Одесская область: Децентрализация как почва для перманентного сепаратизма

Нет ничего объективнее, чем глобус, где цивилизации замкнуты в определенных рамках континентов и государств, а направления захватнической атаки империи видны на точках соприкосновения.

Именно глобус, а не политическая карта мира, объективно показывает, что курилы — это всего лишь продолжение японских островов, как и Сахалин… Что Калининградская область — это Прибалтика, а не Россия, а цивилизационный разрыв России с Кавказом проходит не по Большому Кавказскому хребту, а по водоразделу Дона и Волги, и не иначе.

Именно на таких картах размах цивилизации можем проследить по топонимам. Например в «скрепно-русскомирном» Крыму нет славянских названий рек и гор. Все они названы или по-татарски, или по-гречески. Да и что такое «русские», но упорно не славянские названия «Тверь», «Псков», «Рязань», «Онежское» озеро и прочее…

И если с научной точки зрения — это неплохая тема для дальнейших исследований, то для сапога российского оккупанта — это совсем не повод включать мозги.

Не помогаю здесь и исторические примеры походов на Африку Гитлера с Наполеоном, ни невозможность удержать европейские провинции Османской империей. И падение еще не объявивших себя четвертых, пятых и шестых Римов — это уже очевидность. Ведь дураки маленького роста с большими амбициями продолжают ходить по граблям.

К очень глубокому сожалению, Украина не имеет большого опыта государственной жизни. Предыдущие, до 1991 года, попытки обрести самостоятельность и независимость, не увенчались успехом, а этнические земли украинцев со временем сократились в несколько раз. Ведь, если в 1918 году Украина включала в себя кроме нынешней территории весь юго-запад России и Кубань, юг Беларуси, восток Молдовы и восток Польши, то в 1991 году наше государство, в результате коммунистического сотрудничества с Гитлером и уничтожением местной культуры на Кубани, а главное, после коммунистического административно-территориального деления, получило то, что получило.

Но, как оказалось, и этот вариант не стал окончательным, поскольку рванувшая вперед цивилизация потеряла в средневековье одного из соседей Украины — Россию.

В 1992 году мы вдруг, на этнической украинской территории Приднестровья, получили российский анклав, а на крымско-татарской земле «скрепный и русскомирный» Крым.

Маньяки из Кремля без особых усилий превратили маленькую и унитарную Молдову в фактическую конфедерацию с неуправляемым регионом, а унитарную Украину — в огромную горячую точку в центре Европы.

Безусловно, сегодняшнее положение вещей отнюдь не устраивает кремлевских реваншистов. Потерявшие контроль и выпустившие из рук государства Центральной Европы, Центральной Азии и Южного Кавказа, кремлины с остервенением и рвением взялись за восстановление империи даже в минимальных границах. Война на Северном Кавказе, несколько горячих точек на Южном Кавказе, в том числе и аннексия Южной Осетии и Абхазии, оккупация Приднестровья и теперь уже оккупация южной и восточной Украины — только первые шаги фашиствующей России по возвращению утраченного влияния.

И если на будущие шаги кремлевских оккупантов по оккупации Беларуси и северного региона Центральной Азии нам в Украине по большому счету и ответить нечем, то спутать карты оккупантов по захвату Украины — достаточно легко.

Озвученное в 2014 году российским фюрером Путиным недовольство по поводу нахождения т. н. «Новороссии» и Слобожанщины вне России обернулось операцией «русская весна», которая захлебнулась в Одессе 2 мая того же года. Однако, часть Донецкой и Луганской областей, с помощью регулярной российской армии, вышла из подчинения Киева.

Как видно, захватнические планы неофашистского кремлевского режима это не устроило.

Экономический кризис в России, разразившийся в ответ на экспансионистскую политику существенно ослабил Кремль, но не остановил его. До сих пор, в ущерб обедневшим россиянам, кремлевский режим тратит сумасшедшие бюджеты на пропаганду своей захватнической войны и подрывную деятельность в Украине.

То и дело, Кремль, с помощью своих агентов влияния, пытается то устроить беспорядки в Киеве, то объявляет о существовании «народной рады Бессарабии», то раскручивает новую тему «Порто-франко». Как и ранее, под прицелом московской хунты — регионы «Новороссии» и Слобожанщины — от Харькова — до Одессы.

Амбиции Кремля не ослабели и до сих пор. Ни похороны российских солдат, погибших в мирное для России время, ни экономическое падение России пока не одолели кремлевскую пропаганду, а это значит, что и мы должны быть на чеку и готовиться ко всему в заявленных Путиным амбициях.

Ослабевший ныне Кремль пошел и в политическую атаку. Поняв, что захватив нечестным путем Крым, московские «мудрецы» в своих протоколах прописали новое требование для нашей страны — политическую децентрализацию. По вложенному в Кремле смыслу в это слово, украинские регионы отнюдь не получают больший процент из налогов граждан, проживающих в регионах и не наделяет местные органы власти какими-то экономическими рычагами для решения местных вопросов, а только лишь на законодательном уровне закрепляет возможность местных властей проводить референдумы по любым вопросам. Именно такого референдума ждут россияне и в нашем регионе, и в других частях мифической «Новороссии».

Как на подобных «референдумах» получать нужный ответ, знает не только оккупированный Крым и Донбасс, но и мы — оккупанты рисуют заведомо устраивающий их процент под дулами автоматов «зеленых человечков», а остальной мир ставится перед фактом. Так, Крым вместо 30% получил почти 80 мифических. И это при том, что процедура проведения референдума для отдельного региона противоречила Конституции Украины. А Донбасс по проторенной дорожке с гораздо меньшим коэффициентом поддержки оккупантов получил еще более желаемый для оккупантов результат.

И вот для более далеких от границы с Россией украинских регионов готовятся свои сценарии для единого конечного результата — обман для всего мира и на позоре своей страны — удовлетворение амбиций сумасшедших диктаторов.

Конечно, медленный и неуклюжий официальный Киев со временем разгадал путинскую стратегию и стал реализовывать свой сценарий по недопущению раскола. Так, крымчане почувствовали разницу между своим естественным положением в качестве украинского региона и российской реальностью после блокады с Украиной. Холодные квартиры, неподъемные цены в магазинах и отсутствие элементарной воды и электричества — это лишь сотая доля того, что на самом деле представляет для них российская реальность. Пропагандистская двуглавая курица на штандартах оккупантов стала местных жителей уже если не откровенно раздражать, то настораживать. И это только начало.

По уже киевскому сценарию, в примыкающей к Крыму части Херсонской области создается то, на что, в боязни реакции Кремля, не решалась ни одна украинская власть — создается крымско-татарская национальная автономия, которая будет наделена правом выхода из Украины.

Кстати, эта схема успешно использованная в советской Украине по отрыву Молдовы из-под влияния Румынии в 20-х — 30-х годах минувшего столетия. Тогда на территории Одесской области (Приднестровья), на украинских этнических землях была создана молдавская национальная автономия, которая, в свою очередь, продемонстрировала заботу Советского Союза о национальных свободах молдаван, которых в Румынии отдельным этносом не считали. В результате недолгих политических манипуляций, Молдова полностью вошла в состав Советского Союза, прихватив с собой и эту самую часть Одесской области.

В случае с Крымом данная схема будет работать однозначно. Вот только вопрос теперь заключается в другом, останется ли он в итоге административно и политически украинским?

Крымские татары, которые в современном, постаншлюзном крымском политическом процессе остались на обочине, тяготеют к Украине. И, в случае объявления национальной автономии, безусловно активизируют не только внутренние силы на борьбе за возврат полуострава Украине, но и существенно повлияют на мировое восприятие крымского вопроса. Вот только, захотят ли татары, имеющие за спиной огромный опыт собственного государства, рисковать снова своей землей под протекторатом Киева — не острый, но все же вопрос.

А вот в решении проблемы Одесской области у власти нет рецепта. Хотя, здесь ситуация складывается куда более печально. Украинское руководство так и не смогло предложить украинской Бессарабии рецепт более глубокой интеграции. Более того, упадочные дунайские порты и разрушенная инфраструктура региона упорно удерживают Бессарабию в руках местных политиков, готовых за деньги на любые действия. Авторитета и власти у них в этом регионе хватает, а вот политического и этнического доминирования украинцев здесь нет.

Не лучше ситуация и вдоль приднестровской границы. Там местное население, хоть и этнически и культурно интегрировано в центральную Украину, но легкодоступная российская пропаганда, которая беспрепятственно вещается с российского анклава, делает свое дело.

К сожалению, власть оставляет без внимания эти потенциально-горячие точки на карте Украины, а вот заявленные процессы децентрализации могут послужить катализатором для очередного взрыва кремлевской войны против Украины.

Нежелание местных представительных властей декларировать антироссийскую позицию  подливает масла в тлеющий огонь и гипотетические шансы отделиться, что по сути предполагает децентрализация в авторстве Кремля — растягивает вопрос окончательного решения вопроса.

В данный момент, российское подавляющее этническое меньшинство бессарабских районов, вместе с Одессой фактически продолжают политику русификации региона, вместо поддержки национально-культурных потребностей этнических болгар, молдаван и гагаузов. О полноценном удовлетворении таких же потребностей украинцев данного региона вообще не идет речь.

А местные политические элиты из парадемократического Блока Петра Порошенко, вообще всячески пытаются затормозить процессы декоммунизации и идеологического воспитания жителей потенциально интересного для России региона.

Так, именно депутаты БПП фактически тормозили вопросы переименования Ильичевска и Котовска, а вопрос переименования улиц вообще исключает даже в проектах увековечивание украинских национальных героев и исторических личностей.

Авторитет губернатора Саакашвили пока еще удерживает Одесскую область в орбите Украины, однако, как показывает активность пророссийских сил, это положение весьма шаткое и любое кадровое решение вокруг кресла руководителя ОГА может стать искрой для реализации обновленного плана Кремля по дальнейшей оккупации Украины и, теперь уже, деблокирования Приднестровья.

Ведь уже сегодня губернатор Саакашвили вынуждено втянулся в противостояние с местным руководством БПП, отвлекаясь от вопроса решения бессарабского и приднестровского вопросов. А дальнейшее ослабление децентрализацией и так крайне слабой украинской власти в данных регионах — смерти подобно.

Единственно возможным оптимальным вариантом стало бы учреждение в рамках Одесской области военно-политической администрации, на примере тех, которые работают в Донецкой и луганской областях. Но создавать их сейчас де-юре никто не станет, поскольку это было бы официальное признание проблем в регионе. Но ведь никто не мешает сделать это фактически.

Источник: www.048.ua

...
powered by CACKLE