Одесские бойцы «Азова»: «Если бы дали подкрепление, после Широкино можно было дальше наступать»

«Азовцы» из Одессы год спустя рассказали «048.ua» о своем участии в Широкинской операции

КАК В СКАЗКЕ: ТРИ ПОБРАТИМА, СРАЖАЮЩИХСЯ СО ЗЛОМ

В былинах времен Киевской Руси воспевали трех богатырей, умевших сразить врага наповал. В украинских сказках главный герой находил себе верных побратимов, и они втроем побеждали зло. Пресловутые «Три мушкетера» Дюма. «Три товарища» Ремарка. Три – неслучайное число, не зря его называют сакральным. Если же без фатализма, то все эти истории просто доказывают: втроем проще и надежнее (да и веселее) бороться с угрозой и противником. И именно трое одесситов осенью 2014 года отправились с Черноморской Пальмиры в зону боевых действий, пополнив ряды полка «Азов».

Естественно, одесситов в полку служило и служит намного больше. Но наша история о дружбе, побратимстве и трех героях, защищавших Украину от оккупанта. «Мотив», «Физрук» и «Козак» бойцы полка «Азов», вместе приехавшие на войну и ставшие такой себе «одесской троицей». Они вместе прошли чрезвычайно острую фазу войны в прошлом году – январь-февраль 2015. Именно в этот период состоялись жесткие бои за Донецкий аэропорт («Люди выдержали – не выдержал бетон»), бои под Дебальцево и Широкинская операция. Именно под Широкино воевала одесская троица. Там на поле боя навеки остался одесский «азовец» Вячеслав Кирилов («Козак»), погибший в первый день так называемого перемирия. «Козак» спасал раненого побратима – «Физрука». За жизнь героического «азовца» бились медики, но ранения оказались слишком сложными. Домой вернулись двое из одесской «азовской» троицы…

Одесские бойцы «Азова»: «Если бы дали подкрепление, после Широкино можно было дальше наступать» (ФОТО) (фото) - фото 1

«О «Козаке» легенды ходят. Это действительно так! Он не так долго был в зоне АТО, но он себя так показал, так зарекомендовал, что о нем хорошо помнят. Руководство «Азова» помнит «Козака». И Билецкий о нем тоже хорошего мнения. Это правда: все в «Азове», от солдата до командира, знали, уважали и любили «Козака», – вспоминает уже сейчас боец-«азовец» с позывным «Физрук».

ЧИТАТЬ про «Козака» – одесского героического «Азовца»

«АЗОВ»: ВАГОН И МАЛЕНЬКАЯ ТЕЛЕЖКА РОССИЙСКИХ ФЭЙКОВ

Если зайти на любой портал поклонников так называемой «Новороссии» и загуглить название полка «Азов», то поисковик выдаст уйму линков с такими ужасными новостями, что от прочтения волосы станут дыбом (даже у любителей причесок à laГеннадий Труханов). Страшные «азовцы» распяли «ополченца» и сожгли его заживо! Ужасные «азовцы» загнали детей в неонацисткий лагерь и готовят детский карательный батальон»! Бесчеловечные «азовцы» пакуют посылки с отрубленными головами «ополченцев»! О «азовцах»-нацистах и фашистах даже упоминать скучно – российская и «ополченская» пропаганда настолько часто использует этот фэйковый штамп, что уже не вызывают этим никакой реакции. Естественно, все эти и многие другие пропагандистские фэйки направлены на подрыв авторитета добровольцев, служащих в полку, на расшатывание поддержки ребят украинцами и запугивание жителей Донбасса. Да и россиян в довесок. Образ страшного и кровожадного «азовца» закостенел в заголовках российских СМИ.

И, конечно же, по утверждению этих источников, в «Азове» служат либо «бандеровцы» с Западной Украины, на которых уже давно можно ставить крест (к России присоединяться не хотят, на протяжении столетий готовы умирать за независимость Украины – «бандеровцы», что с них взять?), либо «нацисты» из-за рубежа. При этом пропагандистов не смущает даже тот факт, что командир полка «Азов» Андрей Билецкий – русскоязычный харьковчанин. И присягу в «Азове» принимают ребята со всей Украины. В том числе одесситы. Безусловно, они смеются над растиражированными фэйками и с улыбкой говорят: значит, действительно хорошо воюем, видят в нас угрозу, если единственное, что им остается – сочинять бред сивой кобылы. Эти ребята бросили спокойную жизнь в условно тихом городе и уехали защищать свою Родину, прилагать усилия, чтобы не допустить врага к родному дому, где остались их семьи. Они променяли работу и посиделки с друзьями на окопы и блиндажи, обстрелы и блуждающие пули снайперов, растяжки-невидимки и заминированные дороги. У них нет сомнения: врага нужно остановить, а свою территорию – отвоевать.

«АЗОВЦЫ»-ДОБРОВОЛЬЦЫ: ПОКИДАЯ ЗОНУ КОМФОРТА

Корреспондент «048.ua» совершил просто-таки смертельный трюк – встретился и пообщался с этими «кровожадными» одесскими «азовцами». Внимание: в результате общения никто не был распят и заживо сожженным! Если же отбросить сарказм, бойцы полка «Азов» с позывными «Мотив» и «Физрук» вернулись с зоны боевых действий в Одессу, получив ранения. Ребята уже пошли на поправку и занялись общественной деятельностью в родном городе. И они ни чуточку не похожи на тот образ извергов, воспетый российской пропагандой. В их глазах просвечивает доброта. Как и у многих украинских военных, в их фотоальбомах можно найти фотографии со спасенными в зоне АТО котиками. И безлимит веселых улыбок. «Азовцы» живо ведут беседу, повествуя о своих побратимах, спецоперациях в зоне боевых действий, размышляя о военных перспективах, и курят. Урна находится в метрах 20 от места, где велась беседа. Ребята не бросают окурки, хотя рядышком возле скамейки полно недокуренных сигарет – они держат окурки в руках, а когда появляется пауза в разговоре, относят их в урну. Или пока один ведет рассказ, второй молча предлагает отнести окурок. Не ленясь. Эти мелочи чудесным образом характеризуют этих мужчин. Во-первых, они понимают друг друга без слов, готовы помочь побратиму – от мелочей до спасения жизни, обращая внимания на потребность другого, близкого. А во-вторых, они не мусорят в родном городе, так как любят его, направляют свою деятельность на его защиту и улучшение – не удивительно, что любовь к родному краю стала главной причиной их добровольной службы в зоне АТО. Если любишь, готов выйти из зоны комфорта.

Одесские бойцы «Азова»: «Если бы дали подкрепление, после Широкино можно было дальше наступать» (ФОТО) (фото) - фото 2

Мысли о защите Родины появились у «Мотива» и «Физрука» буквально сразу же после возникновения угрозы на Востоке страны. Первое время ребята решали, к какому подразделению примкнуть. Рассматривали вариант добровольческого батальона «Донбасс». Одесситов «сватали» в добровольческий батальон «ОУН». А еще предлагали служить в 79-той бригаде. Хорошенько подумав, ребята остановились на варианте батальона «Азов»: там служили их знакомые, которые давали подразделению отличные характеристики.

«Нам понравилась позиция Андрея Билецкого. А еще то, что он под Иловайском ребят сохранил, не гнал на убой. Сохранилось большинство ребят. Хотя там многие погибли, да еще и такого возраста… А в «Азове» меньше потерь», – аргументирует свой выбор «Мотив».

И одним дождливым вечером «Мотив» вдруг предложил «Физруку»: «Поехали!». «Хорошо, поехали!», – согласился тот, не уточняя, куда и зачем. Ведь все и так было понятно: на войну, в «Азов». Решили отправляться завтра же, о чем сообщили своему другу «Козаку». Оказалось, он тоже принял решение уехать на фронт и тоже среди множества вариантов выбрал «Азов». Одесситы прошли подготовительный курс молодого бойца (КМБ). За полтора месяца учений одесские бойцы настолько хорошо проявили себя, что их признали лучшими на «потоке» и наградили: «Физруку» вручили коллиматор на автомат, а «Козаку» – защитную маску-очки. И пока одесские бойцы набирались опыта и знаний, произошла трансформация: батальон «Азов» стал полком.

«Ребята перед нами получали милицейские «корочки», а у нас все переигралось – уже к нацгвардии относились», – улыбается «Мотив». Стоит отметить, что многим добровольцам перспектива зачисления в ряды милиционеров после вступления в «Азов» казалась настолько неприемлемой, что они отдавали предпочтение другим подразделениям только из-за этой детали. Впрочем, даже после переформатирования «Азова» некоторым не по душе подчинение полка Министерству внутренних дел Украины, которое возглавляет Арсен Аваков, – считают, что лучше идти в ЗСУ, чтобы их «патроном» не был глава МВС. «Физрук» и «Мотив» своим полком гордятся и рады, что судьба свела именно с «Азовом».

«Физрук»: Каждая свинья хвалит свое болото – говорят в народе. Но наш полк, наша вторая «железная» сотня – супер, просто горжусь ими! В «Азове» к каждому бойцу уважительное отношение. Я там чувствовал себя очень комфортно. Сотник для нас как отец: он все проблемы решит, выслушает, даст совет, позаботится. Об «Азове» самые хорошие воспоминания. После КМБ нас распределяли. Мы с «Козаком» попали в одну сотню, в один десяток. Мы мечтали о штурмовой группе и туда попали. Почему штурмовиками хотелось стать? Потому что ты не отсиживаешься где-то, не ждешь – ты в эпицентре. Ведь зачем мы пошли воевать? Чтобы очистить нашу территорию от нечисти. И этим и занимаются штурмовики непосредственно. Больше всех «движнячат» артиллеристы и штурмовики, особенно в Широкинской операции.

Одесские бойцы «Азова»: «Если бы дали подкрепление, после Широкино можно было дальше наступать» (ФОТО) (фото) - фото 3

Мы мечтали о штурмовой группе и туда попали. Почему штурмовиками хотелось стать? Потому что ты не отсиживаешься где-то, не ждешь – ты в эпицентре. Ведь зачем мы пошли воевать? Чтобы очистить нашу территорию от нечисти

«Мотив»: Мы все трое тренировались как штурмовики, нас готовили к штурмовой роте – к непосредственным контактам, зачисткам населенных пунктов и т.п. На тот момент «Азов» стал полком. Какие плюсы? Сформировали танковую роту и роту артиллерии. Основной набор больше распределяли на артиллерию, так как танковая рота уже была сформирована, просто ждали официального статуса и когда после этого дадут танки. А артиллерию доукомплектовывали новобранцами. То есть было три роты и с набора бойцов распределяли по этим сотням.

«Физрук»: Смотрели на результаты – проводили экзамены среди ребят с набора. Это была физподготовка, тактика, стрельба. Тогда нас с «Козаком» признали лучшими. Это стимулировало и вдохновляло!

«048.ua»: Вероятно, быть здесь и там – кардинально разный опыт. Можно читать новости, можно общаться с друзьями и знакомыми, которые находятся в зоне боевых действий, но попасть туда самому – это нечто другое. Как отличались ваше представление о фронте и то, что вы прочувствовали на себе?

«Физрук»: Мои ожидания, в принципе, соответствовали действительности. Где-то так я и видел военные действия не оттуда, не будучи на фронте. Я был подготовлен к тому, что меня могут ранить, вплоть до того, что могут убить. Это – война. Смерть там – нормальное явление. Мы понимали: если мы идем туда, то никто не может гарантировать, что ты вернешься живым… Нет, можно, конечно, в штабе с бумажками отсидеться. Хотя и там тебя может найти опасность, и ты пострадаешь.

То, как ты тут вычитываешь о происходящем, ищешь информацию о боях, смотришь видео фронта – это все же одно, а самому попасть на войну – это чуть-чуть другое

«Мотив»: Как мне кажется, есть разница. То, как ты тут вычитываешь о происходящем, ищешь информацию о боях, смотришь видео фронта – это все же одно, а самому попасть на войну – это чуть-чуть другое. Но все равно ты себя чувствуешь комфортно: ты рядом плечо к плечу с теми, в ком ты уверен. У меня была отличная десятка! Мы еще на учениях познакомились с ребятами – и с Киева, и с Львовской области. Они все классные, сдружились. Не раз выезжали на «боевой». С ними не то чтобы не страшно – комфортно. Страх всегда присутствует в той или иной мере. Например, страшно, когда ребята попадают в передрягу, – переживаешь за них. Было ожидание. Многие ждали, когда начнется «движ», когда нас пошлют на зачистку.

«048.ua»: Это же более опасно, больший риск…

«Мотив»: Мы хотели отвоевывать свою территорию. Была успешная Широкинская операция, а после нее опять только оборона. После контактной войны началась, так сказать, игра артиллерии. Да, группы ДРГ еще заходят – их нужно вычислять. Но это не «пострелушки», когда идешь вперед, отвоевываешь свое, зачищаешь. Ты просто сидишь на позиции, наблюдаешь, передаешь данные. Естественно, если нужно, можно отстреливаться, естественно, назад никто не пойдет. Но и вперед не пойдут.

Одесские бойцы «Азова»: «Если бы дали подкрепление, после Широкино можно было дальше наступать» (ФОТО) (фото) - фото 4

Многие ждали, когда начнется «движ», когда нас пошлют на зачистку. Мы хотели отвоевывать свою территорию

ШИРОКИНО: НАСТУПЛЕНИЕ, ПРЕРВАННОЕ ПЕРЕМИРИЕМ

Одесские «азовцы» не только были лучшими на своем «потоке» при прохождении КМБ, но и участвовали в успешной Широкинской операции. Ребятам хотелось быть в эпицентре и непосредственно «изгонять нечисть», то бишь освобождать свою территорию от оккупанта. И такая возможность представилась. Бои за установление контроля в поселке Широкино Волновахского района Донецкой области (Сектор М) велись с начала осени 2014 года. Противостояние велось между украинскими военными и российскими наемниками, а также террористическими вооруженными группировками самопровозглашенной «Донецкой народной республики».

В военном плане Широкино является стратегически важной позицией из-за своего расположения на дороге из Новоазовска в Мариуполь (подконтрольный официальному Киеву), стратегически важный порт, и дальше в Крым. Кроме этого, в районе населенного пункта расположена высота, с которой теоретически можно обстреливать восточные районы Мариуполя. На этом часто акцентирует командир полка «Азов» Андрей Билецкий: «Хотите удержать Мариуполь – вам нужно удерживать широкинские высоты. Другого пути не существует. Если вы хотите сдать Мариуполь – тогда не надо проливать кровь, а просто отойдите в Запорожскую область».

Когда международная общественность активно заговорила о демилитаризации Широкино (что прописано еще в первых Минских соглашениях), начальник Генерального штаба ВСУ Виктор Муженко заявил, что Широкино отнюдь не является стратегически важным объектом, а Широкинскую операцию назвал пиаром: «Возможная демилитаризация Широкино приобретает определенный резонанс только потому, что зимнее наступление на этот населенный пункт было больше пиар-акцией, чем военной операцией. Нам это создало больше проблем, чем принесло выгоды. И мы их до сих пор не можем решить. О Широкино почему-то знает весь мир, хотя военной ценности оно не имеет». Впрочем, многие жители Мариуполя не были согласны с такой позицией Генштаба и даже выходили на акции протеста против предложения демилитаризации Широкино.

Сама же наступательная операция «Азова», которую Муженко решил величать «пиар-акцией», началась 10 февраля 2015 года. В этот день были освобождены Павлополь, Коминтерново, Лебединское, Бердянское и Широкино. Линия фронта отдалась на 20 км к востоку от Мариуполя. Проходили успешные бои.

Видео полка «Азов». 10 февраля 2015

14 февраля террористы и российские наемники начали наступление при поддержке танков и тяжелой артиллерии. «Азовцы» успешно отбили атаку. Потери террористов – до полусотни убитыми.

Видео полка «Азов». 14 февраля 2015

В полночь Андрей Билецкий объявил о приостановлении наступательной операции в связи с перемирием. 15 февраля террористы совершили попытку прорыва. Благодаря густому туману в Широкино зашло четыре танка и живая сила противника, работала артиллерия и минометы. «Азовцы» отбили атаку. Началось позиционное противостояние. В итоге операции было уничтожено около сотни боевиков и десять единиц бронетехники. Потери «Азова»: десять погибших и около 50 раненых. Среди погибших – «азовец» «Козак», один из одесской троицы. Во время этой операции был ранен «Физрук», которого спас «Козак». «Мотив» со своим подразделением прикрывал тыл при проведении операции, а вот «Физрук» участвовал в боях и зачистке Широкино.

«Физрук»: Мне повезло: я принимал активное участие в Широкинской операции. У нас были бои с применением стрелкового оружия, и улица на улицу. Правда, я не с первого дня участвовал в операции. Дело в том, что на то время я был командиром «зушки» (зенитной установки), меня отправили на учения в Харьков. Собственно, на полигоне мы узнали, что «Азов» пошел в наступление. Естественно, сразу решили, что мы должны быть с ребятами. Я знал, что «Козак» уже участвует в боях, связи с ним у меня не было, и это меня беспокоило: мне хотелось быть рядом с побратимом, чтобы знать, что с ним. Мы приехали в Мариуполь, там встретил «Мотива» – они приехали на усиление тыла. Но я сказал, что мне нужно каким-то способом попасть в Широкино. Ехала машина, которая вывозила раненых, убитых. И на ней, можно сказать, я сбежал – уехал туда. Приехал – и первый, кого я увидел, был «Козак». Для меня это было просто несказанная радость. Естественно, остался там с пацанами. Ходили по улицам, зачищали их, смотрели, где могут сидеть противники. И потом объявляют (Физрук делает паузу, выделяет следующее слово интонационно, — 048.ua)… «перемирье».

Одесские бойцы «Азова»: «Если бы дали подкрепление, после Широкино можно было дальше наступать» (ФОТО) (фото) - фото 5

Перемирие – это где-то там. Перемирие – это просто бумаги. Сколько пацанов мы потеряли в перемирие! Где это перемирие? Я в перемирие получил инвалидность. Перемирие для них, чтобы мы не открывали ответный огонь

В ночь с 14 на 15 февраля объявлено перемирие. Наступление прекратилось, уже отбивались от противника. Перемирие – это где-то там. Перемирие – это просто бумаги. Сколько пацанов мы потеряли в перемирие! Даже сейчас: все стоят на позициях, а постоянно гибнут ребята. Мы потеряли лучших! Где оно – это перемирие? Где? Я В перемирие получил инвалидность вследствие ранений. Перемирие для них, там, чтобы мы не открывали ответный огонь

«Физрук» прочувствовал условность хлипкого и иллюзорного «перемирия» на себе: в первый день объявленного мира он получил серьезные ранения, а его побратим – погиб. Давнее значение слова побратим было связано не просто с дружбой, а клятвой на крови быть верным другом и братом, не бросать в беде. Эта традиция тянется с древних времен. О верном побратимстве скифов легенды ходили среди других народов: сохранилось множество преданий о жертвах во имя побратима. Например, скиф Дандамис пришел в логово к вражескому войску, чтобы спасти своего побратима Амизока с плена; ему поставили условия – отдадим Амизока взамен на твои выколотые глаза. И Дандамис выколол себе глаза. Такая преданность настолько ужаснула врагов, что, согласно преданию, они разбежались кто куда. Верность украинских воинов-побратимов впечатляет не меньше, чем побратимство скифов.

«Физрук»: Уже после провозглашения перемирия, 15 февраля, был бой. Широкино – это обычное село. Бой был, можно сказать, улица на улицу… Я перебегал с одного места на другое, прыгнул на колено. На мне были противоосколочные очки, они чуть-чуть посунулись, и на выдохе (а это же был февраль месяц, мороз, холодно) они запотели. Я их снимаю, чтобы протереть, и в этот момент мне прилетает в голову осколок. Я себя к этому подготовил: что бы ни произошло, я не должен впадать в панику, ведь у меня заряжен автомат, боеприпасов с собой много, разного всего. Я сам достал с головы осколок, мне было уже несколько тяжело, я попросил ребят: «Разоружите меня».

Одесские бойцы «Азова»: «Если бы дали подкрепление, после Широкино можно было дальше наступать» (ФОТО) (фото) - фото 6

На тот момент «Козак» находился достаточно далеко от меня, но как только меня ранило, в какие-то секунды он примчал и был возле меня, пытался как-то успокоить, поддержать

На тот момент «Козак» находился достаточно далеко от меня, но как только меня ранило, в какие-то секунды он примчал и был возле меня. Меня разоружили, он меня положил лицом в землю, голову накрыл каской, сказал лежать: уже начался бой, нормальный такой. «Будем пытаться тебя вытягивать», – говорит мне. «Козак» понимал, что тогда во время боя не было возможности, например, закинуть меня в бронированную технику, чтобы я был в безопасности и вывезти меня. Он принял решение затянуть меня во двор – в гараже спрятать. И я там при входе лежал. И начал работать миномет. Слышу, что «ложится» все ближе и ближе. Я смирился, что либо ударит возле меня и ни что не поможет тогда, либо накроет сверху и меня присыплет. Когда услышал рядом возле себя взрыв, то первое впечатление было, что мне оторвало ногу. Было больно и непонятно: как будто все вместе – ожег, порез, удар в ногу. Боль. Но организм начал сам обезболивать, стало спокойнее. И в этот момент я увидел «Козака», лежащего возле меня. Он накрыл меня собой и спас от верной гибели. Его самого спасти не удалось…

В этот момент я увидел «Козака», лежащего возле меня. Он накрыл меня собой и спас от верной гибели

И сейчас пацаны гибнут. Я не понимаю, как до этого можно допустить? Мой товарищ не выходил с Дебальцева – он выползал с Дебальцева. В тот момент, когда у них как будто был «зеленый коридор». Он выползал просто! Говорит: все легли на землю, а должны были спокойно выходить, но они не имели права обороняться. Есть же команды «Не стрелять». Ребята на позициях – просто живые мишени, которых «накрывают». Смысл? То разрешат отстреливаться, то через пару дней опять запрещают. А если разрешают, то в случае «если есть прямая угроза жизни». Подождите! Если ты в зоне боевых действий, у тебя уже прямая угроза жизни – о чем вы говорите? И если после всего тебе таки разрешат открыть огонь, то со стрелкового оружия. Ребята, о чем вы говорите?

Одесские бойцы «Азова»: «Если бы дали подкрепление, после Широкино можно было дальше наступать» (ФОТО) (фото) - фото 7

«048.ua»: Если бы не было провозглашено перемирие, насколько наше войско готово было идти в наступление?

«Мотив»: Могли. Могли бы идти, друг друга сменять. Я был на укреплении и все это наблюдал. Есть же не только полк «Азов». Во время Широкинской операции туда прибыл «Донбасс», «Днепр-1», ДУК ПС. И, конечно же, ЗСУ. Они были немножко в шоке – не ожидали такого движа. Между собой: «Я не отдавал такой приказ, я не отдавала приказ!». Ребята, так уже все запустилось – пошли освобождать свою территорию.

Широкинская операция для чего задумывалась? Для того, чтобы отвлечь внимание, принять на себя удар, чтобы пацанов вывести с Дебальцева. Это было обговорено с Генштабом, это было утверждено. Единственное что, мы пошли внезапно

«Физрук»: Широкинская операция для чего задумывалась? Для того, чтобы отвлечь внимание, принять на себя удар, чтобы пацанов вывести с Дебальцева. Это было обговорено с Генштабом, это было утверждено. Единственное что, мы пошли внезапно. Тогда и Турчинов прилетел, начал останавливать. А если бы нас тогда не останавливали… Нам хотя бы два танка тогда! Шли бы вперед дальше.

«Мотив»: Если бы дали подкрепление, мы бы пошли дальше и дальше. Но нас, грубо говоря, бросили. Операция продолжалась 5 дней – ребята выдохлись, это понятно. Нужно было подкрепление. А вместо этого – перемирие. А значит, нам ничего не дадут. И так ничего такого особо не дают…

«Физрук»: Да нам не дали даже «заправку», не дали боеприпасы! Пацаны за свои деньги заправляли.

«Мотив»: Я прекрасно помню такой момент. Во время боя танк должен был переехать на другую сторону, а топливо закончилось – и он стал. Быстро послали машину за топливом. Деньги взяли. Нам волонтеры давали «полковые»: деньги на обмундирование, на утепление и т.п., а эти деньги приходилось тратить на топливо. Мы сами покупали топливо. Машина ехала в горячую зону за топливом, чтобы мы могли заправить танк.

Во время боя у танка топливо закончилось – он стал. И мы сами покупали топливо. Машина ехала в горячую зону за топливом, чтобы мы могли заправить танк

«048.ua»: А государство не выделяло топливо?

«Мотив»: Нет, не в том смысле…

«Физрук»: Они просто всеми правдами и неправдами пытались нас остановить тогда и не пустить дальше.

«Мотив»: Да. Вот поэтому не было никакого прикрытия, помощи. Тупо застряли там – как хотите, так и отдувайтесь. А за несколько километров от боя с техникой «прикрывали наш отход», как оказалось. Но какой отход, если планировалось наступление? Свои нюансы. Там много классных ребят-добровольцев, которые на энтузиазме воюют за свою страну. С мотивацией. Мне в какое-то мгновение казалось, что если бы сплотились все добровольческие батальоны, мы бы могли выстроиться такой себе линией, позади нас артиллерия будет «посыпать», а мы будем потихоньку сгущать и смешивать с землей.

«Физрук» и «Мотив» вернулись в Одессу уже с ранениями. Они продолжают служить Родине, но по-другому: помогают растить юное поколение в патриотическом духе. Но тыловая жизнь иногда бывает беспощадно жестокой: не многие из нас, живущих далеко от фронта, задумываемся о том, что взрывы петард или запуски салютов могут причинять кому-то дискомфорт. Не все демобилизованные военные остро реагируют на такие громкие взрывные звуки, но многим сложно первое время адаптироваться. Отнестись с уважением к потребности своих защитников – уже наш долг.

«Мотив»: Я не поддерживаю ни салюты, ни петарды. Там, где я живу, дети во дворе часто взрывают петарды – и эхо хорошее такое раздается. Это вызывает специфические ощущения. Понятно: дети играют, мирная жизнь – мы за это туда и пошли, чтобы здесь была мирная жизнь, было комфортно. Было бы хорошо, если бы салюты запретили.

Страна в войне. В замороженной или не замороженной…Но это война. У нас это должны понимать

Страна в войне. В замороженной или не замороженной…Но это война. У нас это должны понимать. Сейчас в городе много бойцов, вернувшихся оттуда. Они часто по «гражданке» одеты – так и не поймешь, что ребята в горячей точке воевали. А у бойцов петарды могут вызывать специфическую реакцию. Кто контужен, тот поймет всю боль.

Они называют себя добровольцами-романтиками, не на словах любят свою страну, просто, по-мужски проявляют свою любовь к Родине поступками. «Нас никто не звал служить. У меня вообще «белый билет» должен быть. Но иначе я не мог», — чрезвычайно просто объясняет «Мотив». Крутыми парнями ребята себя не считают – говорят, что обыкновенные. Но на самом деле все крутые ребята – простые и обыкновенные, а вот те, кто хочет казаться крутым, пытается доказать свою исключительность. И у простых, но крутых «азовцев» в Одессе еще уйма дел.


Источник: www.048.ua

...
powered by CACKLE