Антон Киссе: людям все труднее выживать, просвета не видно

1Отставка правительства Арсения Яценюка, экономический и политический кризис, взаимоотношение власти и народа, роль гражданского общества в продвижении идей общественного договора – об этом наш разговор с народным депутатом Украины, сопредседателем политической партии «Наш край» Антоном Киссе.

 

— Антон Иванович, сразу в начале нашей беседы не очень удобный вопрос – почему Вы не голосовали за отставку премьера Яценюка? Как опытный политик Вы же должны были понимать, что вашим избирателям это не понравится… И если отставка все-таки состоится, сможет ли новый премьер быстро справиться с вызовами, которые стоят перед страной?

— Действительно, именно этот вопрос мне чаще других задают на встречах  мои земляки. Такое неприятие, чтобы не сказать более резко, действий правительства Яценюка объяснить очень просто: людям все труднее выживать, просвета не видно. Страна стремительно нищает. Когда такое было, чтобы Украина по уровню жизни опустилась ниже самых бедных государств постсоветского пространства! Так что любить Яценюка не за что. Но вопрос в другом. Есть ли компромиссная фигура на эту должность? Мы знаем, что правительство-банкрот должно уйти, но кто придет на смену? Саакашвили, Турчинов, Яресько – эти имена обсуждаются в СМИ, кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Но официально даже депутатам никто ничего не говорит. Есть ли среди них тот человек, кто консолидирует не только парламент, но и всю Украину? Я точно знаю, что мои избиратели в этом списке нового премьера не видят, хотя и нынешний – не вариант. Вот такая патовая ситуация. Убежден, что ответственность и за это правительство, и за следующее должна брать на себя правящая коалиция. Они аплодировали стоя, эйфория зашкаливала, они говорили, что это лучшее правительство всех времен. Сейчас обещают еще более профессиональное.   Но у меня своя позиция, никогда не был марионеткой в чьих-то руках, и сейчас не собираюсь быть. Я достаточно уважаю своих избирателей, чтобы не становиться разменной монетой в противостоянии двух политических лагерей, которые еще вчера вроде как были союзниками. Пусть находят голоса внутри своей коалиции, пусть привлекают своих партнеров и голосуют за отставку. Это будет честно.

— Скажите, а как объяснить тот парадокс, что при нынешней экономической ситуации, когда миллионы людей действительно оказались за чертой бедности, в Киеве по-прежнему жизнь бьет ключом, дорогих автомобилей не стало меньше, особенно припаркованных у Верховной Рады и Кабмина, дорогие рестораны в акватории делового центра столицы забиты клиентами. Киев вообще знает, как живет глубинка?

— Хороший вопрос, я его задаю время от времени своим коллегам в парламенте. Особенно удивляет, что вчерашние так называемые активисты майдана, пришедшие в политику на волне революции, как-то враз заматерели, пересели на дорогие машины и вдруг стали страшно далеки от народа, как говорил дедушка Ленин. Если вообще когда-то были близки к этому народу по-настоящему. Возможно, им кажется, что Украина вся такая, как политический и деловой Киев: с дорогими машинами и ресторанами, с умными разговорами о макроэкономике, с обязательным английским, с главной мечтой о безвизовом режиме. Но в стране 42 миллиона! И больше половины живут в селах, в малых городах, на нищенскую зарплату или вообще без нее, на пенсию в 40 долларов. Этим людям точно не до изучения английского языка или страданий по поводу того, дадут ли в 2016 году нам  безвизовый режим. И благополучные европейцы тоже вряд ли понимают, как живет эта часть Украины. И вот это непонимание и нежелание посмотреть правде в глаза приводит к тому, что пропасть между властью и обычными людьми становится все глубже и непреодолимей. На протяжении всей своей депутатской каденции разными способами я пытаюсь донести эту правду о реальном положении дел в украинской глубинке до власть предержащих. Иногда слышат, иногда делают вид, что слышат.

— Помню, на одном из телевизионных эфиров депутат от «Самопомощи» восторженно, с горящими глазами убеждала, что совсем скоро станет хорошо и богато, надо только избавиться от ужасного советского прошлого, от всякой советской символики и памятников, выдавить из себя по капле совок. И только тогда карма Украины изменится, произойдет очищение, осветление и что-то еще такое приятное, что люди обязательно оценят. Я понимаю, что за всю Украину сказать сложно, но как прошла «декоммунизация» конкретно в вашем округе? Как относятся к этому обычные люди?

— Хотя нет официальной статистики, но скажу, что подавляющее большинство жителей южной Одесчины очень неоднозначно восприняли все, что связано с законом о декоммунизации. И если дискуссии о переименовании улиц, населенных пунктов прошли с большим или меньшим пониманием, то решения о демонтаже памятников – с трудом и неприятием. А позиция власти о признании советского строя оккупационным режимом и приравнивание его к нацизму вызывает острое возмущение и внутренний протест. И я объясню, почему. Здесь, в этом регионе, люди тоже пережили репрессии и раскулачивание, голод и лишения. Это все было, и такое никогда не забудешь. Но есть и другой, долгий период советской истории, который жители региона – старшего, среднего возраста вспоминают с добром. Здесь было хорошо развито сельское хозяйство, колхозы- миллионеры, люди имели работу, доходы, различные поощрения, социальную защиту. Создавались заводы и фабрики, рабочие места. Работала система образования и здравоохранения. В селах строили клубы, школы, больницы. Тогда не было такого оттока молодежи в города, молодые специалисты после окончания институтов возвращались в свои села, строили дома, создавали семьи, верили, что приносят пользу обществу, в подавляющем большинстве гордились своей страной. А теперь они должны принять, что жили при преступном режиме, да еще и оккупационном, и забыть как о страшном позоре.  У людей отобрали прошлое, запретили о нем вспоминать публично, а вот веру в будущее предложить не сумели. Ведь Европа, куда мы так стремимся и стараемся во всем ей подражать, не отреклась от памяти о прошлом, хотя там есть свои скелеты в шкафу. Убежден, что нельзя было резать по живому, нельзя выполнять желания только половины общества, как- будто второй половины не существует.

—  Как проходит реформа по децентрализации в вашем округе? Есть запрос людей на изменения, которые она приносит или еще должна принести?

— Бюджетная самостоятельность, децентрализация – это, безусловно, хорошо. Значительно увеличился бюджет Одессы, он никогда не был таким весомым. Очень хорошо обстоят дела в Измаиле, но там и мэр на своем месте. Доходы от реализации подакцизных товаров остаются в местных бюджетах, а это алкоголь, табачные изделия, топливо. В больших или хотя бы средних городах с этим порядок. Главное, правильно и честно распорядиться в интересах людей. А вот села будут постепенно погибать, и это очень большая проблема и боль, глобальная проблема. Уже уничтожается инфраструктура, закрываются амбулатории, рушатся здания больниц, идет попытка ликвидации школ. В рамках объединения громад, так называемого укрупнения населенных пунктов, эти процессы активизируются. Очень беспокоит, что нынешние руководители районов, в частности, в Болградском, Арцизском, Татарбунарском, Измаильском идут по пути наименьшего сопротивления. Даже не пытаются вникнуть в специфику региона, в проблемы людей. Не могут или не хотят спрогнозировать социальные и экономические последствия «оптимизации» бюджетов, объединения громад. По их инициативе или при молчаливом согласии уже ликвидированы многие подразделения государственных структур, готовится уничтожение районной медицины, культуры, системы образования в селах. А это сокращение рабочих мест, обострение социальной напряженности, жирная точка на любой возможности развития.

— Но ведь губернатор Одесской области Михаил Саакашвили очень гордится своими ставленниками, называет их командой «молодых реформаторов», которые прошли жесткий отбор, конкурс, став лучшими из лучших. Возможно, они еще проявят себя, совершат прорыв и подарят маленькое экономическое чудо в отдельно взятом уголке Украины. Как думаете?

— Очень хотелось бы. Но пока они совершают «прорыв» на своих страничках в социальных сетях, с большой неохотой ходят на работу, зато с удовольствием занимаются политическими интригами и различными договорняками. Например, жестко контролируют деятельность местных советов, путем запугивания и угроз формируют удобные им результаты голосования депутатов, особенно в кадровых вопросах, когда нужно кого-то уволить, а на освободившееся место назначить своего человечка. Так было в Арцизском районе, когда большинство депутатов районного совета проголосовали за увольнение главврача больницы, работа которой признана одной из лучших в области. Но власть сказала «надо», депутатский корпус ответил – «есть!» Такую же схему они готовят в Болградском районе. И местные депутаты им подыгрывают, не задумываясь о том, как будут смотреть в глаза своим избирателям. Начинается «охота на ведьм» в Саратском районе, пытаются расправиться с работниками культуры в Измаильском районе. Только хочется напомнить местным депутатам, что их нынешние кукловоды, в большинстве своем, варяги из Киева и Одессы. Нашумят здесь и уедут. А вот им потом жить среди своих.

— Антон Иванович, но здесь получается какая-то нестыковка, извините! Если не ошибаюсь, в южной Бессарабии сильны позиции «Оппозиционного блока» — правопреемника партии регионов. Они же должны составить оппозицию партии власти в местных советах, должны защищать интересы своих избирателей – обычных людей, пенсионеров, социально незащищенных. Получается, что они перешли на сторону власти, полностью подконтрольны Блоку Петра Порошенко? Как такое возможно?

— Как видите, возможно. Люди, проголосовавшие за «Оппоблок»,  рассчитывали на защиту от действий власти, а на деле оказалось, что лидерам этой политической силы просто нужны били доходные места во власти и возможность обеспечить работой своих приближенных. Так и получилось, что функцию по отстаиванию интересов обычных людей взяла на себя наша политическая сила. Именно депутаты от «Нашего края» в местных советах борются за прозрачность и справедливость бюджетов, за сохранение исторической памяти, самобытности сел и городов, за подотчетность власти перед избирателями. Пытаемся отстоять районное здравоохранение и помешать вступившим в сговор депутатам от БПП и «Оппоблока» уничтожить районные больницы, школы, дома культуры. Противостоим дерибану местных бюджетов. Ведь так называемые реформаторы к бюджетам развития очень часто относятся как к возможности пропиариться за народные деньги, забывая о насущных проблемах людей. Это тоже одна из причин, почему уровень доверия к районным руководителям и к их политическим кураторам падает с каждым днем.

— Кстати, к вопросу о политической саморекламе. Сегодня только ленивый не рассказывает о своем героизме в борьбе за ремонт автодороги Одесса-Рени. Послушать Саакашвили, это именно он добился ремонта дороги.  Один ваш коллега по Верховной Раде по фамилии Унгурян информирует о своей причастности. Если дорога все-таки будет отремонтирована, кого можно будет поблагодарить: президента, губернатора, председателя облсовета, Урбанского (народный депутат Украины — прим. редакции), Унгуряна, Киссе?

— Давайте дождемся того счастливого времени, когда дорога будет отремонтирована. И тогда жители этого региона и вообще все, кто будет проезжать по этой трассе, должны будут поблагодарить почти 46 тысяч своих земляков, неравнодушных людей, настоящих патриотов своего края, проявивших  четкую гражданскую позицию. Они не побоялись поставить свои подписи под жестким требованием к руководителям нашего государства отремонтировать дорогу Одесса-Рени, транспортный коридор из Украины в Европу. Эти люди делегировали своих представителей в Киев, на мирную акцию протеста под Кабинетом Министров. И я ответственно заявляю, что только после этого власть – и центральная, и областная – обратила внимание на остроту проблемы. Лично я горжусь, что жители южной Одесчины доверили мне право быть с ними плечом к плечу, доверили партии «Наш край» быть связующим звеном между гражданским обществом региона и представителями власти. И не важно, кто повесит на себя медали. Жители нашего региона должны знать, что именно их позиция не дает власти забыть о своих обязательствах. В ответ на требования людей буквально на днях в Бессарабии побывал недавно назначенный глава Укравтодора в сопровождении Юрия Димчогло, члена политсовета партии «Наш край», заместителя председателя облсовета. Так что жители нашего региона с радостью узнали о хорошей новости – принятом решении о ремонте участка дороги от Татарбунар до с. Кирнички в ближайшее время.

— Что слышно в кулуарах власти: пойдет страна на досрочные парламентские выборы?

—  Вопрос дискуссионный. Четкого ответа нет ни в обществе, ни в политикуме. Досрочные выборы лоббируют лидеры политических сил, которые хотят взять реванш и нарастить свое присутствие в Раде и в высших эшелонах государственной власти. Нужно вспомнить историю взаимоотношений Петра Порошенко и Юлии Тимошенко, чтобы понять всю глубину происходящих сегодня процессов. В то же время досрочные выборы не особенно изменят общую конфигурацию правящих сил в парламенте, и можно предположить, что политический кризис выйдет на новый виток. Что это даст народу Украины? Той конструктивной части народа, которая устала от войны и хочет мирной жизни без революций, блокад, майданных вече и прочих признаков затянувшегося политического и экономического кризиса. Хорошо бы уже заняться реальной экономикой, а не гордиться тем, что нам отовсюду дают кредиты. Кстати, и кредиты уже не дают. Недавно прочитал интервью Лешека Бальцеровича, который провел в Польше реформы и вывел ее на уровень благополучных европейских стран. Так он проводит интересные параллели с Украиной и дает четкий сигнал нашим властям: нельзя просить денег у Запада только потому, что мы бедные. Кредитные деньги должны работать на экономические реформы в интересах своей страны, а не на проедание и популизм. А у нас популизма становится не меньше, а больше. Досрочные выборы – это тоже популизм. Потому что они ничего не изменят.

— Ваше мнение: что нужно для того, чтобы народ наконец-то получил тот парламент, который действительно будет представлять интересы всей Украины и реального большинства избирателей? Ведь на протяжении последних лет Верховная Рада скорее напоминает закрытый политический клуб, не очень удачно пополнившийся несколькими десятками новых членов, которые так и не поняли, как и для чего они в этот клуб приняты…

—  Нужно менять законодательство. Открыть списки, чтобы люди знали, за кого голосуют. Снизить проходной барьер для партий, чтобы те 35-40 процентов избирателей, которые отдают свои голоса не за гречку, а по убеждениям, имели своих представителей в парламенте. Простая арифметика: сегодняшние парламентские партии получили около 70 процентов от числа проголосовавших, остальные 30 процентов распределены между ними, хотя люди отдали предпочтения другим политическим силам. Следовательно, в Раде не представлен весь спектр электоральных предпочтений, а у граждан Украины появляется все более стойкое убеждение, что от них ничего не зависит и на выборы ходить нет смысла. Конечно, крупным политическим игрокам такая ситуация выгодна, спроса меньше и управлять ситуацией внутри парламента проще. Но при таком законодательстве невозможно развитие парламентаризма и демократии.

— Антон Иванович, спасибо вам за такой откровенный разговор.

Беседовала Арина Цветко

http://antonkisse.com

...
powered by CACKLE