнал «Шпигель» на немецком языке, — сказала зоозащитница, ветеран Союза Ирина Момот. – Над нами просто смеются. Программа закончилась в июле 2015 года, а нам отвечают, что отчет будет готов через полгода. Почему через полгода? Что происходит? Мы, как городская громада требуем прозрачного отчета о работе Немецкого приюта для бездомных животных, а Немецкий приют за это подал на нас иск в Суворовский районный суд за дискредитацию его работы. Это нас не огорчает, а скорее радует, так как представится возможность показать судьям собранный нами материал по преступлениям против животных. До сих пор этот материал никого не интересовал. Мы рады, что пришло время правды. Наше предложение, заслушать отчет о выполнении городской программы и провести общественные слушания, вызывает такое яростное сопротивление, что дойдет до того, что я обращусь в люстрационный комитет.

Ирину Момот поддержала зоозащитница из Одессы.
— Нам говорят, что Одессе муниципальный приют не нужен, якобы, есть, Немецкий приют, — сказала она, — а куда девать животных, у которых умерла хозяйка? Где передержать тех, которые потерялись? На поиски старого или нового хозяина нужно длительное время, а срок передержки после стерилизации – минимальный. Положение с догхантерами аховое.

Съезд напомнил, что партия защиты животных в Нидерландах осудила жестокое обращение с животными в нашем государстве. Во время референдума о вступлении Украины в ЕС, их зоозащитники проголосовали «против» и вышли с плакатами убитых собак.

«Возможно в Украине и с украинским законодательством»

Из города Черновцы на съезд приехали молодые зоозащитники супруги Гошовские Василий и Антонина. Построив у себя в городе муниципальный приют для бездомных животных, они тем самым доказали, что это возможно в нашей стране, с нашим законодательством и в наше трудное время.

— В 2010 году две зоозащитные организации г. Черновцы «Защита животных» и «Доброе сердце» начали проводить акции протеста против отравления и убийства беспризорных собак, и начали разрабатывать проектно-сметную документацию для строительства муниципального приюта, — начал свой рассказ Василий. — В 2011 году мы добились от городского головы разрешения на выделение земельного участка, площадью 1 гектар и денег — 200 тыс. грн. на разработку проектной-сметной документации. На самом деле никто из городской власти не собирался строить приют. Смету составили на 11 миллионов 800 тыс. грн, а депутаты сказали, что таких денег нет. Мы не опустили руки и в 2012 году моя жена, я и еще несколько людей объединились вместе и написали проект, который подали в Европейский союз в рамках приграничного сотрудничества Украина-Румыния –Молдова. Мы получили грант на 693 тысячи евро на строительство приюта и площадок для выгула собак. После пересмотра сметы, проект составил 4 миллиона 600 тыс. грн. Построен приют общей площадью 600 кв.м и был впервые построен вольерно-модульный комплекс стоимостью 300 тыс. грн. на 64 собаки с внутренними и внешними вольерами для содержания собак. Я был в Люблине и видел такой же приют. Сейчас на базе приюта будет большая клиника, стерилизационный центр и административный корпус. Мы оформляли грант не только под строительство, а и во время реализации проекта было стерилизовано две тысячи собак. Был создан электронный реестр идентификации животных, было закуплено 1тысячу 200 чипов украинского производства и была проведена компания по бесплатному чипированию и идентификации домашних животных. Провели большую информационную компанию. Во всех СМИ было написано140 статей и информационных сообщений. Провели эфиры, дали интервью на радио. Сейчас в Черновцах разработана программа по регулированию численности бездомных животных и уже 2 года в Черновцах, если случается отравление собак или еще что-либо, люди сами что-то делают. Мы смогли добиться от городского головы прямого запрета на безвозвратный отлов собак.
В каждом отдельном случае, когда люди жалуются на укусы собак, мы выезжаем, создаем комиссии на месте из представителей зоозащитных организаций, представителей ЖКХ, представителей службы отлова собак.

-В этом году мы получили из городского бюджета 1 млн.400 тыс.грн. для того, чтобы приют начал работать. Составлено штатное расписание. Приют будет работать по принципу возвратного отлова: отлов, стерилизация, возврат на место. В этом году мы усилили нормативную базу. Есть решение городского совета о создании общественных инспекторов зоозащиты, которые будут иметь право составлять протоколы и принимать решения об опекунах. Система реестра построена таким образом, что за каждую стерилизованную и выпущенную собаку кто-то отвечает персонально.

-Мы начали сотрудничество с городом Бельцы, где не было возвратного отлова. Приобрели им 50 клипсов. Из их городского бюджета выделены средства на постоянную стерилизацию животных. Вся зарплата мэра города Бельцы сейчас идет в фонд для строительства муниципального приюта для бездомных животных.

Мы стали людьми публичными, и к нам напрямую обращаются люди. Был случай, когда застрелили стерилизованную собаку. Я выезжал на место, оформили протокол, но юридической силы он не имел. После этого мы вызвали полицию, но они долго не хотели оформлять. Пришлось показать им статью закона об уголовной ответственности. Только после этого они обследовали труп собаки, начали следственные действия и привлекли виновного к уголовной ответственности.

Замечу, земельный участок, отведенный под приют, был фактически, свалкой мусора.

Опыт Львова

— Во Львове перед зимним периодом, городской голова издал распоряжение коммунальным предприятиям о запрете закрытия подвалов домов и помещений, во избежание гибели котов. И объяснил, что вымирание котов приведет к размножению крыс, которые переносят тяжелые болезни. Те, кто этого не понимает, не только аморален, но еще безграмотный, — сказала Светлана Барсукова.

По ее словам, в Одессе по-другому: член депутатской комиссии по экологии считает, что снизить численность бездомных животных можно закрытием мест кормления. Если они вымрут от голода, то их численность уменьшится. Можно встретить таких «специалистов», которые путают ветер с воздухом и кислородом.

— Сколько бы мы не призывали любить животных, какими бы коллективами не собирались, это или дано, или не дано, — продолжала С. Барсукова, — поэтому законодательно надо создать такие условия, чтобы чиновники не по душевному порыву, а в силу функциональных обязанностей были вынуждены их выполнять. Это касается и программ, которые действуют в городах, и законодательной базы, которой они пользуются. Еще один пример Львова. Если в Одессе программа названа охрана животного мира и регулирование бездомных животных, то от охраны животного мира в ней нет ничего. Кастрация и стерилизация – это не совсем охрана животного мира, а решение каких-то вопросов, касающихся человека. Во Львове — две программы. «Ограничение численности бездомных животных» – отдельная программа. В ней написано, что является приплодом. Это только слепые щенки. В Немецком приюте считают возможным 5-месячных собак называть щенками, и усыплять их, как приплод.

Наша задача — ежедневная постоянная работа, обмен информацией и демонстрация положительного опыта. Благодарна нашим гостям, которые сумели приехать и рассказать, что все это возможно даже в нашей стране, даже с таким законодательством, как у нас, даже в наше нелегкое время.

Научный уровень

На съезде присутствовали молодые ученые.

— Директор общественной организации «Молодежи верные друзья» Вита Тульская защитила кандидатскую диссертацию на тему: «Административно- правовое регулирование защиты животных от жестокого обращения», — сказала председатель общественной организации «Одесский Союз защиты животных» Светлана Химченко. — Эти темы уже выходят на научный уровень. Любая наука приводит нас к более эффективному применению законодательства и каким-то инновациям. Одна из наших студенток пишет бакалаврскую работу «Жестокое обращение с животными и ответственность за это». По законодательству, действующему.

Профессор кафедры административного и финансового права Национального университета «Одесская юридическая академия» депутат Одесского горсовета VII созыва, Светлана Осауленко напомнила собравшимся о том, как в Одесском горсовете принималась пятилетняя программа регулирования численности бездомных животных и защиты животного мира.

— Мы были против ее принятия, но оказались в меньшинстве, — сказала она. — Против проголосовали только Оппозиционный блок и Морская партия. В горсовете есть наши единомышленники и с ними мы победим.

Какой выход?

— У нас нет диких животных, которые бегали бы по городу и плодились. Все бездомные животные, это те, которых выбросили из дома, — сказала представитель организации «Дети и мир» Ольга Овечкина, специализирующаяся на защите диких животных. — Надо на всех уровнях пытаться вносить необходимые изменения в закон. Я ратую за чипирование. Микрочип надежнее, чем фотография. Контролировать это можно при городской регистрации домашних животных. Следует обязать владельцев стерилизовать своих животных. Исключением могут быть медицинские противопоказания. Надо ввести нормальную систему штрафов. Европа живет с этой системой. Штрафы по 15 и 30 тысяч долларов за выброс своего животного — это цена половины квартиры. Чип нужен, чтобы животное не умертвляли. О пропаже животного надо заявлять в полицию, как о пропаже человека и начинать поиски. При обнаружении трупа собаки, у правоохранителей к хозяину должны возникнуть вопросы. Хозяева непродуктивных животных не хотят ответственности, поэтому это все не проходит на законодательном уровне.

По словам Ольги Овечкиной, как бы не был хорош стерилизационный центр, но в разные сезоны года самочувствие животных разное – есть маленькие щенки, а есть старые слепые собаки. Без постоянных приютов, эта городская программа не полноценна.

— Когда говорим, о создании муниципального или частных приютов, это правильно, но надо понимать, что сколько приютов не открой, первые два года они будут переполнены. Это результат безответственного отношения людей к своим питомцам. Создание приютов – это устранение следствия проблемы, а надо устранять причину – людскую безответственность.

Автор: Елена Удовиченко

powered by CACKLE