Судовладельцы заставляют украинских моряков перевозить наркотики

110-й месяц 26-летний украинец Денис Адубецкий находится на теплоходе «SAILDAISY» возле берегов Турции. С февраля 2015 года экипаж был брошен владельцем судна на произвол судьбы. Из-за нехватки питания и медикаментов почти все моряки покинул корабль. Адубецкому задолжали зарплату за 14 месяцев – оставить судно и добраться до Украины ему фактически не на что.

В благотворительной организации «Фонд помощи морякам «Ассоль» рассказали, что такие ситуации сейчас не редкость — в «Ассоль» обращались украинцы, служившие на кораблях, которые стоят на приколе в 20 портах мира.

«Знай» пообщался с главой фонда Анной Муруговой и узнал почему украинские моряки становятся жертвами пиратов и работодателей.

— В чем причина такого жуткого бесправья наших моряков?

— В Украине моряк — чуть ли не единственная профессия, в которой необходимо подтверждать квалификацию каждые несколько лет. Без сертификатов человек просто не выйдет в море. Переоформление стоит немалых денег. Поэтому ребята рвутся на суда, чтобы заработать и покрыть свои расходы и часто попадают на непорядочных работодателей.

Читайте также: В Ильичевске моряк спас застрявшего под кораблем котенка (видео)

А горе-судовладелец, как правило, рассчитываться не спешит, рассказывает об испытательных сроках, кормит обещаниями. Так моряк оказывается заложником ситуации. Мы в фонде уже составили список недобросовестных компаний и судовладельцев, даем советы морякам, на что обращать внимание перед подписанием контракта.

— В ситуации с Денисом Адубецким какой есть выход?

— Турецкая компании «Sailtrade» (она же «KENT SHIPPING»), которой принадлежит судно, уже давно в «черном списке». С февраля экипаж теплохода практически брошен у берегов турецкой Тузлы — на борту осталось два человека – кок-украинец и механик-россиянин. Условия ужасные – нет электричества, запасов еды, питьевой воды. Из-за этого здоровье многих членов экипажа подорвано – к примеру, боцман судна лежит в турецкой больнице с инфарктом. Но от работодателя наши ребята медицинской помощи не дождались. Кок Денис находится на судне. Мы постоянно поддерживаем с ним связь. Парень заручился поддержкой турецких юристов и не оставляет надежды получить свою зарплату за14 месяцев. Боцману помогает украинское консульство в Стамбуле.

Я не удивляюсь ситуации с компанией «KENT SHIPPING» — к нам неоднократно обращались моряки с проблемами, которые работали на их судах.

— На кого можно рассчитывать, если моряк оказался в беде?

— Для каждого случая – свой алгоритм. Мы сотрудничаем с Министерством иностранных дел, международными морскими организациями, юристами и СМИ многих стран. Морское братство не имеет национальностей.

— Каков самый долгий срок пребывания моряков в «плену» у работодателя?

— В 2009 году у берегов Ливии было арестовали судно с украинскими моряками. Они три года ждали своей зарплаты, но вернулись ни с чем. Один из них рассказал впоследствии, что был близок к самоубийству. Он не видел семью три года. Приехал ни с чем. Ему было стыдно выйти с ребенком погулять – не мог позволить купить даже конфету.

— Украинцы обратили внимание на международное пиратство только тогда, когда наше судно «Фаина» оказалось захвачено сомалийскими пиратами. Как ведут себя пираты сегодня?

— Отмечу положительную тенденцию – за последние два года морское пиратство пошло на спад. Но в то же время, если раньше говорили о сомалийском, то сейчас все больше о нигерийском пиратстве. Эти корсары страшны тем, что нападают на судно ночью, грабят по максимуму – забирают груз, сливают топливо, не брезгуют личными вещами моряков, экипаж могут взять в заложники.

— Как возникла идея сформировать фонд, который помогал бы морякам?

— Мой муж – моряк. В 2009 году в Индийском океане было захвачено судно «Ариана» с 24 украинцами на борту. Среди них оказался и супруг. Благодаря тому, что родственники сплотились и написали свыше 800 обращений во все инстанции, нам удалось вернуть наших мужей и сыновей домой. После этого решили, что наш опыт может пригодится, поэтому и создали фонд, который помогал бы морякам, их родственникам в случаях форс-мажорных обстоятельств.

— Но разве не государство должно приходить на помощь своим гражданам в критической ситуации?

— Украина каждый год выпускает из учебных заведений порядка 100 тысяч специалистов морского дела! А вот государственной программы по правовой защите моряков нет!

— Неужели для всех 100 тысяч находится работа?

Читайте также: В Ливии похитили сотрудников сербского посольства

— К сожалению, у нас нет. Украине досталось самое большое пароходство после распада Советского Союза – 357 судов. Но почти все они со временем были арестованы и проданы за долги Черноморского пароходства. Сейчас у нас работает Дунайское пароходство и несколько небольших частных компаний. Трудоустроить всех специалистов они не могут. Поэтому украинские моряки вынуждены искать работу у чужих работодателе и ходить под чужими флагами.

— Были ли в вашей практике истории, которые запомнились больше всего?

— Каждое обращение к нам — это человеческая боль и трагедия. Я дружу с капитаном Сергеем Масленниковым. В 2003 году его и экипаж подставили. Судно следовало из Африки в Испанию и, как потом оказалось, им тайком загрузили крупную партию наркотиков. Почти 10 лет он провел в тюрьмах Африки и Испании. У него развился рак горла. Прямо в тюрьме моряку сделали операцию и провели курс лечения. Но капитан не сломался. В Украине его ждала супруга Инна, которая ни на минуту не оставляла попыток спасти супруга. Все это время Масленников находился под следствием. От экстрадиции в Украину отказался — экстрадировать могут только преступников, а он себя таковым не признал. Только в 2013 году мы смогли его вернуть. Сейчас он снова на капитанском мостике.

После этой истории, я всегда обнадеживаю родственников, что только любовь здесь, на берегу может спасти моряка, помочь ему вернуться домой, если случилась беда.

Алена Вовченко
...
powered by CACKLE